Жанр: Современные Любовные Романы » Лаура Дэниелз » Свет любимых глаз (страница 23)


— Не про бизнес речь. Твоя вина заключается в том, что ты не захотел выслушать меня, когда я умоляла тебя об этом. Твое «эго» не позволило тебе этого сделать. Как же, ведь ты все увидел собственными глазами! Зачем после этого опускаться до объяснений с провинившейся женой? С якобы провинившейся, потому что в действительности все это было подстроено Бертой. Кстати, надо отдать ей должное, она хорошо тебя знает, иначе ей не удалось бы использовать твои слабости.

— Против меня же? — насмешливо обронил Арни.

— В конечном итоге да, хотя, судя по всему, Берта этого или не понимает, или не желает понимать.

— У тебя буйная фантазия.

А у тебя слишком высок уровень самоуверенности. Ты слушаешь только себя. Да еще разве что Берту.

— Ты считаешь меня самоуверенным потому, что я не верю заведомой лжи? — Сарказму в тоне Арни не было границ.

Люччи раздраженно дернула плечом.

— Сколько можно повторять, я никогда не обманывала тебя!

— Иными словами, страстный поцелуй с посторонним мужчиной в уединенном уголке сада, среди зелени и цветов, с твоей точки зрения, не считается изменой?

— Если бы я хотела этого, то да, — согласилась она, подумав, что со стороны вся сцена, должно быть, выглядела довольно романтично. — Но я понятия не имела, что «племянник» Берты собирается меня поцеловать.

— Тем не менее от поцелуя не отказалась.

У меня просто не было такой возможности. Если бы тебя схватили в охапку и, можно сказать, заткнули рот поцелуем, ты тоже ничего не смог бы поделать. Кроме того, учти, что сил у меня заведомо меньше, чем у любого мужчины. — Люччи на миг умолкла. — Собственно, я не понимаю, зачем мы обо всем этом говорим. Если бы ты соизволил выслушать меня четыре года назад, тогда другое дело, а сейчас подобное обсуждение бессмысленно. Время ушло, все изменилось, включая меня саму, так что давай оставим бесполезную болтовню. Понимаешь, мне сейчас глубоко безразлично, что ты думаешь по поводу той давней истории. Самое важное для меня в настоящее время — Элси. Она — единственный предмет моих забот и тревог. На ней сосредоточены все мои мысли, а вовсе не на наших с тобой отношениях. И еще мне необходимо понять, что затеяла Берта. Почему наняла агента для слежки за мной. И зачем ей понадобилось похищать Элси. Тут Арни вновь нетерпеливо пошевелился в кресле.

— Берта не собиралась похищать твою дочь. Это вышло случайно. Наоборот, тот человек, Шон Уотер, в каком-то смысле спас твою дочь. Если бы он не следил за вами и если бы его не оказалось рядом, кто знает, чем завершилась бы вся история. Ведь, выбравшись из твоего автомобиля там, на трассе, Элси очутилась почти по шею в воде. В той кутерьме ее запросто могло смыть потоком и унести куда-нибудь. Так что нечего обвинять Берту, ты сама допустила оплошность, оставив малышку одну в салоне своего «ауди», по сути предоставив самой себе.

— Предоставив возможность ее похитить, — парировала Люччи.

Арни ответил ей тяжелым взглядом.

— Повторяю, у Берты не было намерения похитить твою дочь. Очень скоро ты сама это поймешь. И тогда тебе придется извиниться за все, что ты здесь наговорила. Ясно?

Мне ясно то, что ты по-прежнему ничего не понимаешь, промчалось в голове Люччи. Можешь боготворить свою мамашу и дальше, а я знаю, что эта неугомонная ведьма плетет какую-то интригу. И мне нужно во что бы то ни стало проникнуть в самую глубину ее тайных замыслов.

Для приземления персональному самолету Арнольда Кауфмана выделили специальную посадочную полосу, которую никогда не занимали обычные лайнеры.

— Пора, — сказал Арни, когда на специальном табло загорелось сообщение пилота о том, что посадка завершена.

От волнения у Люччи сжалось сердце. Скоро она обнимет свою малышку! Жаль только, что произойдет это во враждебном окружении.

Пока спускались по трапу, Арни придерживал ее за талию — как будто небрежно, но в то же время очень интимно. Это был жест собственника. И самое неприятное, что он ощутимо действовал на Люччи. Вернее, ей как раз было очень приятно — в том-то и таилась опасность.

Я не должна допустить, чтобы Арни влиял на меня через мою же собственную чувственность. Мне следует оставаться твердой при любых обстоятельствах, — особенно сейчас, когда я окажусь в осином гнезде! — потому что речь идет о моей дочери.

Но эти мысли находились, так сказать, на поверхности, а в глубине души Люччи вовсе не испытывала решимости. Разгадка подобной двойственности была проста: телом она вновь принадлежала Арни. Плоть сама все решила за нее, так как простая истина свидетельствовала о том, что они являются не просто мужем и женой — пусть даже разлученными в силу обстоятельств, — но идеальными любовниками.

Ранее Люччи намекнула Арни, что тот истосковался по женской ласке, однако сейчас чувствовала, что и сама точно так же нуждается в мужской. Это казалось унизительным. Действительно, разве можно оставаться так крепко привязанной в физическом смысле к человеку, который некогда не просто отверг тебя, но выбрал для этого самую жестокую форму, заставив страдать и, по-видимому, испытывая от этого удовольствие.


Как

ехали из аэропорта в Сан-Паоло, Люччи почти не запомнила. Всю дорогу она сосредоточенно размышляла о кознях Берты, пытаясь понять, чего та добивается, и готовилась к минуте, когда увидит Элси.

Арни тоже молчал, поглядывая в окошко. Вероятно, и в его голове вертелись мысли, но к чему они относились, трудно было определить.

Правду сказать, Люччи несколько раздражало его близкое присутствие. Она и так нервничает в ожидании встречи с Элси и Бертой, а тут еще он сидит рядом, касаясь ее бедром и пробуждая неуместные желания!

Наконец, пройдя Сан-Паоло насквозь, автомобиль, в котором они ехали, свернул на узкую частную дорогу. Вскоре за старыми высокими кипарисами показалась вилла. За ней поблескивал под солнцем синий океан.

Покинув салон автомобиля, Люччи будто окунулась в ароматы цветов и вечнозеленых растений, которых тут было в избытке. К сожалению, все это великолепие являлось лишь контрастом для плетущихся за стенами виллы интриг. Люччи остро чувствовала притаившуюся среди здешних красот опасность и внутренне готовилась к встрече с ней.

Но, разумеется, больше всего ее интересовало, где находится Элси. Ничего, что напоминало бы о малышке, заметно не было.

Люччи подняла взгляд на Арни.

— Где она?

— Э-э… — протянул он, не зная что сказать, затем добавил, увидев вышедшую на крыльцо женщину: — Кажется, сейчас нам расскажут. Это Труда, экономка, она должна все знать.

— Здравствуйте. Добро пожаловать. Фрау Берта ждет вас, — несколько монотонно произнесла та.

— А где она находится? — спросил Арни.

— Где Элси?! — выпалила Люччи почти одновременно с ним.

Труда поочередно взглянула на них и ответила в порядке поступления вопросов:

— Фрау Берта находится на террасе. Девочка — там же, с ней.

С ней! — вспыхнуло в мозгу Люччи. Элси с Бертой?!

Она почувствовала приближение паники. Больше всего на свете ей захотелось взять свою дочку и поскорей убраться отсюда, из этого благоухающего цветочными ароматами змеиного заповедника.

— Как пройти на террасу? — быстро спросила она, в упор глядя на Труду.

— Можно через гостиную, — удивленно ответила та. — А можно…

— Я покажу, — вмешался Арни. — Идем.

Последнее было предназначено для Люччи.

Взяв ее под локоть, он повел ее вокруг дома, через сад и живописную лужайку, одним краем упиравшуюся в каменную ограду.

Свернув за угол виллы, Арни заметно замедлил шаг, будто его тоже волновала предстоящая встреча. Люччи же, наоборот, рвалась вперед, так что он машинально придерживал ее. Однако потом и она пошла медленнее, вспомнив, что увидит не одну только Элси.

Но заметила Люччи малышку не сразу. Сначала ее взгляд остановился на куполе большого оранжевого солнцезащитного зонта, возвышавшегося над растущими в кадках миртовыми деревцами, и лишь потом она увидела шезлонг, на котором, удобно вытянув ноги, лицом к морю сидела сухопарая дама с обесцвеченными специальным средством волосами.

Берта! Люччи узнала бы ее из тысячи других женщин. Кроме того, она почти совсем не изменилась — может, лишь больше похудела.

Однако не Берта потрясла Люччи: на коленях той, обнимая одной рукой за шею, сидела и преспокойно лопотала что-то Элси!

Эта совершенно нереальная, с точки зрения Люччи, картина потрясла ее до глубины души. Элси запросто общается с женщиной, которая ненавидит их обеих — и саму малышку, и ее мать!

С тем же успехом можно было вообразить Элси играющей с дюжиной скорпионов, парочкой гремучих змей и десятком тарантулов…

Пока в мозгу Люччи проплывало это сравнение, Берта, спиной почувствовав направленные на нее взгляды, обернулась. Увидев невестку, она непроизвольно сделала такое движение, будто хотела заслонить собой Элси.

И тем самым выдала себя с головой. Одного этого жеста было достаточно, чтобы Люччи поняла: никакая это не случайность, Берта давно задумала завладеть Элси. Той понадобилась внучка!

Она одна знает правду, вертелось в голове Люччи, пока она наблюдала за происходящим.

Однако в следующую минуту все разительно переменилось, потому что, заметив, что ее не слушают, Элси тоже обернулась. При виде матери она звонко и радостно воскликнула, слезая с колен Берты:

— Мамочка! Наконец-то ты нашлась!

Сердце Люччи на миг будто остановилось.

Затем она двинулась навстречу дочурке.

— Элзи, Элзи! Куда ты? — запоздало крикнула Берта, переиначивая имя девочки по-своему, на немецкий лад.

Малышка не обратила на ее возглас никакого внимания. Переступая через разбросанные на плитках террасы многочисленные игрушки, она побежала вперед и бросилась в объятия наклонившейся Люччи. Та подхватила ее, подняла и прижалась щекой к личику.

— Маленькая моя! Наконец-то!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать