Жанр: Современные Любовные Романы » Лаура Дэниелз » Свет любимых глаз (страница 18)


9

Дальнейшее было похоже на сказку. Люччи нежилась в объятиях Арни, воспринимая это как награду за долгие годы, которые они провели врозь. Как она истосковалась по нему! Именно по Арни, а не по мужской ласке, хотя отчасти было справедливо и это.

Она словно плыла в теплом ласковом потоке, омываемая волнами наслаждения. Ее тело будто потеряло половину веса, и это тоже было приятно.

Блаженно вздохнув, она прошептала:

— Ах, дорогой, как давно мы не… — Фраза осталась незавершенной, потому что Люччи осеклась и с опаской взглянула на Арни, испугавшись, что сболтнула лишнее.

Но тот лишь рассмеялся и на миг крепче прижал ее к себе.

— Я никогда не забывал, какая ты притягательная, — едва слышно слетело с его губ.

В следующую минуту он возобновил ласки, и Люччи вновь словно поплыла куда-то, погрузившись в быстро сменявшие друг друга оттенки чувственного удовольствия. Ее грудь налилась, и это ощущение, несмотря на всю его приятность, порождало нетерпение — ведь до сих пор Арни целовал плечи, шею, горло Люччи, но не грудь. И не соски, которые уже давно сжались в горошины, будто предвкушая сладостный момент, когда их втянут в рот.

— Арни! — с мольбой простонала она.

— Мм? — отозвался он, продолжая мять губами мочку ее уха.

— Я хочу большего!

Он отреагировал не сразу, да и потом ответил не словами, а действием: не касаясь груди, переместил руку вниз, нежно погладил живот Люччи, а потом скользнул пальцами между ног.

Она ожидала иного и от неожиданности воскликнула:

— Ах, дорогой!

— Угу… — произнес он, не прерывая ласк. — Что ты хотела сказать? Что тебе не нравится?

— Я… — Люччи уже забыла, что собиралась сказать. Волны блаженства накатывали на нее с все большей силой.

— Да? — поощрительно обронил Арни, ритмично надавливая пальцами на самую чувствительную точку женского тела.

— О, продолжай… — простонала Люччи, каждая клеточка тела которой трепетала под воздействием идущих откуда-то из глубины страстных импульсов.

И Арни выполнил ее просьбу. Со всем искусством, каким обладал.

Спустя некоторое время он хрипло прошептал, обжигая Люччи дыханием:

— Ты сводишь меня с ума! Это как наркотик… Аромат твоей кожи пьянит меня сильней вина, а ее вкус…

Арни умолк, и через мгновение Люччи ощутила прикосновение к своему плечу горячего влажного языка. Неожиданным образом это усилило ее дрожь.

— Ты мое несчастье, наваждение всей моей жизни, — услышала она словно сквозь толстый слой ваты, которой, разумеется, в действительности не было, просто так действовало на ее слух предельно усилившееся чувственное напряжение — от него закладывало уши.

— Арни…

Он чуть переместился, надвинувшись на Люччи всем корпусом, и покрывающие его мускулистый торс волоски защекотали ее напряженные соски. В этот момент она испытала ни с чем не сравнимое изысканное ощущение, причем Арни ни на мгновение не прекращал нежно массировать интимный участок между ее ног.

— Мне безумно хочется целовать тебя, — прошептал он и словно в подтверждение своих слов тут же прильнул к губам Люччи.

Она обняла его, впустила в рот язык и принялась играть с ним, едва слышно постанывая от удовольствия. Так продолжалось долго — пока хватило дыхания.

— Почему… — сдавленно произнес Арни, чуть отстранившись и глядя на нее сверху вниз, — только с тобой я во всей полноте чувствую себя мужчиной? Чем ты меня околдовала?

Как ни велико было возбуждение Люччи, все же она тихонько рассмеялась, услышав эти слова.

— Я не занимаюсь магией. Но если то, что ты говоришь, правда, то как ты мог сказать другое — что я тебе больше не нужна?

Он на миг замер, повисла пауза, и Люччи пожалела, что решилась на этот разговор, да еще в такую минуту! Но тут Арни негромко произнес:

— Единственно под влиянием момента, сама знаешь какого…

Он настолько владел собой, что его ласкающая рука даже не сбилась с ритма.

— Да… — выдохнула Люччи, начиная извиваться под ним, потому что выдерживать напор страсти становилось все труднее. Однако, сделав над собой усилие, она спросила: — Выходит, у тебя были другие женщины?

Арни был занят тем, что покрывал частыми поцелуями ее подбородок.

— Что же тут удивительного? Ведь ты кое-что позволила себе. После этого я счел себя вправе последовать твоему примеру.

— А, понимаю… — прерывисто произнесла Люччи. — Ты пытался найти мне замену…

Вновь немного помолчав, он обронил:

— По-моему, вполне естественное желание…

Люччи прикусила губу, однако не успела еще расстроиться по-настоящему, как Арни добавил:

— Впрочем, неосуществимое.

По ее лицу скользнула — к счастью, невидимая в темноте — победная улыбка.

— Вот как?

— Да. К моему несчастью, вскоре выяснилось, что ты незаменима.

С губ Люччи слетел вздох.

Как, должно быть, он мучается от того, что не сумел сдержаться и осуществить намерение просто полежать со мной в одной постели! — промчалось в ее голове. Вероятно, ощущение собственной беспомощности в этом вопросе для него унизительно. Ведь он уверен, что я изменила ему.

И все же она не удержалась от колкости.

— Мне жаль, что твои усилия пропали зря!

Арни до боли стиснул свободной рукой ее плечо.

— Не дразни меня! Ты не представляешь, чем были для меня все эти годы.

— Дорогой…

Но он прервал ее.

— Давай не будем разговаривать! — хрипло вырвалось у него. — Я хочу тебя…

И, не давая Люччи опомниться, он прильнул к ее губам в поцелуе настолько жадном, будто ему

хотелось здесь и сейчас вобрать в себя эту женщину, чтобы больше уже никогда не разлучаться с ней. Вероятно, в глубине души он продолжал любить Люччи, хотя, наверное, не признавался в этом даже самому себе. Ложь, в которую он поверил, мешала ему это сделать.

Потом вдруг что-то переменилось: Арни убрал руку, которой все это время ласкал Люччи между ног, и она поняла, что заветный момент настал. От осознания этого ее сладострастная дрожь усилилась. Арни столь искусно подвел ее к кульминации, что завершающей вспышки наслаждения она могла ожидать в любую минуту. Ему осталось лишь войти в нее.

Что он и сделал, властно раздвинув бедрами ноги Люччи. И как она ни ждала этого мгновения, все равно из ее груди вырвался вскрик.

На Арни он произвел такое впечатление, что он на секунду напряженно застыл, упершись локтями в постель, будто опасаясь не сдержаться в самый неподходящий момент, когда восхождение к кульминации только начиналось.

Затем Люччи издала новый звук — на сей раз нетерпеливый, — и Арни одним мощным движением продвинулся до конца.

Всецело отдавшись власти человека, которого все еще продолжала любить, Люччи упивалась восхитительным ощущением цельности, которое порождала наполнившая ее твердая мужская плоть. Каждое мгновение казалось ей сказочным, и она делала все от нее зависящее, чтобы продлить волшебство, удержать своего возлюбленного в себе.

Ладони Люччи блуждали по сильным плечам и широкой спине Арни, и она физически ощущала, как накапливается, ищет выхода чувственное напряжение, которое привело его в эту постель и с которым он не смог совладать. В какой-то момент оно достигло пика, и движения Арни приобрели хаотичный оттенок. Затем он судорожно изогнулся, хрипло вскрикнул… и в эту минуту Люччи тоже испытала несколько мощных спазмов, которые потрясли ее всю, вознеся к вершинам блаженства…

Придя в себя после испытанного несколько минут назад удовольствия, Арни не задержался в постели. Люччи же по-прежнему лежала, глядя, как он одевается при свете ночника. Выводы, последовавшие за этим наблюдением, были неутешительными: судя по резкости и нетерпеливости движений Арни, он был недоволен собой.

— Вижу, ты уже жалеешь, что решил навестить меня здесь, — обронила Люччи, почти не испытывая досады.

Разумеется, — проворчал он, не глядя на нее. — Строго говоря, мне бы не следовало с тобой нежничать. Она усмехнулась.

— Твоей прямолинейности можно позавидовать. Даже ради простой вежливости ты не хочешь кривить душой.

Арни проворчал что-то маловразумительное, застегивая пряжку на брючном ремне.

— Не забывай, я была против того, чтобы ты ложился со мной в постель, — напомнила Люччи, втайне удивляясь собственному спокойствию. Неужели до сих пор сказывается действие того препарата, который врач вколол мне не без помощи Арни? — промелькнуло в ее голове.

— Я тебя и не виню, — буркнул он. — Ты не можешь нести ответственность за свое… очарование. — Последнее слово он произнес через силу, так не хотелось ему признавать свое бессилие перед женскими чарами Люччи. Кроме того, Арни избегал смотреть на нее, словно опасаясь, что ее нагота соблазнит его махнуть рукой на остатки принципиальности и вернуться в постель. — Ты в порядке? — хмуро спросил он. — Ничего, если я оставлю тебя одну?

Люччи вновь саркастически усмехнулась.

— Какая заботливость, подумать только! Будто и не ты четыре года назад выдворил меня из дома и из своей жизни. А сейчас играешь в любезность…

— Я даже не думал ни во что играть! — с оттенком раздражения парировал он. — Кстати, если бы ты не давала повода, тебя не понадобилось бы выдворять. Что же касается текущего момента, то сейчас особая ситуация, тебе может понадобиться помощь, ну и тому подобное…

— Ты уже достаточно помог мне, благодарю. — Люччи выразительно потерла ладонью место, куда ранее был сделан укол.

Арни наконец посмотрел на нее, но тут же отвел взгляд.

— По-моему, средство пошло тебе на пользу.

— Как бы то ни было, можешь не волноваться, — сказала она. — В случае чего я уж как-нибудь справлюсь сама. Не забывай, что почти четыре года я обходилась без твоей помощи. — Сейчас он напомнит про деньги, которые переводил на мой счет все это время, тут же подумала Люччи, однако Арни промолчал. — Словом, ступай к своим парням. Может, те сообщат что-то новенькое об Элси… — Последнюю фразу она произнесла без всякой надежды, просто видно было, что Арни не терпится уйти. Но, к ее удивлению, он задержался.

— Не хочешь ли ты сказать, что тебе понравилось одиночество? Прежде ты, помнится, жаловалась на него, когда я говорил, что мне нужно уехать по делам.

— С равным успехом я могла бы пожаловаться на одиночество и в те дни, когда ты находился дома.

Брови Арни удивленно поползли вверх.

— То есть как это? Ведь я был с тобой? Она пожала плечами.

— Да, формально. А в действительности с тобой даже поговорить как следует невозможно было.

Вот как? Это для меня новость. Но если так, почему ты заявляешь об этом только сейчас? Почему ни словом не обмолвилась тогда? Игнорируя свою наготу, Люччи села на кровати и сокрушенно покачала головой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать