Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Белый ниндзя (страница 53)


Д-р Рудольф потер руки.

— Но достаточно слов. Я пригласил тебя, Кок, не для того, чтобы разглагольствовать перед тобой, а чтобы продемонстрировать сделанное нами. — Он указал взглядом на ящик в центре стола. — Это переключатель дистанционного управления. Пододвинь его к себе.

Брэндинг выполнил просьбу, потом, подумав, передал его Шизей.

— Я бы хотел, чтобы она участвовала в демонстрации, — объяснил он.

Д-р Рудольф кивнул:

— Как хочешь. — Тут он нажал кнопку. Одновременно свет погас и начала светиться карта мира. Несколько точек начали пульсировать. — Мы с вами находимся на командном пункте управления военными операциями в Белом Доме, — пояснил он. — Наша система оповещения зафиксировала приближение к нашей территории нескольких баллистических ракет. — На карте мигающие красные точки начали свое движение. — Ракеты выпущены с трех разных установок. — Желтые мигающие огоньки указали место запуска. Шизей увидела, что они указывают точки на территории Сибири.

— И вы что, хотите, чтобы я с помощью «Пчелки» рассчитала, как защититься и нанести ответный удар? — спросила Шизей, глядя на три ряда кнопок и переключателей.

— Нет, — ответил д-р Рудольф. — У вас в руках управление русскими ракетами, и вам будет помогать обычный компьютер, который может отвечать на ваши вопросы. Вы должны решить, когда и как нанести второй и третий удар. Если уцелеете.

— Если уцелею?

— Управление стратегическими ракетами США сейчас в руках «Пчелки» — ответил д-р Рудольф. — Третья мировая война началась.

Красные мигающие точки, обозначающие русские ракеты, были уже на полпути к цели. Навстречу им двинулись мигающие зеленые точки.

Шизей сделала запрос относительно второго удара, не отрывая глаз от карты. Зеленые точки шли в направлении СССР: это американские ракеты, выпущенные по команде «Пчелки», несли возмездие.

Она нажала кнопку идентификации ракеты, получила ответ, попросила компьютер организовать защиту. Видя, что зеленые точки все приближаются, она подняла стратегические бомбардировщики, разделив их на четыре эшелона. Но сразу же заметила желтые вспышки на американских авианосцах: то в воздух поднялись перехватчики. «Пчелка» реагировала моментально. Просто чудо!

Опять запросила совет у своего компьютера и, получив его, ввела в действие автоматическую защиту против американских ракет. Слишком много целей надо было идентифицировать, слишком много вопросов решить. Ее компьютер сумел взорвать несколько целен в воздухе, но тут же она увидела, что ее установки для запуска ракет одна за другой выведены из строя. Шизей ввела в действие флот атомных подводных лодок, но, прежде чем сообразила, что происходит, они были потоплены американскими пикирующими бомбардировщиками. Москва сметена с лица земли, а у нее в резерве осталось только несколько самолетов. Пот выступил у нее на лбу. Поражение полное.

— Ну как, достаточно? — раздался голос д-ра Рудольфа.

— Вполне, — ответила Шизей. У нее даже голос охрип внезапно. Она отодвинула от себя черный ящик. — Но насколько убедительна эта демонстрация? Я ведь ровным счетом ничего не знаю о ракетах и бомбардировщиках. А «Пчелка» — все, что надо знать.

— "Пчелка" обладает такой же информацией, что и ваш компьютер, — сообщил д-р Рудольф, — который, кстати, является точным аналогом того, что в Кремле.

— Но разница просто... потрясающая, — призналась Шизей.

— Это все равно что современный человек и динозавр, состязающиеся в решении задачек на сообразительность, — подтвердил д-р Рудольф. — Здесь я с вами совершенно согласен. — Он потер руки. — Ну, как демонстрация, Кок?

Брэндинг был на седьмом небе от счастья. Теперь дело в шляпе. Компьютер «Пчелка», от которого зависела его карьера, стал реальностью. Рудольф и его гениальные ребята перевели все из сферы теории в жизнь, сделав даже больше, чем можно было ожидать, основываясь на первых опытах, которые были, конечно, обнадеживающими, но не больше. А это был настоящий успех.

— Ну как, Шизей? — обратился Брэндинг к ней, слишком переполненный чувствами, чтобы сказать что-либо.

— Я бы, — Шизей тоже выглядела немного ошарашенной, — я бы хотела ПОСМОТРЕТЬ на «Пчелку». Можно?

Д-р Рудольф взглянул на Брэндинга.

— Это тебе решать, Кок. Она твой гость.

— Хорошо.

Сам компьютер «Пчелка» был размещен тремя этажами ниже, в подвале старого особняка, который был расширен, чтобы вместить лабораторное оборудование. Проникнув за бронированную дверь, Шизей сначала глазам своим не поверила, когда ей показали компьютер.

— Он не больше моей сумочки! — удивилась она. — Неужели это он?

— Конечно, он, — д-р Рудольф просто весь сиял. — Это и есть компьютер «Пчелка», ваш противник на фронтах третьей мировой войны. Как видите, он заслуживает такого названия. Это своего рода мультимозг, новая форма мыслящей материи. Чтобы заставить множество ячеек работать одновременно, нам пришлось применить абсолютно новую технологию. Эти микропроцессоры сконструированы не на силиконовой основе и даже не на новейших сплавах фосфида индия с мышьяковистым галлием. «Пчелка» работает на мультилазерных процессорах, пропускающих закодированный сигнал десять миллиардов раз за секунду. Монокристаллический алмазный лазер превращает этот сигнал в сигнал электронный. В результате процессор не только перерабатывает информацию со скоростью мысли, но и сортирует ее с такой скоростью, что даже самые быстрые современные компьютеры кажутся раздражающе медлительными в

сравнении с ним.

— Где мне с таким тягаться! — подытожила Шизей.

— Даже если бы вместо вас у пульта стоял сам Джордж Паттон[13] и то бы ничего не вышло, — подтвердил д-р Рудольф.

* * *

— Но если компьютер настолько хорош, настолько быстр и умен, то почему его уже сейчас не используют? — спросила Шизей.

— Это опытный образец, — объяснил д-р Рудольф. — Еще есть нерешенные проблемы, и, конечно, некоторые детали требуют доработки.

— А вы не боитесь, что кто-нибудь подключится к этому мозгу? — поинтересовалась она.

Д-р Рудольф ответил широкой улыбкой:

— О нет. Кроме надежной зашиты на входе, с которой вы уже познакомились сами, в мозг «Пчелки» введена программа, предназначенная для того, чтобы пресекать всякие попытки вирусной атаки, а также использования компьютера посторонними. Уверяю вас, детище Кока Брэндинга вполне здорово.

— Ребенок этот твой, — возразил Брэндинг. — Я только крестный отец.

— Спасибо, Кок, — поблагодарил д-р Рудольф. — Пойдемте. Там в офисе нас ждет кофе. И мне бы хотелось урвать у вас еще толику времени, чтобы обсудить вопросы бюджетных ассигнований на наш проект.

— Шизей? — окликнул Брэндинг.

— Иду, Кок. — Она все еще не могла оторваться oi этого удивительного компьютера, который работал, как человеческий мозг. Потом сделала шаг, чтобы догнать мужчин, но оступилась. Правый каблук подломился, и она упала на одно колено. — Ничего, ничего, — отмахнулась она от их помощи. — Все в порядке. Только придется идти босиком.

Она скинула обе туфельки, незаметным движением вынув из сломавшегося каблука крохотный цилиндрик. Только на мгновение ее рука задержалась под столом. Сердце ее так колотилось, когда она почувствовала, что цилиндрик прилип к нижней части стола прямо под тем местом, где стоял компьютер. Затем она повернулась к ним.

— Кофе? Это просто чудесно. Умираю как кофе хочу!

* * *

До своего офиса Томи Йадзава добралась лишь в конце рабочего дня, потратив его почти целиком на расспросы ассистентов д-ра Ханами и д-ра Муку, персонала их лабораторий, вообще всех, кто контактировал с покойными. Она внимательно изучила книгу регистрации пациентов за последние шесть недель: все искала хоть какие следы человека, который убил Ханами и Муку.

Из обстоятельств их смерти можно было заключить, что они были знакомы с убийцей. Особенно что касается д-ра Муку, который был убит с очень близкого расстояния и совсем не сопротивлялся. Томи не могла поверить, что сунуть вот так в глаз сигарету с фосфором можно было, ворвавшись в кабинет без спросу. Даже если это был тот человек, который напал не нее и Николаса Линнера. Судебно-медицинская экспертиза сразу же установила наличие фосфора в той сигарете. По заключению эксперта, интенсивное горение фосфора продолжалось, пока сигарета шла «сквозь хрусталик, стекловидное тело, сосудистую оболочку, зрительный нерв». Короче, она проникла до самого мозга, вызвав смерть.

По мнению эксперта — и самой Томи — для этого надо было быть не только совсем рядом с жертвой, но и застигнуть ее врасплох. Одежда д-ра Муку не только не была порвана, но на ней не было ни морщинки. В кабинете полнейший порядок: никаких признаков борьбы. Отсюда следует, что Муку знал убийцу. Можно предположить, что Ханами его тоже знал.

Остаток дня Томи провела, названивая по телефону всем друзьям и знакомым Ханами, пытаясь установить, не пересекались ли они с Муку. Она запросила также данные относительно членов семей убитых, но не потому, что надеялась нащупать что-то, а просто потому, что привыкла быть дотошной, проводя следствие.

Все, что ей удалось установить, так это то, что Муку был вдовцом, а у Ханами была жена. Брак был счастливым. Детей у обоих врачей не было.

Когда Томи перебрала всех людей, занесенных в список, сумев связаться только с третью из них, то решила посоветоваться с капитаном Омукэ, что делать дальше. Кстати, он и сам звал Муку: в регистрационном журнале он значился как человек, приходивший на консультации к нему по поводу дел, проходивших по отделу расследования убийств.

Уже вечерело. Большинство служащих уже разошлись, и в офисе стало заметно тише. Сендзин, однако, был на месте.

— Психопатия — это еще не показатель преступных наклонностей, — ответил ей Сендзин на первый вопрос. — Это не мои слова. Это мне сообщил д-р Муку. И еще он прибавил, что это состояние можно сравнить со светом забытого маяка. Одиночество есть единственный компаньон, которого может терпеть психопат, сказал он. — Сендзин кивнул. — Да, я хорошо помню д-ра Муку. Очень жаль, что его больше нет. Это потеря для нашего отдела, потому что благодаря его советам мне удалось установить вину, изолировать и выследить трех отъявленных террористов: Курамату, Шигейуки и Тоширо.

— Что он из себя представлял?

— Муку-сан? — лоб Сендзина наморщился. — Трудно сказать. Он был очень способным человеком, но чистой воды интровертом. Не любил быть на виду, наверное, был плохим оратором. Не деятель, а скорее мыслитель.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать