Жанр: Иронический Детектив » Ирина Волкова » Я, Хмелевская и труп (страница 16)


— Нет. Не сейчас, — сказал Бобчик. — Извините, что отнял у вас столько времени. Мне действительно пора.

Не успел затихнуть вдали шум его джипа, как снова зазвонил телефон. Я посмотрела на него, как на гремучую змею. Не знаю, почему, но я была уверена, что речь опять пойдет об убийстве.

— Ну как, нашла свой труп? — послышался веселый голос Лены, переводчицы, муж которой собирался стать отшельником в Гималаях.

— Я не могу найти мой труп, — заметила я, — если, конечно, не превращусь в привидение.

— Да нет, я имею в виду, что неделю назад ты мечтала наткнуться на чей-нибудь труп, чтобы расследовать преступление и написать гениальный детектив.

— Лучше не напоминай, — недовольно сказала я, но Лена не обратила внимания на мрачные интонации моего голоса.

— А я вот наткнулась на труп, — еще более радостно сообщила она. — Конечно, в переносном смысле, но дело действительно более, чем таинственное. Ты знаешь, что такое «матаморос»?

— Убей мавров, — перевела я. — А при чем тут мавры? Их и из Испании-то несколько столетий назад выгнали, а в России и просто не найдешь. Так что лучше не говори мне, что где-то откопала мертвого мавра.

— Убей мавров? — переспросила Лена. — Так это по-испански? А я уж думала, что это какое-либо кодовое слово или название террористической организации.

— Может, ты мне все толком объяснишь? — предложила я. — А то какие-то трупы в переносном смысле, мавров собираешься убивать. Может, тебе вместо переводов тоже имеет смысл начать писать детективы?

— Слушай, — сказала Лена.

И поведала мне следующую историю.

Помимо переводческой деятельности, Лена подрабатывала, еще и давая занятия по нейро-лингвистическому программированию и эриксоновскому гипнозу. Для непосвященных поясняю, что нейролингвистическое программирование — это вошедшее в последнее время в моду течение в психотерапии, где человека вводят в измененное состояние сознания, гипнотизируя и особым образом «программируя» его в нужном направлении. Лена на любительском уровне гипнотизировала своих знакомых, излечивая их от неврозов и душевных травм, возникающих вследствие неудачных межличностных контактов, проще говоря — семейных разборок и скандалов.

Вчера Лене позвонила Тома, ее давняя школьная подруга, и с ужасом сообщила, что на ее бесценного сыночка Севочку в лесу напали бандиты и напугали его до полусмерти. Двенадцатилетнему Севочке уже приходилось быть пациентом Лены, когда он, посмотрев фильм «Кошмар на улице Вязов», стал кричать по ночам и мочиться в постель.

Лена провела с ребенком пару сеансов гипноза, и «ночные конфузы прекратились».

Судя по описанию Лены, Севочка был трусливым и вместе с тем нагловатым ребенком, всегда готовым устроить подлянку, если, конечно, она гарантированно сойдет ему с рук. Снова лечить Севочку моя подруга не испытывала ни малейшего желания, но его мать так умоляла, что Лена поехала к ним домой и, действительно, застала драгоценное чадо в весьма плачевном состоянии.

Севочка дрожал, всхлипывал и пускал пузыри, а его речь была сбивчивой и несвязной. Из этой речи мама поняла, что господь решил покарать грешника, нарушившего десять заповедей, и для этой цели натравил на него очень желтого и на редкость страшного ожившего мертвеца.

Поскольку мама и папа Севочки были верующими, в упоминании о господнем наказании за грехи не было ничего странного, за ожившего мертвеца трусливый Севочка вполне мог принять выползшего из-под куста пьяницу, но, как бы то ни было, ребенок был действительно смертельно напуган, и, чтобы он, не дай бог, снова не начал мочиться в постель, его следовало в срочном порядке подвергнуть гипнозу.

Но, даже загипнотизировав Севочку, Лена не смогла пробить некоторые его защитные барьеры и, хотя он рассказал ей больше, чем родителям, выяснить все до конца ей так и не удалось.

Севочка объяснил, что он гулял в лесу и увидел то, что, согласно десяти заповедям, трогать было нельзя. Однако он не смог побороть искушения и дотронулся сначала один раз, а потом еще и еще. И тогда оно открылось, и он заглянул внутрь, а там лежал желтый-прежелтый мертвец со стеклянными глазами и струйкой крови, стекавшей из раны на груди. Севочка окаменел от страха, а мертвец вдруг содрогнулся, вытянул вперед руки и закричал ужасающим голосом: «Матаморос! Матаморос!»

Тогда Севочка тоже закричал, а потом побежал, обо что-то споткнулся, упал, потом он вообще ничего не помнил до того момента, как оказался дома, в Комарах.

Когда Лена дошла до этого места в своем рассказе, я перебила ее:

— В каких еще Комарах? — спросила я. — Разве твоя подруга живет не в Москве?

— В Комарах у нее дача, — объяснила Лена. — Это по белорусскому направлению.

— А это случайно не рядом с Пестяками? — вздрагивая от необъяснимого предчувствия, спросила я.

— Да, Комары находятся примерно на полпути между Пестяками и Змиевкой, только чуть в стороне, — пояснила Лена. — А почему это тебя так интересует?

— Просто у меня в тех краях знакомые живут, — сказала я. — А что-нибудь еще этот твой Севочка говорил?

— Да вроде ничего, — задумчиво произнесла Лена. — Я и эту информацию из него два часа клещами вытягивала. Хорошо, хоть удалось дать позитивные установки. Теперь он, по крайней мере, трястись перестал.

— Ладно, и на том спасибо, — сказала я.

— Ой, вспомнила, — вдруг спохватилась Лена. — У

мертвеца еще татуировка была, как у Антихриста — жаба, змея и ягуар.

Я почувствовала, как внутри у меня поднимается ликование. Моя смутная догадка совершенно невероятным образом оказалась верной.

— А почему, как у Антихриста? — поинтересовалась я. — Я вообще не в курсе, что у Антихриста татуировки есть.

— Не знаю, — ответила Лена. — Так Севочка сказал. Небось, опять каких-нибудь ужастиков насмотрелся. Сейчас у детей такая каша в голове — вообще непонятно, откуда они что берут.

Распрощавшись с Леной, я на радостях налила себе стакан апельсинового сока и, угостив собаку кусочком колбаски, улеглась вместе с ней на диван, складывая вместе кусочки головоломки.

Итак, Севочка наткнулся в лесу на чужую машину. Трогать чужие вещи — это грех, но соблазн был велик, и мальчишка для начала открыл незапертую дверь, а затем принялся трогать рычажки и кнопки на панели управления. Когда он нажал соответствующую кнопку, багажник раскрылся, любопытный Севочка сунул в него нос и обнаружил там Росарио Чаве-са Хуареса, который в этот момент как раз вышел из забытья, дважды произнеся странное пожелание: «Убей мавров!»

Было непонятно лишь одно: каким образом мертвый парень с колотой раной в сердце ухитрился ни с того ни с сего прийти в себя, сесть за руль и отогнать машину к дому Альды. То, что он поехал к матери Аделы, было вполне естественно — нового адреса девушки он просто не знал и в то же время хотел вернуть автомобиль хозяйке.

Впрочем, насчет того, как Чайо вернулся к жизни, у меня тоже были свои соображения. Когда-то меня здорово заинтересовал культ вуду, и я почитала отчеты исследователей о том, как гаитянские негры оживляли мертвецов, превращая их в зомби. Теперь мне надо было поговорить с Аделой и с малахольным Бобчиком, но с Бобчиком я должна была поговорить так, чтобы подруга об этом не узнала.

Надеясь, что Дима уже успел доехать домой и сам возьмет трубку, я набрала телефон Аделы, но разговаривать со мной пожелал только автоответчик.

Внезапно меня осенила блестящая идея. Я сообразила, как могу анонимно передать Бобчику сообщение о том, что хочу его увидеть, и одновременно влить свежую струю в любовную жизнь Аделы.

Когда прозвучал сигнал, означающий, что я могу оставить сообщение, я изменила голос, слегка понизив его и добавив в него немного хрипотцы, — протяжности и развратно-сексуальных интонаций.

— Димуля, котик мой! — сказала я. — Никак не могу забыть о нашей встрече сегодня утром. Теперь я знаю то, что ты хочешь знать. У меня есть все, что тебе нужно. Звони мне в любое время дня и ночи и приезжай. Я тебя жду, мой пупсик!

Запечатлев на трубке громкий поцелуй, я дала отбой и набрала номер Альды.

— Адела звонила вам? — поздоровавшись, спросила я.

— На ваше счастье, звонила, — не слишком приветливо сказала Альда. — Только объяснения она давала какие-то путаные. Подозрительно мне все это. Просто уверена, что вы обе от меня что-то скрываете. Кроме того, оказалось, что у «Мерседеса» пропал чехол с заднего сиденья. Вы случайно не знаете, где он?

— Откуда я могу знать? — наигранно удивилась я. — Я тут у вас одну вещь хотела спросить. Что такое «матаморос»?

— Убей мавров, — ответила Альда. — Вы и сами могли бы это перевести.

— Я знаю, как это переводится, — сказала я. — А нет ли еще каких-либо значений у этого слова? Может быть, это название какой-либо террористической организации или секты, вроде ку-клукс-клана в Америке?

— Ирина, иногда мне кажется, что вы просто ненормальная, — с достоинством произнесла Альда. — У вас больное воображение, и вдобавок вы своими бредовыми фантазиями дочь мою с пути сбиваете. Какая, к черту, террористическая организация. У слова «мата» есть еще одно значение — трава, или небольшая веточка с листиками, так что если «мата-морос» пишется раздельно да еще с предлогом «а» в середине, который не произносится, то это означает «убей мавров», а если пишется слитно, то переводится, как «трава мавров», и это сорт травяного латиноамериканского чая, а вовсе не террористическая организация и не ку-клукс-клан. Кроме того, есть довольно известный перуанский писатель по фамилии Матаморос. Он пытается подражать Маркесу, но, по моему мнению, у него это не слишком хорошо получается. Как, я удовлетворила ваше любопытство?

— Если других значений нет, то вполне, — сказала я.

— Даже знать не хочу, зачем это вам. И не смейте впутывать в ваши дела мою дочь, — выразив свое возмущение фырканьем рассерженной кошки, Альда повесила трубку.

Лелька пылала праведным гневом.

— Как только подумаю, что какая-то зараза шляется по подъездам и убивает моих гостей, такое зло берет, что хочется взять в руки автомат и перестрелять всех этих гадов, расплодившихся в последнее время, — едва открыв мне дверь, с порога сообщила она.

— Как-то с трудом представляю тебя в роли Рембо, — улыбнулась я. — Всех все равно не перестреляешь. Просто жизнь такая. Да и Захар тебе, по-моему, не слишком-то нравился.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать