Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Город в осенних звездах (страница 25)


- Спасибо, гражданин, теперь уже лучше. А ваше как?-Голос его прозвучал очень даже язвительно.

- Так, простудился немного. Зима, понимаете ли... Но в остальном я себя чувствую замечательно. Что-то вы далековато заехали от Парижа, сударь. Может быть, тамошний климат слишком для вас суров?

- Там дьявольски холодно и промозгло, но климат этот меня устраивает, гражданин, и всегда очень даже устраивал.

- Однако, средства к существованию там теперь добывать несколько затруднительно, или нет?

- Не так чтобы и затруднительно, гражданин. Мои потребности весьма скромны. Я вполне доволен своим теперешним положением.

- Стало быть, я ошибаюсь, сударь. Мне показалось, что вы существуете тем, что сосете у волка.

При сем замечании глаза Монсорбье вспыхнули гневом,-точно внезапный шквал пробежал по морю,-но потом вновь преисполнились обманным спокойствием.

- Как вы узнали, что я сейчас в Майренбурге?

- Я и не знал. Я здесь совсем по другому делу. Прибыл по официальному приглашению как посланец Франции. Но, разумеется, я только рад этой возможности возобновить нашу старую дружбу. Я два дня уже в Майренбурге. Как поживает ваша приятельница, та дама, что величает себя герцогиней какого-то отдаленного мыса в Адриатическом море?

- Вы меня очень обяжете, сударь, если станете говорить со мной прямо, не напуская туману. Вы собираетесь арестовать меня?

- Здесь у меня нет на то власти, фон Бек. И на что вы, собственно, тут намекали?-Он в искреннем недоумении приподнял бровь. Я, однако, не мог поверить что он так вот вдруг перестал ненавидеть меня. Даже теперь в манерах его ощущался намек на то, что он собирается перед ударом. И последующие его слова подтвердили мою догадку:-Речь, как я понимаю6 идет о личных наших разногласиях, и вопрос сей надлежит разрешить немедленно. Надеюсь, у вас сохранились еще представления о чести с тех пор, как вы занялись частным предпринимательством. Вы понимаете, что я имею в виду?

- Разумеется, сударь.

- Выбор оружия я оставляю за вами.

Я пожал плечами.

- Место?

- Я слышал, что традиционное место таких разбирательств-Двор Руна у причала Младоты. У моста.

- Я выбираю клинки,-проговорил я, понизив голос, не желая, чтобы меня услышали мои друзья.

- Шпаги?

- Как вам угодно.

- Стало быть, шпаги. Теперь время, сударь?

- Я, сударь, во времени не стеснен. Но, также традиционно, споры такие решаются на рассвете. Встретимся у моста часов в семь утра. Завтра-воскресенье, и нас никто не потревожит.-Майренбургский власти к поединкам такого рода относятся крайне неодобрительно, и были случаи, когда дуэлянты, застигнутые на месте "преступления", подвергались весьма суровому наказанию. - Думаю, это у нас не займет много времени,-проговорил Монсорбье, делая знаки сержанту Шустеру, занятому на дальнем конце стойки.

- Надеюсь, сударь, что нет. У меня много дел.

Он едва ли не улыбался от удовольствия, предвкушая, как он получит свою сатисфакцию. Я в последнее время забросил все упражнения в фехтовании, но все же надеялся, что мы с Монсорбье будем где-то на равных. Ни я, ни он не выстояли бы и пяти минут против настоящего мастера, но все же мы оба неплохо владели шпагой. Это будет не первая у него дуэль. У меня, разумеется, тоже.

Сей вызов, честно признаюсь, мне пришелся весьма ко времени. Я испытал несказанное облегчение; обещание такого незамысловатого разрешения проблемы весьма меня воодушевило. Заметив наконец, что Монсорбье подзывает его, сержант Шустер направился к нам. Француз прищурился. Он явно узнал лицо Шустера, но никак не мог вспомнить, кто он и где они с ним встречались. Сержант же насупился и помрачнел. Монсорбье почувствовал себя несколько неуютно. Он вдруг отвернулся от Шустера и, отвесив мне любезный поклон, быстрым шагом направился к двери.

- Значит, до завтра, сударь!

Мне нужны были секунданты, поэтому я сообщил Сент-Одрану и Шустеру, что я принял вызов своего преследователя. Сент-Одран тут же принялся обрисовывать способы, как побить Монсорбье посредством различных хитрых уловок, припомнил еще одну дуэль в Пруссии, которую выиграл именно так, а Шустер,-опытный фехтовальщик,- предложил мне поупражняться с ним в качестве партнера, за что я был очень ему благодарен.

- Я помню еще его стиль,-сказал мне сержант.-Вы ведь знаете, я однажды с ним дрался. Все, что я потерял в той схватке,-свой офицерский чин, но вы, похоже, рискуете потерять жизнь.

- Но если он вас убьет, как же мне быть без партнера?!-искренне огорчился Сент-Одран. Грубая реальность так неожиданно пробила брешь в яркокрасочных облаках, каковые давно уже затянули пространства мыслей шевалье.

Я улыбнулся.

- Быть может, покончив со мною, Монсорбье пожелает присоединиться к вам?

- Мне нужно имя,-резонно возразил шевалье.-Ваше имя, а не его.

- Тогда, прежде чем я отправлюсь на договоренную встречу, я отпишу письмо брату и изложу ему ваши планы.

Тут Сент-Одран неожиданно проявил искреннюю сердечность.

- Я, друг мой, говорю серьезно.

- Я тоже серьезно. Может так получиться, что завтра меня не станет. Я, однако, рассчитываю победить. У меня все же побольше опыта, как защитить свою жизнь, чем, подозреваю я, у Монсорбье. А почему вы не отвечаете нашему таинственному поставщику горючего газа?

Он заколебался, покосился на Шустера, потом направился вверх, к себе в комнаты. Я же, хотя и принял вызов

Монсорбье с некоторым облегчением, преисполнился теперь того самого леденящего страха, который придает человеку ложное,-как часто оказывается,- ощущение полной своей беспристрастности к происходящему. Однако именно страх сей и пробудил во мне решимость.

В тот вечер пивная опустела рано. Мои юные друзья очень устали с дороги, и все вчетвером отправились к Красному,-у семейства которого в городе был свой дом,-спать. Шустер распорядился, чтобы из центра зала убрали столики и скамьи, и, закатав рукава, мы с ним взялись за шпаги. Сент-Одран снова спустился низ и уселся в уголке, грызя ногти. Ульрика и матушка ее, фрау Шустер, со встревоженным видом наблюдали за нами с верхней галереи. Я был очень доволен, что мне представился случай заняться физическими упражнениями. Шустер тоже улыбался, пока мы фехтовали, и былая сноровка моя восстанавливалась очень быстро.

Но и на этом тот долгий день не закончился. (Забегая вперед, скажу, что он явился как бы поворотною точкою в нашей дальнейшей судьбе.) Впереди нас ждало еще много событий. Едва мы с сержантом покончили с нашими выпадами и гамбитами, как в наружную дверь постучали. По знаку мужа фрау Шустер пошла открывать.

- Вряд ли это патруль,-успокоил меня сержант, но, предосторожности ради, мы все же спрятали шпаги под стойку и схватились за кружки.

Фрау Шустер неспешно прошествовала к двери, подняла засов и отшатнулась назад. Дверь резко открылась внутрь, едва не сбив ее с ног, и в пивную "Замученного Попа" ввалилась дюжина здоровенных зловещего вида мужчин. Лица их были скрыты шарфами. Я сначала подумал, что это вернулся Монсорбье со своими людьми, но одеты они были вовсе не на французский манер. Эти громилы вынули из-под широких пальто громадные пистолеты и угрожающе наставили их на фрау Шустер и Ульрику, которая так вся и пылала от возмущения.

- Будете сопротивляться, мы убьем женщин,-шарф заглушал хриплый голос их вожака, но в тоне его явственно слышалось раздраженное нетерпение профессионала, торопящегося поскорее исполнить свою работу, каковая подразумевает и устрашение беспомощной жертвы, и даже пытки, если возникнет в том необходимость. Неужели Монсорбье сыграл труса и нанял шайку головорезов, дабы избавить себя от неудобства и не вскакивать завтра чуть свет. Я не мог в это поверить. Но тогда кто же послал их? Какие еще враги есть у нас в Майренбурге?

- Это вы Сент-Одран?-спросил предводитель, тыча в меня своим пистолетом. Я ничего ему не ответил. Тогда он поглядел на моего партнера, который так и сидел у себя в углу, разыгрывая этакую небрежную беспечность.

- Это я,-протянул он.-Чем могу быть полезен вам, джентльмены? -Шевалье встал и поглядел на них как бы сверху вниз, причем взгляд его словно скользил по его длинному носу и только потом обращался на собеседников.-Боже ты мой, вы же большие здоровые парни. Мы что, будем драться за приз?

- Значит, это второй,-объявил предводитель банды, кивнув в мою сторону. Он резко выдохнул воздух через плотную повязку, что скрывала его лицо,-Хорошо.

Нас окружили. У меня была под рукой только шпага, которую я убрал под стойку. На сержанта и семейство его рассчитывать не приходилось. Шустер незаметно указал взглядом туда, где лежали спрятанные наши шпаги, но я качнул головой. Мы не могли рисковать жизнью женщин. Пришлось ему удовлетвориться гневной тирадой:

- Чего вы хотите? Денег? Их уже нет в доме. Патруль пройдет здесь через десять минут, и если я не отвечу им на условленный сигнал, вам придется сразиться с десятком солдат милиционного войска! На вашем месте, будь у меня хоть немного ума, я поспешил бы убраться отсюда!

Но речь сия не впечатлила мрачного предводителя этой шайки.

- Мы пришли за двумя этими джентльменами,-он повел дулом своего пистолета.-Тебя мы не тронем, если ты только не вздумаешь нам помешать.-Голос его оставался зловещим и хриплым.-И не говори ничего дозорным, хозяин, если ты только не хочешь, чтобы к утру этих милашек приготовили в лучшем виде для жаркого, освежевали, и выпотрошили и даже по яблочку положили в рот.-Ни один из шайки его не рассмеялся и никак вообще не отреагировал на отвратительную его шутку. Тишина накрыла всех нас, точно саван.

На мгновение все застыло в этакой немой сцене; потом вожак подал сигнал. Нас с шевалье грубо схватили и потащили во двор, где в снежной тьме стояла уже в ожидании повозка с распахнутыми дверями, -крытый фургон, в каких перевозят коров на базар или развозят мясные туши со скотобоен по бакалейным лавкам. Судя по страшной вони, от него исходившей, фургон этот недавно использовали по назначению.

- Не подвергайте опасности ваше семейство, сержант,-выкрикнул я на ходу.-Мы сообщим о себе, если сможем.

- Заходите,-коротко приказал предводитель.

Сент-Одран колебался.

- Черт возьми,-проговорил он по-английски, растягивая слова и театрально закатывая глаза.-Я так понимаю, парень не шутил. Нас захватили, дружище, не за какие-то личные наши заслуги. Просто у мясников не хватает в последнее время свинины! Нам предстоит стать начинкою пирога!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать