Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Белый ниндзя (страница 86)


— Вы с сенатором Брэндингом большие друзья, — сказал Эйлбемарл через некоторое время. В течение этого времени он вытирал губы от томатного соуса.

— Мы были вместе на том банкете, — сказала Шизей. — И это не в первый раз мы появляемся вместе на подобных мероприятиях.

Эйлбемарл одарил ее долгим взглядом. Улыбнулся, показывая широкие зубы: — Восхищен вкусом сенатора.

— Простите, какие аспекты наших отношений с сенатором интересуют вас, кроме тех, которые не дают покоя любителям подсматривать в замочные скважины?

Эйлбемарл хохотнул, чтобы показать, что в невозбраняемых службой дозах чувство юмора у него имеется, затем сразу посерьезнел.

— Сенатор указал на вас как на человека, который может подтвердить его алиби.

— Вы намекаете, что я буду его выгораживать, — по любви?

Эйлбемарл пожал плечами:

— Не вы первая, не вы последняя.

— Двести пятьдесят человек видели сенатора Брэндинга на банкете.

— Но, согласно вашему же утверждению, — глаза следователя опустились на страницу блокнота, в котором он делал пометки во время допроса, — вы с сенатором прибыли туда примерно в 08.30.

— Ну а судебно-медицинский эксперт говорит, что Брислинга прикончили где-то между семью и девятью. Так что до 08.30 у вас была уйма времени.

Она почувствовала, что эту информацию он приберег для нее, как козырь.

— Мы были вместе часов примерно с восьми.

— Не мог успеть, да? Чтобы убить Брислинга, потребовалось три минуты, — процедил Эйлбемарл. — Как вы думаете, что делал Брэндинг в эти сорок две минуты?

Шизей почувствовала, что Эйлбемарл хочет подловить ее. Они подошли к критической точке допроса. Ему надоел их спарринг, как выражаются боксеры. Он снял перчатки. Пожалуй, пришло время и ей сделать то же самое.

— Сенатор Брэндинг не убивал Дэвида Брислинга, — сказала она.

Детектив Эйлбемарл наморщил лоб. Это был единственный признак того, что она удивила его. Его глаза смотрели на нее, как будто говоря, что он видит ложь за двадцать шагов.

— Как вы можете это утверждать с такой безапелляционностью? — удивился он.

— А зачем ему было возить труп Брислинга в багажнике весь вечер? Он не дурак и сам в петлю не полез бы.

— А он просто хотел от него избавиться в укромном месте. Не было достаточно времени, чтобы сделать это до того, как он заехал за вами.

— Вы сказали мне, у него было сорок две минуты.

Эйлбемарл ничего на это не возразил, но по глазам было видно, что он не сдался. Пока.

Все это слишком похоже на то, что Брэндинга подставили, хотела сказать Шизей. И сказала бы, будь детектив Эйлбемарл чуточку попроще. Но с ним надо держать ухо востро. Он сразу заподозрит неладное, если она будет пытаться делать за него его работу.

Она полезла в карман, достала аудиокассету.

— Есть у вас здесь что-нибудь, на чем ее можно прослушать?

Эйлбемарл долгое время молча смотрел на кассету, затем будто приняв решение, потянулся к ящику стола и достал маленький магнитофон.

— Эта штука фиксировала ваше милое чириканье, — сказал он, осклабившись. — Не доверяю своему умению стенографировать. Слишком давно был последний раз на курсах переподготовки.

Он вынул из магнитофона свою кассету, вставил кассету Шизей, нажал на клавишу ПУСК. «Брислинг был материалом одноразового использования, — услышали они голос Дугласа Хау. — Он никогда не довольствовался тем, что я ему даю, все требовал большего». Эйлбемарл остановил кассету.

— Кто это?

— Сенатор Дуглас Хау.

— А-а! — кивнул головой Эйлбемарл.

Шизей определенно нравился этот следователь. Ей не надо было объяснять ему, что Хау был боссом Брислинга и что Хау и Брэндинг плевали друг другу в рожу при встрече. Он и так все знал.

Эйлбемарл опять нажал на клавишу. «Он для меня был то же, что для трамвая буфер на крутом спуске, — продолжал Хау свою исповедь на собственном судебном процессе. — Его я, например, совал в Джонсоновский институт, потому что не хотел, чтобы кто-либо знал о расследовании, которое там ведут по моему заданию».

«Расследование? Какое?» — послышался голос Шизей.

«Неужели тебе не понятно? — откликнулся Хау. — Расследование его проекта „Пчелка“. Я не игрушки играю с Брэндингом, а воюю на уничтожение, ты меня понимаешь. Я дистанцировался от операции. Она — всецело детище Брислинга, а я всегда могу откреститься от него. Так думал я. Но дело оказалось сложнее. Ты была права, мне лучше бы не затевать этого расследования. Брэндинг, конечно, пронюхал... Все к лучшему, все к лучшему! И с Брэндингом, и с Брислингом разделались одним мастерским ударом!»

Эйлбемарл остановил кассету.

— Как это у вас оказалось?

— Я время от времени работала на Хау, — ответила Шизей. — Ничего официального. Сознаюсь, мне нравились деньги, которые он мне платил. Но эта их свара с сенатором Брэндингом быстро выходила из-под контроля, и я это заметила. Я пыталась предупредить его, остановить, но он просто-напросто не слушал. Хау прямо зациклился на этом. Все, о чем он мог думать, так это уничтожить Брэндинга. Я захотела выйти из игры еще до того, как Хау сделает что-нибудь действительно глупое.

— Например, убьет своего помощника и попытается повесить это на Брэндинга. — Эйлбемарл в задумчивости постучал указательным пальцем по губам. — А что конкретно вы делали для Хау?

— Когда мои интересы, связанные с экологией, пересекались с его, как это иногда случалось, мы объединяли свои силы и толкали

соответствующие предложения на Капитолийском холме. И все в таком духе.

Эйлбемарл кивнул на магнитофон:

— Продолжим. — Она наклонилась над столом и опять запустила пленку.

«Пошли ты своих экологов ко всем чертям, Шизей, — продолжал звучать голос Хау. — Ты понапрасну расходуешь на них свой талант. Теперь, когда законопроект по АСИКС провален — а он уже сдох, как и политическая карьера Брэндинга — я хочу, чтобы ты официально работала у меня. Я возьму тебя на постоянную работу. Ты защитишь меня от любого мерзавца получше дрессированного мастифа. Он у меня в штаны наделает, если попытается перечить».

Запись кончилась, и Эйлбемарл выключил магнитофон. Его лицо приняло задумчивое выражение.

— Что он этим хотел сказать?

— Хау видел меня в том же свете, что и Брислинга. Мы были для этого подонка чем-то вроде дрессированных сторожевых псов.

— Нет. Я имею в виду слова насчет того, что все в штаны наложат.

Шизей передернула плечами:

— Я знакома с боевыми искусствами. Хау это очень понравилось. Он себя чувствовал спокойнее, когда я рядом.

Эйлбемарл крякнул.

— Хочу кое-что заметить для вашей пользы. Вы ничуть не боитесь быть впутанной в это дело?

— Во что? — голос Шизей прозвучал совершенно спокойно. Хотя она видела, что Эйлбемарл подвел ее к тонкому льду и теперь ждет, что она растянется на нем. Волноваться рановато, но надо быть вдвойне осторожной.

— Вы хорошо владеете руками. У вас устрашающий вид. Может, вы и порешили Брислинга для Хау?

Шизей не дрогнула под его пристальным взглядом, но смотрела на него по-прежнему дружелюбно.

— Скажите, как был убит Брислинг?

— Что-то тяжелое и квадратное раскроило ему сзади череп, — ответил Эйлбемарл тоном, каким обычно описывают достоинства новой машины. — Знаете, как разбивают яичную скорлупу о край сковородки?

— Похоже на преступление, совершенное в состоянии аффекта: припадка ярости или хотя бы закоренелой ненависти, — сказала Шизей. — Для этого нужен серьезный мотив, а у меня его нет.

— Вы сказали, что работали на Хау. И что он неплохо вам платил.

Шизей была мастером добавить в свой голос столько яда, сколько нужно.

— Когда я была помоложе, меня использовал в своих целях мужчина. Причем использовал самым бессовестным образом. Тогда я поклялась, что этого никогда более не повторится. Поняв, что не я работаю на Хау, а Хау пользуется мной, я для себя решила: хватит! — Она позволила своему лицу слегка смягчиться. — В любом случае, подобных безоглядных поступков я бы просто не смогла совершить.

— Точнее?

— Вы что-нибудь знаете о боевых искусствах, детектив?

— Немного занимался карате: обычные тренировки в полиции.

— Не обижайтесь, но разбивание рукой досок и усмирение преступников имеет мало общего с боевыми искусствами.

— Преступники — это моя специальность.

— Но не моя, детектив. Истинные боевые искусства — в том виде, в каком их следовало бы преподавать — на восемьдесят процентов направлены на развитие сознания. В любом случае это самооборона, а не агрессия. Если бы Дэвид Брислинг — или кто-нибудь из ваших подопечных напал на меня, я бы сумела защитить себя. Но уж наверняка не разбила бы ему сзади черепушку. Это не мой стиль.

Эйлбемарл долго ничего не говорил. Он вставил себе в рот зубочистку и задумчиво перекладывал ее языком из одного угла в другой. Затем постучал указательным пальцем по магнитофону.

— Мне придется забрать эту кассету. Веская улика.

— Пользуйтесь, — разрешила Шизей.

— Когда я приглашу для разговора Хау, я хочу, чтобы вы тоже присутствовали.

— Ну, — протянула она с какими-то новыми нотками в голосе, — я не буду иметь ничего против.

* * *

Пройдя паспортный контроль и таможню в нью-йоркском аэропорту Кеннеди, Николас услышал по громкоговорителю свое имя. Он подошел к радиорубке, где ему сообщили номер. Платные телефонные автоматы блестели никелем на другом конце ленты выдачи багажа. Он успел обменять иены на американские доллары еще в аэропорту Нарита и поэтому направился сразу туда. Стенки кабины были украшены хулиганскими надписями. Он набрал данный ему местный номер.

— Это я, — ответил голос. — Нахожусь в телефонной будке на другом конце. За тобой никто не следит.

— Я этого и не опасался, — сказал Николас. — Сейчас увидимся.

Затем Николас набрал номер, данный ему Томи. Детектив по раскрытию преступлений Мэл Бранка был на ночном дежурстве и сам принял звонок Николаса.

— Плохие новости, друг, — сказал он прокуренным голосом. — Я встретил этот самолет с японским мерзавцем по просьбе Томи, но не смог его задержать. Он, как положено, был в списке пассажиров. Я это сам проверил. Я даже опросил весь экипаж, но никто из них его не запомнил. Все, что они смогли сказать, так это то, что место было занято. Это все, что я сумел сделать, друг: слишком у меня было мало времени, чтобы организовать его встречу как надо. Наверно, птица более высокого полета, чем обычные поставщики кокаина, с которыми мне приходилось иметь дело.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать