Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Неограниченная экспансия (страница 6)


Ты вот тут, Мэдж, говорил, что мы можем уже конденсировать и прогонять по пути эволюции звезды, выкачивая их энергию для наших кораблей и прочей нужды. Надеюсь, помнишь, как часто приходилось гибнуть тем, кто не успевал вовремя убраться из окрестностей высосанных звезд. Оставляя внутри пустоты, мы, естественно, обрушивали гигантские массы звезд на исчерпанные внутренности. Истощенные ядерные запасы заставляли ядро сжиматься, вследствие чего и происходило все это. Гравитационный коллапс порождал вспышку и, раздуваясь в красный гигант, исчерпанная звезда пожирала неповоротливых, забирая назад свою энергию у них. Процессы, которые получались вследствие этого, тебе знакомы. Так вот, я научился забирать и последующую энергию.

Как тебе известно, при ударе поверхностной части звезды о ядро выделяется энергии в сто раз больше, чем было в этой звезде вообще до откачки ее ресурса. Эту самую энергию, превышающую все, что было взято до этого из нее же, мы и научились собирать. Подобная система заправок даст невиданную прибавку энергии. Не обойдется, правда, и без отрицательных сторон, ведь вследствие этого кое-чего уже и не будет происходить. Все это, однако, вполне нормально укладывается в мою модель дальнейшего хода событий. Как известно, пятнадцать-двадцать миллиардов лет назад вещество, из которого образовалось все нас окружающее, было совсем не таким, как сейчас. В процессе взрыва свойства вещества меняются сперва невероятно быстро, потом все медленнее и медленнее. Сейчас настал, по моему мнению, тот критический момент, когда все, остановившись, следует в обратном направлении.

Мэдж запнулся.

- Поясни-ка, а то я все никак не увяжу твои темы о гравитационном коллапсе звезд, новом открытии и этим всем.

- Разумеется, поясню. Коллапс тут имеет двойной смысл, но это после общего. Итак, разлетевшись в бесконечность, сгустки сформировались в галактики спиральные, эллиптические и неправильные. Все они имеют свой внутренний принцип взаимодействия, соответственно конфигурации, свои направления и скорости. Но есть между ними всеми нечто общее. Это общее и есть тот принцип, который управляет островной вселенной, состоящей из мириадов галактик. Это общее - в их основополагающем строении. В центре всех их находится гигантская всасывающая черная дыра, получая питание туманностей и прочего притягиваемого вещества, преобразует его и с гигантской силой выкидывает обратно в галактику. В этих выбросах, я считаю, не следует видеть лишь малую часть их предназначения, то есть, взаимообмен веществом на галактическом уровне. Эти выбросы, Мэдж, есть ни что иное, как двигатель галактики, с помощью которого она отталкивается в пространстве в то или иное направление. Несомненно, все галактики имеют и без этого какие-то начальные скорости, но, двигаясь за счет выбросов хаотично, они и живут непредсказуемо.

Я предположил, что если выбросы будут регулярно проводиться против первоначального движения, то наступит торможение, а затем и обратное движение к центру взрыва. Процесс, разумеется, нами не наблюдаемый по причине невероятной длительности, но, по-моему, весьма вероятный, если строить из дальнейших моих рассуждений. То есть, чем дальше от предполагаемого центра, тем галактики все старее встречаются, а чем ближе, тем моложе. Это мелочи, хотя и тоже кое о чем говорят. А вот с постепенным торможением развития вещества в комплексе, да еще с тем, что, если измерить, что сейчас, пожалуй, возможно достаточно точно, где этот центр, и подрассчитать кое-что с галактиками, получится прекрасная картинка.

Позволю себе немного отойти, для более подробного описания галактик и всего, из этого исходящего.

Независимо от того, достаточно ли далеко или нет удрала галактика от центра, она все равно рано или поздно истощается. Истощение ранее всего присуще спиральным галактикам, ибо, вращаясь, питательная среда их ядра теряется быстрее остальных, плавно стекая с рукавов спирали и уходя в метагалактику, безвозвратно теряется.. Эллипсовидные и неправильные более долгоживущие, но и они обречены. Обречены, правда, по другому сценарию. Если спиральные галактики исчерпываются быстро и подвергаются процессу, который я опишу ниже, чисто за счет бессопротивленческой особенности, то две другие разновидности активно борются, теряя свои двигательные ресурсы в гораздо меньшей степени. Ведь они теряют вещество лишь тогда, когда выброс настолько сильный, что уходит за пределы притяжения ядра. Происходит же элементарно простое. Центр взрыва, как и ядро галактик, просто-напросто засасывает эти галактики в себя и так же, как и галактический газ и все прочее, сами галактики есть пища для этого центра. В нем, вероятно, в будущем опять будут происходить процессы, сродни внутриядерным галактическим, но существенно от них отличающиеся. Таким путем мы, Мэдж, оказываемся в ситуации, как будто мы и вовсе не развивались и опять сидим на незапамятно старой Земле, а перед нами лимит времени, чтобы успеть вовремя смыться, пока нас не поглотило это жерло вселенной.

И если у кого-то это все вызывает сомнения лишь потому, что пока еще не видно явного процесса возврата к началу, то это ерунда. Хватит лично с меня того, что мы и так долгое время думали о вселенной неверно. Она ведь оказалась совсем не такая молодая, как казалось раньше. Вспомни тщательно изученные недавно данные сверхточных и дальних наблюдений самых дальних квазаров, находящихся на краю пространства и у начала времени. Они свидетельствуют о том, что время расширения если уже не завершилось, то, по крайней

мере, близко к концу. Нам некогда ждать, когда начнется обратный процесс, может оказаться поздно. Кто знает, какие изменения пространства и материи могут произойти. Может статься, что мы окажемся совершенно бессильны против них даже со всеми нашими знаниями и опытом.

Теперь вернемся к нашим новым возможностям и энергоперспективам и через эту призму попробуем взглянуть на подобную сверхглобальную проблему. Прежде всего, естественно , встает вопрос о выживании. Мы ведь давно перестали считать подобные вопросы более или менее актуальными в зависимости от их отдаленности во времени. Такой вопрос нами всеми решается просто, ответ на него однозначный и твердый. Мы будем бороться. Мы будем драться и рваться до тех пор, пока либо не вырвемся, либо не погибнем. Итак, что же для этого делать? Имеющиеся в распоряжении галактики резервы я считаю вполне достаточными для возможности прорыва и интенсивнейшего освоения ближайших и не особенно удаленных галактик наших соседей. Лишь на базе их сконцентрированного в единое целое сырья и энергии мы будем способны хоть как-то распоряжаться своими судьбами. Дальнейший выбор пути в данный момент немыслим, ибо время такого освоения весьма отдаленно. Возможно вполне реально станет поступить со всей системой галактики по принципу внутригалактической нашей системы, взяв под контроль центр и ядро, что лично мне представляется вполне осуществимым из-за сложности механизмов действия. Возможно, придется избрать иную дорогу, максимально удаляясь от района намечающегося взрыва , и переждать его. Хотя, кто знает, не захотят ли в будущем наши потомки перешагнуть кажущиеся им такими тесными пределы для них старой и поднадоевшей метагалактики, ища новые, такие же или иные, виды и места своим нарастающим силам.

Надо признаться, Мэдж, когда я углубляюсь в такие дела, я отчетливо и ясно вижу нашу ничтожность даже сейчас, даже потом. Но я думаю, почему же мы есть, почему и благодаря чему мы вроде бы пока вполне успешно разрастаемся, обходя катаклизмы и устремляясь еще дальше. Я долго думал и решил, может, глупо и смешно для кого-то, я решил, что мы это делаем, скорей всего, из-за своей, не знаю, как это назвать, способности, что ли, не залезать так далеко, чтобы не сойти с ума, но и не топтаться на месте, мыча и визжа от страха и бессилия. Вообще, я пришел к выводу, что со временем даже это ощущение, когда думаешь о бесконечности вселенной, об ее устройстве и всем таком, ты его помнишь, наверное. Это ощущение страха, давящего инстинктивного ужаса, даже оно со временем переросло у нас в простое ощущение, что, мол, жаль, что этого пока еще не можем и все, в общем-то. Не можем и никогда не сможем, а пока не можем, понимаешь, Мэдж! Неизвестно, развиваясь дальше по этому направлению, что оно, это чувство, представит из себя потом. Возможно, исчезнет совсем, но это не раньше, чем мы его исчерпаем за счет своей силы и уверенности. А пока оно давит нас, напоминает нам. Сиди, ничтожество, и не рыпайся, я сильнее, сильнее своей необъятностью, для которой у тебя вечно будут непосильно слабые мозги. Знай место и сиди смирно.

Вдумайся, Мэдж, сядь, закрой глаза и очень просто себе это представь. Сколько бы ты не летел, летишь, летишь, летишь, сто тысяч лет, миллиард, биллион, биллион биллионов, а конца все нет и нет. И не будет его никогда, ибо бесконечно это. Правда, страшно? Вижу, страшно, пока, пока , Мэдж. Терять-то все равно нечего, так чего же сдаваться. Мы еще посмотрим, госпожа вечность, кто из нас сильнее, мы - ничтожества, или ты - всемогущество. Обри отдышался.

- Прямо, как перед господом богом, перед тобой здесь ору, доказываю. Ну, вот, на чем это я задержал внимание столь долго, на вселенной. Пожалуй, достойна она этого, как считаешь?

Мэдж молчал.

- А теперь, дорогой сторонник галактического монополизма, как говаривали пращуры, спустимся-ка на землю. Твои прожекты нам - груз на ноги, а подарочка нам делать не будет никто. Обворовать нас всех хочешь. Время наше бесценное украсть на свои эти штучки. Не выйдет, Мэдж. Одумайся лучше и не входи в историю, как мозговой урод, исступленно рвущийся к бесцельной идее. Лучше уж вообще в нее не входи. Позаботься о потомстве, оно тебя проклянет. Именно вместе объединившись против этой угрозы, этой только и жаждущей погубить нас всех среды, мы способны что либо совершить. Цепляясь же за власть и уходя в идиотские противоречия между единым, нами всеми, мы топчемся на месте и ждем своего последнего часа, который, не забывай, спешит за нами по пятам. Он от самого нашего рождения гонится за нами, и если ты зазеваешься, то не вини никого. Ты, Мэдж, зовешь зазеваться. Да, сущность наша - агрессия, но разве не вынуждает нас к ней окружающая среда, разве не говорит она: "Покори меня, или я уничтожу тебя!"?. Так что же ты, Мэдж, играешь ей на руку, она ведь не из тех врагов, что кого-либо щадят. Она сожрет тебя вместе с нами, и ты погибнешь, вися между нами, отвергнутый своими и не нужный ей. Не рискуй, дружище, ты не в силах сделать такое предательство, ты - человек и тебе - человечье. Ты создан среди нас и для нас, ты наш до конца, пойми.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать