Жанр: Исторические Любовные Романы » Маргарет Пембертон » Цветок на ветру (страница 28)


Оливия словно со стороны услышала собственный стон и покачнулась, теряя сознание. Твердая рука удержала ее. Он смотрел сверху вниз, тяжело дыша. Глаза горели, как уголья.

– Я вернусь, – хрипло пообещал Льюис, вонзая каблуки в бока жеребца.

– Льюис, пожалуйста! – вскрикнула она, понимая, что он сейчас уедет, и, хватаясь за поводья. – Выслушайте меня! Всего одну минуту!

Она скорее почувствовала, чем увидела, как напряглись его мышцы. Льюис вопросительно уставился на нее.

– Филипп угрожал убить вас, – пробормотала она. Слова застревали в пересохшем горле.

Он вскинул голову, и жар в глазах медленно погас, сменившись выражением, заставившим ее выпустить поводья и отступить.

– Счастлив, что вы напомнили мне о месье Казаноффе, – холодно вымолвил он. – По-видимому мне грозила опасность забыть о нем. Прощайте, мисс Харленд.

Ни разу не оглянувшись, он помчался в западную часть города. К англиканской миссии.

Оливия долго смотрела ему вслед, прежде чем прижать руку ко рту. Ее трясло, как от озноба.

– Мисси! Что с вами, мисси?

Дети смотрели на нее огромными глазами. При появлении Льюиса они бросились врассыпную, но теперь снова испуганно жались к Оливии.

– В-все хорошо, – с трудом ответила она. – Смотрите, отсюда видны стены посольства. Идти осталось совсем недалеко. Крепче держитесь за руки.

Но лучше ей не стало. Наоборот, дрожь еще больше усилилась. На какой-то момент она забыла обо всем и обо всех, кроме Льюиса Синклера. И полностью капитулировала перед ним и своими чувствами. А он отверг ее. Ледяное безразличие так быстро сменило жар желания, пылавший в его глазах, что даже сейчас она не верила тому, что произошло.

Оливия прижала ладонь к горящим губам. Лучше бы они не встречались. Лучше бы она никогда не знала Льюиса. Лучше бы сердце продолжало биться ровно и так и не познало неистовства страсти.

Пыль поднятая копытами его коня, улеглась. Он исчез, а ей остались одни воспоминания.

Немного придя в себя, Оливия повела своих подопечных к посольству.

Вокруг здания толпилось так много людей, что она на секунду растерялась. Большие беседки были завалены вещами тех, кто нашел убежище в посольстве. Стайки слуг-китайцев сновали взад-вперед, разгружая тачки, нагруженные мебелью и домашней утварью. Пышногрудая бельгийка командовала дюжиной кули, вносивших в посольство комод и туалетный столик красного дерева.

На газонах стояли ящики с провизией. Какой контраст с драгоценным запасом риса в англиканской миссии! Оба бакалейных магазина в посольском квартале буквально опустошили, и теперь на газонах громоздились банки консервированной семги, икры и заливных цыплят. Коровы бродили рядом с ящиками с шампанским, а небольшая отара овец паслась там, где когда-то устраивались пикники.

Оливия стала пробираться к дверям. Со всех сторон слышалась французская, бельгийская и русская речь.

– Оливия! Слава Богу! Летиция чуть с ума не сошла от тревоги за вас! – прогремела леди Гленкарти, великолепная в своем пурпурном шелке. Оглядев детей, она властно спросила: – Где сестра Анжелика?

– Отказывается покидать миссию, – пояснила Оливия, с удивлением сознавая, что рада видеть леди Гленкарти.

Ноздри почтенной дамы гневно раздулись. Губы сжались в тонкую нить.

– Глупая женщина, – проворчала она. – Эти дети голодны?

– Конечно.

– Давайте их покормим.

Одним движением руки она смела с дороги сначала престарелого русского, потом стайку растерявшихся дипломатов и с поистине королевским величием повела Оливию и ребятишек через толпу с легкостью Моисея, разделившего воды Красного моря.

– Что здесь происходит? – спросила Оливия. – Неужели здесь уместился весь посольский квартал?

– Почти, – сухо обронила леди Гленкарти. – Это самое просторное здание, и над ним не нависает стена Татарского города. Но это не означает, что мы в полной безопасности. Остальные посольства будут держаться сколько возможно, но если положение станет безвыходным, все придут сюда.

В холле их окружила толпа кули, тащивших ящики с провизией.

– Сплошной хаос, – злобно фыркнула леди Гленкарти. – Леди Макдоналд сделала все, чтобы люди каждой национальности селились вместе. В конюшне полно норвежцев, русские заняли одну из хозяйственных построек, а миссионеры и дети, эвакуировавшиеся из американской миссии, устроили лагерь в церкви. Думаю, туда же нужно перевести ваших сорванцов, хотя там и так полно народу.

– Сейчас появятся еще две группы, – сообщила Оливия, когда они втиснулись в узкий коридор. – Сейчас доктор Синклер провожает их сюда.

– Ему стоит поспешить, – мрачно объявила леди Гленкарти. – Срок нашего ультиматума истекает в четыре часа дня.

Оливия поймала ее руку. Леди Гленкарти остановилась и раздраженно взглянула на нее.

– К-какой ультиматум? – охнула Оливия, едва слыша себя за стуком крови в ушах.

– Я думала, вы все знаете и именно поэтому покинули миссию.

– Все эти дни мы не получали новостей, если не считать сообщения о пожаре на ипподроме. Я пришла, когда стало очевидным, что никаких солдат нам не пришлют, а «боксеры» уже поджигали и грабили дома на соседних улицах.

Тяжелые черты лица леди Гленкарти словно окаменели.

– Вчера императрица прислала ультиматум. Там сказано, что Китай больше не может нас защищать и мы должны делать это сами, покинув город до четырёх часов этого дня.

– Но она вообще не собиралась нас защищать! – возмутилась

Оливия. – И как мы можем покинуть город, когда вся округа кишит «боксерами», которые только и ждут подходящего момента, чтобы перерезать всех нас!

– Не можем, – согласилась леди Гленкарти. – Хотя, когда прибыл гонец с ультиматумом, нашлись такие, кто был достаточно глуп, чтобы поверить, будто она даст нам охрану для свободного проезда по стране.

– В городе так много миссионеров и дипломатов, что необходимые для перевозки тележки вытянутся на целую милю! – резко бросила Оливия. – Это просто невозможно! Какой ответ дал императрице дипломатический корпус?

– Было решено, что немецкий посланник, барон фон Кеттелер, сегодня утром побеседует с министрами императрицы.

Она осеклась. И Оливия заметила, что ее лицо под толстым слоем пудры приобрело серый оттенок.

– Что случилось? – охнула девушка.

– Он оставил посольский квартал в носилках, снабженных флажками и эмблемами, которые указывали на его официальный статус, и с двумя конными охранниками-китайцами. Через четверть часа охранники примчались назад с известием, что его убили. Убийцей был маньчжурский солдат в мундире. С тех пор все разговоры об отъезде из города прекратились. Все толкуют только о том, как бы защитить посольский квартал до прибытия подмоги.

– А войска? Уже идут? – с надеждой спросила Оливия.

– За ними послали, но никто не знает, когда они прибудут. Сами знаете: ни телеграфа, ни железных дорог. Сэр Клод посоветовал приготовиться к осаде, которая может длиться неделями, если не месяцами.

Они снова стали проталкиваться вперед по шумному, тесному коридору. Оливия подумала о сотнях новообращенных, заполонивших двор и сады посольства. О десятках миссионеров, прибывших в город. О дипломатах, их семьях и слугах.

– Кому-нибудь известно, на сколько хватит запасов еды и воды?

Леди Гленкарти покачала головой:

– Невозможно сказать. Мы даже не знаем, сколько человек нашли здесь убежище. В бакалейных магазинах остались только пустые полки, а «Отель де Пекин» снабдил нас бесчисленным количеством ящиков с шампанским. Если вода закончится, мы устроим грандиозный праздник.

Они остановились у входа в бывшую игорную комнату, превращенную в импровизированную столовую.

– Я позабочусь о том, чтобы детей накормили и отправили в церковь. Комнаты ваших родных находятся в глубине здания, – сказала леди Гленкарти и, помедлив, мрачно изрекла: – Сестре Анжелике следовало пойти с вами. У нее нет никаких шансов выжить в той части города. Ни малейших.

Глаза грозной дамы подозрительно блестели.

Повернувшись, она вошла в столовую. Дети потянулись за ней.

Оливия обошла группу солдат, удивляясь про себя, как изменилась леди Гленкарти. Даже Льюис поразился бы ее сочувствию к сестре Анжелике.

Льюис. Разве можно не думать о нем?

Оливия безжалостно вонзила ногти в ладони.

Он – в ее крови, в душе и сердце…

Она с отчаянием поняла, что никогда не освободится от Льюиса.

Взбегая по лестнице и сворачивая в коридор, ведущий в глубь здания, она гадала, действительно ли Жемчужная Луна и Рори сейчас находятся в церкви вместе с американскими миссионерами и китайскими новообращенными.

Она решила, что, как только повидается с тетей и дядей, узнает, где сейчас Рори и его мать, достаточно ли у лих еды и есть ли спальные места.

Ее снова охватил озноб. Судьба поистине жестока. Она не собиралась знакомиться с женщиной, которой так завидовала, и все же выхода не было. Она должна убедиться в том, что о жене и ребенке Льюиса позаботились. Это самое малое, что она может сделать для человека, которого любит.

Дверь в комнату тетки была приоткрыта, и Оливия услышала, как она жалобно спрашивает, скоро ли можно будет покинуть город.

Девушка нетерпеливо вздохнула. Жаль, что опасность не подействовала на тетю Летицию так положительно, как на леди Гленкарти.

Увидев племянницу, тетушка потрясенно вскрикнула:

– Оливия! Это ты? Как ты могла сотворить такое? Мои несчастные нервы! Они не выдержат твоих проделок! Уильям, скорее иди сюда! Оливия вернулась!

Она принялась целовать и обнимать свою любимицу.

– Каково положение в Татарском городе? – мрачно спросил дядя.

– Ужасное, – вздохнула Оливия. – Весь Торговый квартал сожжен, банды «боксеров» грабят, жгут и убивают, и нигде не найти спасения.

– Ты слышала об ультиматуме?

Оливия кивнула:

– Леди Гленкарти мне рассказала.

– Дела наши плохи. Мы не знаем, идут ли сюда войска и какое сопротивление встречают но пути. У нас нет тяжелой артиллерии и очень мало боеприпасов.

– И беженцы! – раздраженно выкрикнула Легация. – Ты видела, сколько их?! И всех нужно кормить! Не знаю, как мы справимся! Уверена, дело кончится тем, что нам придется есть лошадей!

– Помолчи, Летиция, – урезонил муж. – Пусть Оливия расскажет, что творится в миссии.

– Сестра Анжелика отказывается уходить оттуда, – коротко объяснила она. – Доктор Синклер пообещал привести оставшихся детей в посольство.

– Льюис Синклер?

Летиция Харленд побелела как полотно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать