Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Белый ниндзя (страница 90)


Нанги шел медленно, тяжело опираясь на трость. Лицо сосредоточено, и морщины на нем обозначены резче, чем обычно. Небо подернуто молочно-белой дымкой, как это часто бывает на утренней зорьке, дающей всему вокруг какую-то сюрреалистическую окраску, размывая контуры, смазывая цвета.

Томи остановилась над рекой цвета индиго. Лодки нетерпеливо плясали у причала, ожидая, когда из них начнут вытаскивать, сортировать и оценивать для утренней продажи их серебристый груз. Ничего, однако, не происходило. Люди в лодках стояли и глазели, разинув рот, на предмет шестифутовой длины, накрытый пластиком и лежащий на досках причала.

— Они вытащили его из Сумиды минут сорок назад, — пояснила Томи. — Во всяком случае, мне об этом сообщили именно тогда. — Она указала на предмет. — Он выплыл на поверхность и ударился о борт лодки. Хозяин глянул за борт и понял, что надо звонить в полицию.

Она жестом попросила поднять пластиковое покрывало.

— Господи Иисусе! — выдохнул Нанги.

— Это он? — повернулась к нему Томи, — Вы его точно можете опознать?

— Да, — Нанги с трудом сглотнул. — Это Барахольщик. Томи кивнула, как бы отвечая своим собственным мыслям. — Я не знаю, что точно произошло, но вы сами можете видеть, что его долбанули по голове, вероятно, железным прутом. Они так всегда делают.

— Кто они?

— Преступный клан.

Нанги склонился над раздувшимся телом Барахольщика.

— Это не их рук дело.

— Почему вы так думаете?

— Я в этом уверен — ответил Нанги. — У Барахольщика среди этого народа было много друзей.

— Ну, где есть друзья, должны быть и враги, — глубокомысленно изрекла Томи. — Закон джунглей.

— Все это так, — заметил Нанги. — Но посмотрите сюда, на раны. Использовалось тупое и очень тяжелое оружие. — Он вгляделся повнимательнее. — Мне кажется, эти раны нанесены с помощью тецубо.

— Этим древним оружием? Насколько я помню уроки истории, оно использовалось, чтобы разбивать им стальную броню и калечить боевых коней. — Она подошла поближе. — Никогда не видела, как им орудуют.

— А я видел, — сказал Нанги. — Правда, очень давно. Поединок бойцов, вооруженных тецубо, — довольно жуткое зрелище. Нужна дьявольская ловкость и чудовищная сила, чтобы вертеть тяжеленным железным прутом с набалдашником, усаженным железными шипами. — Нанги оперся подбородком о голову дракона на его трости. — Бедняга, — тихо промолвил он, опять поглядел на труп. — Чтобы использовать эту штуковину, надо иметь твердое намерение убить. Поединки с применением тецубо неизменно заканчиваются смертью одного из участников.

— Вы хотите сказать, что такие поединки все еще случаются?

— Вот вам наглядное доказательство этого, — сказал Нанги, распрямляясь. Он попрощался с Барахольщиком и дал знак Томи отойти в сторонку, чтобы их разговор не слышали медэксперты.

— Что нашли на теле?

— Ничего, — ответила она, — Или он ничего при себе не имел, или же его обчистили, прежде чем бросить в реку. Я думаю, последнее предположение более вероятно.

— Согласен, — подтвердил Нанги. — Вообще-то Барахольщик был очень осторожен и никогда не носил при себе чего-либо подозрительного, по чему можно было бы догадаться, чем он занимается. Только подложные документы и немного денег.

— Было бы очень трудно идентифицировать его, если бы не ваше описание. Следователь сразу же позвонил мне, — сказала Томи. — Мне очень жаль, Нанги-сан.

Нанги кивнул.

— Все это очень печально. И большая потеря для меня. Барахольщик был моими глазами и моими ушами в вопросах, касающихся Кузунды Икузы и его дел. На последней нашей встрече он только в общих чертах обозначил, что ему удалось раскопать. Он мог бы сказать гораздо больше в момент его убийства. — Но, пожалуй, это не суть важно, подумал Нанги. Главное, он указал на цель, с которой Икуза затеял свою операцию: захватить контроль над «Сато» и подразделением «Сфинкс Т-ПРАМ».

И все-таки это было лишь предположение. Надо было иметь наглядное подтверждение. Эх, если бы мертвые могли сказать что-нибудь! Какими бы тайнами ты поделился со мной. Барахольщик, если бы мог?

Единственно ценной информацией было то, что Киллан Ороши, дочь президента «Накано», каким-то образом связана с Икузой. Это поразило нас обоих. Единственной зацепочкой остается только она.

— Сержант Йадзава!

Они оба повернулись на окрик и увидели, что один из экспертов, как сумасшедший, машет рукой, подзывая Томи. Они подошли к тому месту, где укладывали на носилки труп для того, чтобы погрузить его в машину.

— Посмотрите, что мы обнаружили, — сказал эксперт. — Левый ботинок у него свалился, очевидно, в воде. И вот поглядите, что у него привязано к большому пальцу!

Томи и Нанги наклонились, чтобы взглянуть. Барахольщик не носил носков под обувь. Нога его невероятно вздулась. К большому пальцу липкой лентой был приклеен крохотный ключик.

Томи достала перочинный нож и перерезала клейкую ленту, осторожно взяла ключик и уронила его на ладонь Нанги.

— Возможно, — сказала она, — у нас есть еще одна зацепочка.

* * *

Из всех правил я больше всего уважаю настоящее, — сказал детектив Эйлбемарл. — Что если наведаться к сенатору Хау прямо сейчас?

Шизей кивнула:

— Как скажете.

— Это сержант Джонсон, — представил Эйлбемарл огромного негра-полицейского, присоединившегося к ним по дороге к выходу.

— Я его помню, — сказала Шизей.

— Вы удивительная

женщина, — сделал ей комплимент Эйлбемарл, когда они спускались с крыльца и шли по направлению к машине без опознавательных знаков. Было жарко и душно, хотя с Чезапикского канала и дул легкий ветерок: типичная летняя ночь в столице. — Вы уверены, что хотите принять участие в нашей операции?

— Вы хотите, чтобы я поехала, я и еду. Все очень просто.

Эйлбемарл крякнул:

— Нет ничего простого в этом мире. — Он выехал на улицу. — Когда кто-нибудь из подчиненных Хау начинает перечить ему, этого человека могут ждать неприятности.

— Я не перечу ему, — поправила Шизей. — Я его вам сдаю.

Эйлбемарл не мог сдержать улыбки. — Ну, должен вам сказать, вы крепкий орешек. Правильно я говорю, Бобо?

— Черт меня побери, если это не так, — откликнулся сержант Джонсон с заднего сиденья. У Шизей было ощущение, что он дышит ей в шею.

Эйлбемарл продолжал:

— Я полагаю, вы отдаете себе отчет в том, что у сенатора достаточно средств, чтобы подрезать вашу карьеру на веки вечные. Это вас не пугает?

Шизей только молча посмотрела на него в темноте салона автомашины.

Он вел машину быстро, но без лихачества. Через несколько минут они уже подъезжали к резиденции Хау на Семнадцатой улице.

— Этому дому следовало бы быть музеем, а не жильем, — пробормотал Эйлбемарл, вылезая из машины. Взглянув вверх, он увидел свет на третьем этаже. Указал рукой: — Я полагаю, вы знаете здесь все входы и выходы?

— Я знаю только офисы на первом этаже. На третьем — личные покои сенатора. Я там никогда не была.

Эйлбемарл опять крякнул, и они поднялись по каменным ступенькам. Позвонил. Ответа не было. Немного подождав, опять позвонил, на этот раз подольше. Тишина. Он повернул ручку — и дверь открылась вовнутрь.

Эйлбемарл и Джонсон немедленно вынули пистолеты. — Когда имеешь дело с параноиком вроде Хау, это явно не помешает.

— Может, лучше вызвать подкрепление? — спросил Джонсон.

— Незачем, — категорично бросил Эйлбемарл. — Он наш. Ни с кем не хочу делиться. — Повернулся к Шизей: — Вы останетесь здесь.

— Я хочу войти вместе с вами, — возразила она.

— Это против правил, — проворчал Эйлбемарл, уже войдя внутрь. Сержант Джонсон сердито посмотрел на нее и последовал за шефом. Через секунду и Шизей прошла вслед за ними.

На первом этаже было темно. Она видела, что полицейские нашли винтовую лестницу и медленно поднимаются по ней. Как тень, она скользнула следом. На втором этаже тоже не было света, но здесь было уже не так темно, потому что сюда просачивался свет с третьего этажа.

— Держи голову пониже, — услышала Шизей шепот Эйлбемарла, и они начали подниматься.

Лестничная площадка третьего этажа была залита светом из дверей комнаты, которая была, очевидно, кабинетом Хау. Книжные шкафы от пола до потолка окружали пару кожаных диванов, повернутых друг к другу лицом, и еще кресло с высокой спинкой — тоже с кожаным сидением. Массивный старинный письменный стол красного дерева с резным орнаментом в виде фруктов и вращающееся кожаное кресло. На стенах с темно-зелеными обоями висели картины, изображающие сцены охоты, — очевидно, работа английских живописцев. Все лампы были включены.

Перед одним из диванов лежал старинный персидский ковер, но теперь за него никто не дал бы и цента, потому что он был залит кровью и заляпан человеческими мозгами. Сенатор Дуглас Хау полусидел в неестественной позе на этом диване. Ноги были нелепо положены одна на другую, будто он отдыхал, — если слово отдых здесь уместно. Руки раскинуты, словно от отдачи. Короткоствольное ружье системы «Магнум» лежало неподалеку от его правой руки. От задней части головы ничего не осталось. Корешки книг в шкафу за его спиной заляпаны мозгами.

— Господи Иисусе! — вот и все, что мог сказать Эйлбемарл. Затем повернулся к Шизей: — Не двигайтесь и ни в коем случае не прикасайтесь ни к чему руками.

Он подошел к телефону и поднял трубку, обернув ее предварительно носовым платком. Набрал номер, пользуясь концом своей ручки, чтобы нажимать кнопки.

— Бобби? Это Фил, — сказал он в трубку. — Пришли сюда машину, группу экспертов-криминалистов и кого-нибудь из медэкспертов. — Затем он назвал адрес. — Да, сам сенатор Хау. Бороться за переизбрание уже не будет, но, ради Бога, постарайтесь, чтобы пресса об этом не пронюхала как можно дольше и не начала наступать нам на пятки. Хорошо? Кого ты мог бы допустить из ихнего брата к этому делу? Годится. Да. Да. И я бы хотел, чтобы ты сам сюда прибыл.

Эйлбемарл положил трубку, внимательно посмотрел на Шизей, чтобы убедиться, что она серьезно отнеслась к его инструкциям. Затем он подошел к Джонсону, который все еще разглядывал Хау, и опустился на колени, внимательно осмотрел «Магнум», затем правую руку Хау.

— Что вас заинтересовало? — спросила Шизей.

— Обычно эти ружья, из которых стреляют с руки, очень редко используются, но за ними требуется уход, чтобы поддерживать их в рабочем состоянии, — изрек детектив.

— На пальцах сенатора явно заметны следы ружейного масла, — заметил Джонсон.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать