Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Белый ниндзя (страница 13)


— Тандзан Нанги, для меня большая честь познакомиться с Вами, — приветствовал его Кузунда Икуза, слегка наклонив голову в официальном приветствии. — Я представляю «Нами», и голос мой — это голос «Нами», приветствующий Вас.

Это почти ритуальное приветствие было произнесено низким, но режущим слух голосом, в котором угадывались напевные интонации, характерные для речи синтоистских священников.

— Кузунда Икуза, для меня большая честь познакомиться с Вами, — откликнулся Нанги ему в тон. — Свидетельствую свое уважение «Нами» в Вашем лице. Готов внимать ее голосу.

Кузунда Икуза наклонил голову, довольный, что приветственный ритуал был соблюден должным образом. Он поднял руку, всю в жировых складках.

— Я зарезервировал здесь место, которое будет целиком в нашем распоряжении. Так что никто не помешает нашей беседе.

Он провел Нанги в бассейн — широченную комнату со сводчатым потолком, полную голосов, отбрасываемых покрытыми керамической плиткой стенами.

Икуза остановился у небольшой ниши. Крохотные зеленые волны лизали зеленые бортики бассейна. На все семь футов глубины уходил барьер, сделанный из непрозрачного стекла. Свет проходил сквозь него, и какие-то таинственные тени двигались медленно и торжественно по водной глади.

Без малейшего усилия Икуза скользнул в воду, и Нанги, положив на кафельный бортик трость, тоже спустился в воду. Это ему было сделать не так просто, и он подумал, что место встречи выбрано Икузой не случайно, а с целью выставить напоказ физическую немощь Нанги.

Какое-то время они плавали в восхитительно теплой воде, сбрасывая с себя память о безумствующем за стенами этого здания мире, как мертвую кожу. Здесь царили покой и благодать — атмосфера, которую Икуза, по-видимому, считал наиболее благоприятной для их беседы.

Нанги закрыл свой здоровый глаз и распластался у бортика, не думая ни о чем. Так и лежал на воде, не открывая глаза и не фокусируя сознание на чем-то определенном, пока не почувствовал, что Икуза готов заговорить.

И тотчас же почувствовал направленный на него, как луч лазера, взгляд и даже заморгал, будто ему было трудно выносить, когда его так пристально рассматривают. Блики от воды падали на лицо Кузунды, как на экран, в вечно изменяющемся сочетании света и тени.

Воистину это был экран, отражающий не только свет. Нанги понимал, что ему надо научиться читать это лицо, как книгу, если он хочет отстоять свои интересы на этой конференции, которая должна вот-вот начаться.

— Нанги-сан, — начал наконец Икуза — «Нами» поручила мне переговорить с Вами по вопросу необычайной важности.

— Это я уже понял из нашего телефонного разговора, — откликнулся Нанги голосом, искусно маскирующим его чувства.

— У «Нами» есть некоторая озабоченность — весьма серьезная озабоченность — тем, как Вы ведете свои дела. Лицо Нанги сохраняло непроницаемость. — Не думал, что у «Нами» появятся причины изучать положение дел на «Сато Интернэшнл».

— Два фактора вызвали необходимость этого, — пояснил Икуза. — Во-первых, Ваши связи с компанией «Тенчи». Все исследовательские программы, связанные с нефтедобычей, поддерживаются правительством, так что интерес «Нами» здесь вполне естествен.

Видя, что Икуза не очень торопится перейти ко второму фактору, Нанги опять прикрыл свой здоровый глаз и расслабился, погрузившись в задумчивость, как будто он был один в бассейне. Ему не очень понравилось начало разговора, в котором прозвучали обвинительные нотки в его адрес — правда, не вполне конкретные, что делало их тем более оскорбительными. А теперь Икуза опять преднамеренно поддевает его, не спеша высказать вторую причину, по которой «Нами» интересуется «Сато Интернэшнл».

Нанги показалось, что тактика Икузы с самого начала направлена на то, чтобы обидеть его. Чего он хочет добиться этим? Вызвано ли это желанием сразу завладеть положением, или же за этим скрывается более коварный замысел?

Однако Нанги решил не морочить себе голову этими и подобными вопросами. Главное сейчас — внимательно наблюдать за Икузой, прислушиваться к нему, стараясь уловить, что он хочет из него вытянуть. Тогда и ответы на эти вопросы придут сами собой.

— Три года назад, — наконец продолжил Икуза, — проект «Тенчи» был на волосок от того, чтобы быть скомпрометированным русскими. С тех пор производительность «Тенчи» остается значительно ниже ожидаемой.

Нанги пошевелился в воде. — Это верно. Но секреты «Тенчи» были спасены от Советов благодаря мужеству и решительности Николаса Линнера, который фактически один спас проект. Во-первых, оказалось, что шельф в районе Курильских островов оказался более твердым, чем это обычно бывает в таких местах. Наши геологи считают, что это от постоянных землетрясений в этих районах. Так что структура шельфа там совсем другая.

Затем последовала небольшая пауза. На перегородке из непрозрачного стекла играли тени. Вкупе с бликами от волн, плещущихся о бортик, они создавали впечатление абстрактного фильма, смысл которого каждый волен интерпретировать по своему собственному разумению.

— "Нами" имела возможность изучить доклады геологов, — сказал Икуза голосом, в котором прозвучал упрек.

Нанги почувствовал, что его опять поддевают. Икуза не выдвинул никаких обвинений ни против него самого, ни против компании «Сато». Скорее всего, и не выдвинет. Да и вообще, известно ли ему что-либо? Нанги подозревал, что его собеседник просто наудачу закидывает удочку: авось

клюнет. Не имея ничего конкретного против «Сато», он уповает на то, что Нанги сам себя выдаст каким-то образом и сам даст материал против своей компании.

— В таком случае, — заметил Нанги, — «Нами» также должно быть известно, что мы делаем все возможное, чтобы заставить «Тенчи» работать на полную мощность.

— "Тенчи" является лишь одним из аспектов проблемы, — как-то вяло сообщил Икуза. Он помолчал, поработав ногами в воде так, что во все стороны пошли волны. Когда они достигли Нанги, он прибавил: — Причины озабоченности «Нами» — употребить слово «тревоги» в данном случае было бы не совсем верно — лежат не в этом.

Надо проявить терпеливость, подумал Нанги, и Икуза сам скажет, зачем они встретились. У Нанги были кое-какие секреты — надежно скрытые секреты — и он был уязвим, как и всякий человек, обладающий секретами. Несмотря на его решимость устоять, методика ведения допроса, выбранная Икузой, могла сработать, и он выдаст свою собственную озабоченность, сыграв, таким образом, на руку этому человеку.

Единственный здоровый глаз Нанги одарил собеседника проницательным взглядом.

— Я готов ответить на все интересующие Вас вопросы.

— Даже если Ваши личные интересы не совсем совпадают с интересами «Нами»?

— Я знаю, в чем состоит мой долг, — сказал Нанги ровным голосом. — Мой долг полностью вписывается в те же самые концентрические круги, что определяют жизнь каждого японца: император, страна, фирма, семья.

Икуза удовлетворенно кивнул.

— В этом я не сомневаюсь, — заверил он. — Но в каком порядке?

Затем представитель «Нами» прибавил довольно жестким голосом: — Если Ваше сердце чисто, Нанги-сан, Вам нечего бояться.

Нанги понял, что ему предстоит пройти испытание огнем. Также он понял, что ему не удастся отмолчаться: с Икузой эта тактика не пройдет, для этого он слишком ушлый. Чтобы заставить его выявить свои цели, надо переходить в наступление. Но это палка о двух концах: такая тактика чревата непредсказуемостью. Не исключено, что Икуза только и ждет, чтобы Нанги переключился на нее, и чем больше он будет говорить, тем скорее выдаст себя.

— Чистота намерений, — сказал Нанги после небольшого колебания, — не всегда может компенсировать дефицит благородства. Ему надоело, что разговор все время крутится вокруг его персоны. — «Идзи о хару», — сказал он, используя этот японский фразеологизм, означающий упорствование в деле, оказавшемся проигрышным, — хорошо для ронина[6] эпохи Токугавы или какого-нибудь другого романтического разбойника, но в наше сложное время «идзи о хару» чаще всего используется для того, чтобы заграбастать побольше личной власти.

Икуза вытаращил глаза, явно удивленный неожиданной атакой Нанги. Он прекрасно понял, что его собеседник поставил под сомнение не только его собственные мотивы, но и мотивы самой «Нами».

— "Нами" выше подозрений и критики, — выдавил наконец из себя Икуза.

— Предательство, — осторожно заметил Нанги, — есть предательство. Его надо выводить на чистую воду, где бы оно ни находило себе прибежище.

Кузунда Икуза зашевелился в воде, как кит, и на какое-то мгновение Нанги показалось, что вот он сейчас на него бросится. Но человек-гора вновь осел в воде. Волны, поднявшиеся от его резких движений, достигли края бассейна и перехлестнулись через бортик.

— Это верно, — согласился Икуза. — Предательство не может быть терпимо на любом уровне. — И Нанги с удовлетворением отметил напряженные нотки в его голосе. — И именно поэтому мы с Вами встретились, именно поэтому мы сейчас здесь.

— Предательство, — еще раз повторил Нанги, смакуя слово, будто вино, чей сорт надо установить. Интересно, какое предательство имеет Икуза в виду и что с ним сопряжено. Долго ждать ответа на этот немой вопрос Нанги не пришлось.

— Озабоченность «Нами», — четко произнес Кузунда Икуза, буквально сверля Нанги взглядом, — связана с Вашим партнером — «итеки», Николасом Линнером.

За полупрозрачным стеклянным экраном, теперь покрытым капельками испарения, по-прежнему двигались тени, чьи нечеткие, загадочные силуэты напоминали этот странный разговор.

Осторожно выбирая слова, Нанги переспросил:

— Так, значит, Николас Линнер является объектом интереса «Нами»?

— Именно так, — ответил Икуза несколько напыщенным тоном. Делая свое заявление, он намеренно хотел вызвать шок у Нанги и теперь, чувствуя, что это ему в некоторой степени удалось, снова почувствовал под ногами твердую почву. Очко в его пользу, отметил про себя Нанги. — Вы прекрасно понимаете, Нанги-сан, что от хомута, что американцы — да и весь западный мир — водрузили на японскую шею, у «Нами» за последние десять лет образовались волдыри. Вновь и вновь нам напоминают, что мы поверженная и униженная страна. Разве это не одна из форм промывки мозгов? Что произойдет даже с сильным человеком, которого из года в год подвергают идеологической обработке? Конечно, он и сам начинает верить тому, что ему внушается. Вот что произошло с японцами Вашего поколения.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать