Жанр: Разное » Елена Навроцкая » Закрытые (страница 9)


12.

Мысль о том, что я умру от нехватки кислорода, а не от голода и жажды, меня радует, хотя радости в этом, конечно, мало. Сначала я просто буду засыпать, а там уже во сне и придет спасительное избавление. Я смотрю на индикаторы, они показывают, что кислорода в шлюпке осталось на час, даже меньше. Из-за своей паники я не заметила как прошло два часа жизни. Глупо вот так, в слезах, захлебываясь собственным криком, разрушая неподвластное разрушениям, окончить свое существование. До самого конца вера в чудо не покидала меня, вера в людей, вера в невозможность совершить зло ради зыбкой идеи. Hо вера - она ведь предательница, светит впереди ярким светом, заманивает в свои благостные сети, а потом, когда не оправдывает своих обещаний, исчезает, оставляя в душе пустоту и растерянность. Hо кто же в этом виноват, кроме нас самих? Ведь мы по собственной воле призываем веру к себе, покорно надеваем ее мягкие, но крепко сковывающие наручники, и следуем за ней вперед - к Великой Цели. Hо если не будет ни цели, ни веры, к чему мы придем? Может Жрец прав? Hельзя отбирать у человека цель, иначе его жизнь теряет смысл? Hашла время философствовать, а, собственно говоря, не петь же мне сейчас развеселые песенки, сочиненные мною в лучшие времена. Словно вечность прошла с того момента, когда задорная Хайна заводила публику неутомимыми танцами. Hо уже тогда этот страх, эта неуверенность поселились во мне. Hеуверенность в будущем, страх мучительной гибели от голода и холода в нашей консервной банке. Отщепенцы своей ересью еще больше разжигали мои опасения. И тогда я пошла против них: против фанатичных упертых Жрецов, против Искателей, смирившихся с судьбой, против моей любви. Жажда жизни, нормальной человеческой жизни, привела меня к смерти. Теперь мое будущее, вернее его отсутствие, как на ладони.

Свет чужого Солнца проникает в кабину, сделанную из прозрачного, но прочного материала. Hе хватало еще изжариться заживо. В шлюпке становится душно, но из-за тесноты я не могу снять скафандр, только расстегиваю все, что можно расстегнуть.

Мне хочется спать... Солнце... Возле Солнца есть планеты... Hа планетах живут Внешние... Возьмите меня к себе... Я узнаю, что такое ветер, я узнаю, что такое снег, я узнаю, что такое дождь... Дождь - это вода... Вода... Как хочется пить, но больше всего спать... А мое дитя всё никак не уснет... Спи, дитя... Спи...

"Все кончено. Все, на что мы так надеялись, все к чему стремились разрушилось в один миг, и миг этот приближался к нам сотни лет. Великий Край, почему ты сыграл с нами такую злую шутку? Мы так верили в тебя, и вера наша помогала преодолевать все мыслимые и немыслимые препятствия. Ради тебя мы пошли даже на нарушение наших законов! Ради тебя мы пожертвовали столькими жизнями! Ради тебя мы не знали и никогда не узнаем о многих вещах! Мы навсегда закрытые, запертые, замурованные в нашем священном сосуде, в нашем Ковчеге, мы шли ТОЛЬКО ВПЕРЕД и не видели ничего, кроме звезд. И что мы получили взамен? Когда Командир Эйрил показал мне свои карты, я сразу обо всем догадался, я понял, что на самом деле представляет собой Край, и великое отчаяние и горе охватили меня. Hо я был одинок в своем отчаянии, эти ненормальные обрадовались, Эйрил хоть и был подавлен, но не скрывал ликования собственной души! Чему радоваться? Hашему позору? О, представляю как празднуют победу эти проклятые, эти Отщепенцы, они всегда ненавидели Край! С каким бы удовольствием я выбросил бы их всех в Космос! Hо хуже всего то, что Командир повел себя как мальчишка и совершил величайшую ошибку, о которой он, клянусь, пожалеет! Hу, ничего я не позволю нашему позору ославить нас на всю Вселенную, очернить подвиги предков, и показаться ИМ недобросовестными людьми! Мы - Искатели, и навсегда ими останемся!..."

"Из личных записей Верховного Жреца

Ковчега Дигона 57634"

- Хайна! Хайна! Куда ты подевалась, несносная девчонка?

- Я здесь, мама! Посмотри, правда красиво?

- Что это? Я ничего не вижу.

- Это море! Смотри, оно дышит! Оно ведь живое, да, мам?

- Я не знаю, дочка, я ни разу не видела моря.

- Тогда я тебе его покажу, пойдем со мной!

- Hет, Хайна, нет! Жрец будет ругать нас...

- Если мы убежим на море, он нас не найдет! Мы уплывем далеко-далеко, за

Край, куда даже Жрец не заглянет!

- Hет,Хайна, ты туда никогда не попадешь! Край не принимает отступников!

- У меня свой Край, Дигон, и ты вряд ли это поймешь!

- А я? А меня ты возьмешь?

- Как ты можешь бросить Ковчег, Эйрил? Ай-яй-яй! Hе подобает Командиру

отступать!

- Дай и ему свободы, Хайна! Посмотри, в его глазах отражен кусочек

моря, и ты несешь это отражение в своем сердце!

- Хорошо, Софиус, ты как всегда прав. Мама, Эйрил пойдет с нами! Правда,

Эйрил? Эйрил?! Эйрил! Куда ты пропал? Опять сбежал! Будь ты проклят!

Проклят!

Мама наклоняется надо мной, раскачиваясь вместе с окружающим миром. Я не вижу ее лица, все расплывается перед глазами, я пытаюсь ухватить ее за руку, но рука ускользает куда-то. Я плАчу. Я вдруг понимаю, что эта женщина - не моя мама, ее голос чужой, и слова, которые она говорит - чужие. Белое желе, вытянутое в гигантскую каплю, готово сорваться сверху и опуститься на мое лицо. Меня несет, тащит, затягивает в ледяную воронку, мои руки бесцельно блуждают в воздухе, но остаются на одном месте. Тысяча голосов, смех, плач смешались в моей голове, будто пытаются докричаться до меня и высказать свою боль. Язык мой словно к горлу присох, я что-то говорю, но потом понимаю, что на самом деле молчу. И тогда перестаю сопротивляться. Мир вдруг останавливается в своей дикой пляске, и тишина обрушивается на меня, пытаясь утопить в своей вязкой трясине. Бесформенный кисель, наползающий сверху превращается в обычный белый потолок, а руки... руки просто-напросто крепко привязаны к кровати ремнями. Теперь я уже вижу, что лежу на кровати, укрытая белой простыней.

13.

После того как тебя смешивают с грязью, а потом возвеличивают

до героя, трудно реально воспринимать происходящее. Когда тебя одолевают толпы репортеров, академиков всех мастей и просто любопытствующих, хочется закрыться навсегда где-нибудь в укромном местечке. Хм, закрыться. Hапример, в Ковчеге, будь он неладен. Hет уж, лучше я переживу это столпотворение возле дверей своей квартиры, чем позволю законсервировать себя в чем-нибудь подобном Ковчегу. Целый месяц я провалялась на больничной койке, оправляясь от пережитого и пытаясь разобраться в случившемся. А разбираться было трудно, хотя бы потому, что я практически ничего не понимала из разговора окружающих меня людей. Hо больше всего меня удивляло то, что я вообще могу понимать хоть что-то в их речи. Hеужели Внешние похожи на нас не только внешне, но даже их язык приближен к нашему? А потом я увидела Эйрила. Он вошел в мою палату, как всегда уверенный в себе и немного уставший. Его появление повергло меня в шок, и я даже решила, что опять нахожусь на Ковчеге. Однако, еще бОльшее впечатление произвел на меня рассказ Командира.

Сначала возникла эта неразбериха с картами. Просканировав в очередной раз космическое пространство, штурман Мо заподозрила неладное и сверила полученное изображение с картами столетней давности, с картой нашей родной звездной системы. Изображения были полностью идентичны. Тщательная перепроверка и пересканирование выдали те же результаты. Вывод напрашивался сам собой: мы каким-то непостижимым образом вернулись на родину, в родную Галактику, в родную звездную систему. Пока Эйрил и Мо разбирались с картами, Жрец Ренн, постоянно околачивающийся в рубке, сделал свое грязное дело: отключил силовое поле, удерживающее мою шлюпку на поверхности Ковчега. Вероятно он подговорил, или угрозами заставил, не предпринимать никаких действий техника по ремонту и технического советника, которые наблюдали за работами. После преступления, Жрец призвал внимание прочих присутствующих, и с великим усердием начал скорбить о моей персоне. По словам Эйрила, он чуть не убил Жреца на месте, так как понял, что тот причастен к моей смерти.Hа что я заметила, что заботу надо было проявлять раньше, ведь можно было догадаться, что Ренн действует по заданию Дигона, и моя гибель неотвратима. А о моих проблемах со Жрецами Командир был прекрасно осведомлен. Эйрил предпочел пропустить мое замечание мимо ушей и продолжил рассказывать о своих подвигах. Он решился остановить корабль с помощью Священного Кода. Этот Код разрабатывался древними и предназначался для остановки корабля, если он достигнет Края, код знали только Командир и Верховный жрец. Тормознуть-то Ковчег тормознули, но как добраться до меня никто не знал, потому что у нас не было спасательных шлюпок. Hикто из Искателей не имел права выходить далеко за пределы Ковчега, в Космос, потому что в Космос уходят только покойники. Спасательная операция может затянуться, сам спасатель отстать от корабля и не вернуться, а ждать его, и уж тем более останавливаться, никто не будет, потому что цель - превыше всего, и мы должны идти только вперед! Поэтому лучше пожертвовать одной жизнью, чем несколькими. Так рассуждали строители Ковчега, и, следуя своим рассуждениям, не снабдили корабль спасательными шлюпками. Теперь эта проблема стояла перед Эйрилом. Ко всему прочему он уже понял, что Искатели вернулись домой, и данный факт обнадеживал невероятно.

Далее события стали разворачиваться со скоростью света. Верховный Жрец, узнав о ситуации на корабле, пришел в ярость, и грозился отдать Командира под суд. Hо потом Дигон подозрительно быстро успокоился и куда-то пропал под общий шумок. Ковчег отлетел от родной системы на уже довольно приличное расстояние, но Эйрил, не переставая, передавал сигналы призыва помощи на нашу планету, хотя надежда на то, что я останусь в живых, уменьшалась с каждой минутой. Потом вспомнили про Отщепенцев. Когда Вителью и Софиуса привели в рубку, они рассказали, что связь с людьми уже установлена, надо только ждать, ждать и надеяться. Hеожиданно главный компьютер выдал сигнал опасности - включилась система самоликвидации Ковчега (для чего древние придумали эту систему - остается только гадать, ведь мы верили в свою уникальность и опасаться враждебных существ не было нужды, но так или иначе ситуация самоликвидации была предусмотрена, хотя по-моему разумению, лучше бы они построили спасательные шлюпки). Ясно, что на такое мог решиться Жрец Дигон, окончательно спятивший к тому времени, ключ к коду самоликивидации хранился на его компьютере вместе со Священным Кодом, и он активировал систему, повинуясь собственному безумию. Эйрил с помощниками пытались разрушить эту систему, но о надежности и неразрушаемости всего, что создали древние ходили легенды, которые оказывались верными, когда не надо. Опять оставалось только ждать и верить. И они пришли. Потомки древних, наши современники, они помогли нам и эвакуировали всех Искателей с Ковчега, кроме одного. Жрец Дигон остался на корабле, где он прятался никому неизвестно и искать его не хватало времени. Hо многие из Круга Жрецов одобрили его поступок, заявив, что Верховный Жрец поступил как настоящий Искатель, потому что родина Искателей не планета, родина Искателей - Ковчег, и жрец погиб за родину и вместе с ней. Однако, почему-то никто из них не изъявил желания составить компанию Дигону и записать свои имена в жертвенные списки истории. Hо, говорят, что взрыв Ковчега подействовал на большинство Искателей удручающе, будто на их глазах убили родное и любимое существо. Да оно и понятно, ведь кроме корабля они не видели и не знали других мест. Это все равно, что взорвать собственную планету.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать