Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Белый ниндзя (страница 36)


И вот По Так решил послать к Со-Пенгу своего помощника по прозвищу Одноглазый, Янь, велев сначала присмотреться к этому юноше, понаблюдать со стороны за его действиями, поведением, чтобы понять, тот ли он, за кого себя выдает, или же он подослан этими пройдохами-англичанами.

Одноглазый Янь был огромным мужчиной такого буйного нрава, что с ним не решился бы связаться самый отчаянный из английских полицейских. Но приказы По Така Янь всегда выполнял добросовестно, и По Так в нем был всегда уверен, как в самом себе.

— Кто ты такой и что ты вынюхиваешь в этой части Сингапура, где тебе делать абсолютно нечего?

Со-Пенг взглянул на задавшего этот вопрос детину и невольно отступил на шаг. Человек был примерно одного роста с ним, только вдвое, шире.

— Я ищу убийц.

Янь засмеялся. Он достал устрашающего вида нож и помахал им перед носом Со-Пенга.

— Тогда ты обращаешься по адресу. — Водя ножом туда-сюда, он наблюдал за выражением лица Со-Пенга. — Каких убийц?

— Убийц двух купцов-мусульман. Убийц, которые запихивают своим жертвам в рот куски свинины, — ответил Со-Пенг.

Одноглазый фыркнул.

— Зачем они тебе?

— Хочу поговорить с ними, — ответил Со-Пенг.

Янь осклабился и приставил к горлу Со-Пенга нож.

— Тогда ты нашел, кого искал. Я один из них. — Он приблизил свое лицо к лицу Со-Пенга. — Так говори же, чего тебе надо.

Со-Пенг не пошевелился. Он знал, что этот гигант не тандзян: не было вокруг него ауры зла, которую описывала Лианг. Ничего мистического не было в этом одноглазом человеке. Характер его прост и прямолинеен. Правда, это не делало его менее опасным.

Взвесив все это в уме, Со-Пенг сообразил, что от того, как он сейчас прореагирует, будет зависеть многое.

— Если ты тот, за кого себя выдаешь, то ты должен знать мое имя.

— Откуда мне его знать? — парировал гигант. — Ты всего-навсего молокосос.

Прибегнув к своему дару, Со-Пенг вышел напрямую к душе Яня, наполнив ее ощущением правды. Прямолинейные противники требуют прямолинейного обхождения.

Янь крякнул, убрал нож от горла Со-Пенга.

— Ты что, не боишься, что они и тебя прикончат? — спросил он. — Убийцам все равно, кому резать глотки.

— Только не этим убийцам, — сказал Со-Пенг таким уверенным тоном, что Янь опешил.

Он посмотрел на Со-Пенга с большим уважением.

— Ты знаешь, кто эти люди?

Со-Пенг кивнул:

— Да.

— И можешь это доказать?

— Да, могу.

— Пойдем со мной, — пригласил Янь. Он провел Со-Пенга в глубь бара, где их ждал По Так. Подойдя к его столику, они остановились и стояли, пока главарь банды не пригласил их присесть, предложил выпить. Хотя Со-Пенг и не знал имени главаря, он принял из его рук стакан. Ничего со мной не случится, решил он.

— До меня дошло, что ты ищешь людей, ответственных за два последних убийства, — сказал По Так, когда они все выпили.

— Да, ищу.

— Многие в Сингапуре считают, что это я их пришил.

— С чего это они взяли? — спросил Со-Пенг.

— Потому что я По Так, и у меня с этими двумя купцами были деловые связи.

— Опиум?

По Так искоса взглянул на Со-Пенга. Незаметно для всех он достал из кармана мелкокалиберный пистолет и навел его Со-Пенгу в живот, держа руку под столом.

— Как тебя зовут? — спросил он жестко. Со-Пенг назвал свое имя.

— Мои дела тебя не касаются, Со-Пенг, — сказал главарь.

Со-Пенг с безразличным видом пожал плечами, скрывая, мягко говоря, обеспокоенность. Если по-честному, то сердце у него в этот момент так ходуном и ходило. Он физически чувствовал недоверие По Така: это все равно что голым плечом задеть об изъеденный коррозией борт судна.

— Если это опиум, тогда мне понятно, почему англичане считают, что это ты убил купцов. — Он встречал имя По Така в материалах следствия по этому делу, как имя наиболее вероятного убийцы, но поборол импульс сказать бандиту, что тот напрасно не доверяет ему: Со-Пенг инстинктивно чувствовал, что это еще более усилит его недоверие.

— Скажи мне, — сказал По Так, всем телом подаваясь вперед, но руки из-под стола не вынимая, — не меня ли ты все-таки ищешь?

— Я ищу китайцев-тандзянов, — ответил Со-Пенг. — Это своего рода монахи, прекрасно владеющие приемами рукопашного боя. Убийство для них — образ жизни. Смерть — их бог, — Его глаза встретились с глазами По Така, и он, воспользовавшись своим даром, усилил убедительность своего взгляда. — Это они убили купцов, а не ты.

— Монахи-убийцы? — в голосе По Така все еще сквозило недоверие, но Со-Пенг почувствовал, что ему удалось пробудить его интерес. — Не слыхал про таких.

— А я слыхал, — заверил его Со-Пенг, который не без основания связал этот интерес с тем, что у самсенга есть свои причины разыскать убийц. — И я узнаю их с первого взгляда. Мне кажется, у тебя достаточно возможностей, чтобы найти их.

Со-Пенг предлагал партнерство, и По Так понимал это. На первый взгляд, это было смешно: какой-то пацан — причем подозрительного происхождения — предлагал союз самому авторитетному самсенгу Сингапура. Но По Так попросил Со-Пенга рассказать ему побольше про этих тандзянов.

Со-Пенг пересказал ему вкратце, что сам знал от матери, утаив, естественно, причастность ее к их среде.

— Допустим, я поверил в существование этих тандзянов. Теперь встает вопрос: зачем ты их разыскиваешь?

— Перед Со-Пенгом встала дилемма: свет правды или тьма выдумки? Он решил, что наиболее благоприятным для него будет сумеречный свет. К тому же и По Так, кажется, его

тоже предпочитает. Он уже было начал говорить, как вдруг осекся: что-то в глазах самсенга говорило, что его не проведешь, и Со-Пенг, резко изменив тактику, сказал почти всю правду. Он рассказал о страхах своей матери и о своем желании помочь ей, ничего, однако, не сказав о ее даре, да и о своем тоже.

По Так немного помолчал, потом спросил:

— А как ты узнаешь их?

Этого Со-Пенг не знал.

— Я их видел до этого, — соврал он, использовав свой дар, чтобы заставить бандита поверить ему.

По Так поднялся так высоко в иерархии «Потустороннего» мира благодаря стальной воле, железному кулаку и твердокаменному упрямству, с которым он отвергал все попытки других «авторитетов» сделать его своим партнером. Союз всегда предполагает дележку — и, следовательно, уменьшение власти. А властвовать он любил.

Тем не менее было что-то в этом желторотом юнце, что притягивало самсенга. И дело здесь было не только в том, что пацан обладал знаниями, которыми можно воспользоваться. И даже не в том, что, отомстив за смерть своих деловых партнеров, он поднимал свой престиж в преступном мире. В Со-Пенге он учуял природный талант, которым не воспользоваться просто грех. Если не он возьмет мальчишку под свое крылышко, то кто-нибудь из его соперников, и такого он себе в жизни никогда не простил бы.

— У нас общие интересы, — устало сказал По Так. — Пожалуй, мы можем объединить усилия. — На него произвело хорошее впечатление, что Со-Пенг не стал выяснять, почему он хочет найти убийц. Он знал, что партнеры обычно любят совать свой нос куда не следует. А этот парнишка, видать, смышлен не по годам. С ним можно дело делать. — Встретимся здесь с первыми лучами солнца, — сказал он и встал из-за стола, показывая, что совещание закончено.

* * *

Следующий день выдался невероятно душным и жарким, даже по сингапурским стандартам. Они с По Таком отправились в деревню Чао Чу-Кань, лежащую к северу от города.

— Ты умеешь пользоваться винтовкой? — спросил По Так.

Врать было бессмысленно.

— Это не важно, — успокоил Со-Пенга самсенг. — Я тебя мигом научу. И надо сказать, учение доставило обоим удовольствие. По Так, у которого были две жены и семь детей, поразился удивительной понятливости этого юноши. Со своими собственными детьми ему никогда не было так хорошо и просто. Он считал их ленивыми, глупыми. Сплошное расстройство заниматься с ними. А Со-Пенг все ловил на лету, и бандит даже почувствовал какую-то странную гордость за него. Но, с другой стороны, эта сообразительность несколько насторожила его.

То, что Со-Пенг так быстро овладел оружием, было им очень кстати, так как днем им предстояло принять участие в охоте на тигра. Эти свирепые плотоядные из семейства кошачьих были явно недовольны вторжением цивилизации на их территории. С начала этого года почти триста человек погибло от их зубов на окраинах Сингапура.

По Так был весьма любезен и болтал без умолку. Со-Пенгу не приходилось видеть самсенга с этой стороны, и он был совершенно им очарован. Да и вся команда, которой По Так представил своего протеже, тоже была настроена дружелюбно. Все расспрашивали Со-Пенга обо всем на свете и, в свою очередь, отвечали на все его вопросы.

Один из тех, кому По Так представил Со-Пенга, был европеец приятной наружности по имени X. Н. Ридли. Эти двое, казалось, прекрасно знали друг друга, и Со-Пенгу показалось странным, что неотесанный бандит находится в дружеских, отношениях с этим очевидно образованным человеком с Запада. Он почувствовал себя еще более неловко, когда во время привала ему сказали, что. Ридли является директором Сингапурского ботанического сада.

— Я — большой любитель цветочков, — со смехом сказал По Так.

«Что может быть общего между этими двумя людьми?» — удивлялся Со-Пенг. Задав себе этот вопрос, он тут же поправил себя: чем может такой человек, как Ридли, быть полезен По Таку?

Он все обдумывал этот вопрос, когда последовала команда снова двигаться в путь. Собаководы-малайцы шли впереди, псы рвались на своих поводках, очевидно учуяв кого-то в глубине джунглей.

Со-Пенг слыхал, что власти назначили вознаграждение за каждую тигриную голову, доставленную в Сингапур, но подозревал, что эти люди пошли бы на такую полную риска охоту из просто ради спортивного интереса. Эта компания никоим образом не напоминала закрытый мужской клуб, как на Западе. Китайцам вообще присуща необычайная азартность, и они готовы ставить большие суммы, загадывая не только предполагаемое количество добытых тигриных голов, но и время, когда первый тигр будет замечен, когда будет убит и когда будет упрятан в мешок их последний за день трофей.

Со-Пенг очень волновался. Пока самсенг с Ридли спокойно обсуждали сингапурские сплетни, Со-Пенг наблюдал за собаками, или, во всяком случае, за одной из них, что была ближе к ним — за салукской борзой. Этот пес был значительно меньше того, каким, по мнению Со-Пенга, должна быть собака, используемая для охоты на таких крупных животных, как тигр. Окрас этого пса был черно-белый, его быстрые глазки так и стреляли по сторонам, большие уши так и взлетали.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать