Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Город в осенних звездах (страница 27)


Коротышка-барон,-его звали фон Бреснворт,-попытался удержать свою паству, завизжав совершенно неблагородным образом:

- Он не Зверь! Уверяю вас, он не Зверь!

- Я есмь Зверь! Я-Владыка Града Мира! Я-Мститель. Я-Огонь, коим разрушены будут сокровища Человека! Я-Меч карающий, коим исполнится судьбой предначертанная мне работа. Я-Косарь, жнущий смерть...

- Ты самозванец!-заверещал барон.-Ты обманул мою тетушку, и теперь ищешь, как обмануть учеников моих. Ты дважды достоин кары!

- Нет, сударь... проклятие падет на вас!-Это уже вступил я, тем самым голосом, которым обычно призывают к сплочению бегущее в панике войско.-Внимайте мне, люди. Клянусь в том душою своею, вот он: Тог-Могох. Он лишь позволил привести себя сюда, дабы здесь обратиться к вам. Убейте его и навечно будете прокляты, ибо назначено было ему прийти в этот мир, чтобы стать в нем Антихристом!-Я нес всю эту чушь, не видя в том никакого вреда, чтобы продвинуть претензии наши еще на шаг-другой дальше.

- Вы лжете, сударь!-вконец разъярился миниатюрный барон.-Это- шевалье Сент-Одран, шарлатан и обманщик. Вор, приговоренный в Англии к смертной казни, изгнанный из Берлина, объявленный вне закона в Вене. А вы, сударь, сын Графа фон Бека, отвергнувший титул свой и наследие и ставший приспешником убийц короля Франции!

В это мгновение на свет выступил худощавый мужчина. Высокий и сухопарый. Никогда прежде не встречал я такого лица, оно походило больше на череп, обтянутый кожей. Одет он был во все черное, точно квакер, седые локоны его покрывала квакерская же широкополая шляпа. Человек этот не имел возраста, но глаза его-горящие, исполненные мукой глаза, кажется, видели все, от сотворения мира до, возможно, его конца. Белое кружево на воротнике и обшлагах рукавов, вокруг колена и лодыжки подчеркивало бескровную бледность его лица.

- Никак невозможно, чтобы вы были Антихристом,-резонно заметил он, обращаясь к Сент-Одрану,-ибо Антихрист избран уже и скоро начнется его правление.

Я был склонен поверить этому говорящему скелету. В каждом слове его ощущалась весомая властность, каковую доселе ни разу в жизни мне слышать не приходилось. Голос его, древний, как само Время, пусть и лишенный всяческих чувств, был отягощен ужасающей мудростью. Он не облачился ни в какой маскарадный наряд. Его одеяние было собственным его одеянием, строгим и для него привычным; он как будто сроднился с ним. И каждый раз, когда я смотрел на него, где-то внутри у меня шевелилось чувство, сходное с узнаванием, словно бы он был созданием из сокровеннейших моих снов, представшим взору моему во плоти.

- Вы утверждаете, сударь, что знаете нас,-сказал я.-Но мы вас не знаем.

- Да, я вас знаю, фон Бек. Я знаю всех ваших предков. Первым был Ульрих, назад тому больше ста лет, Ульрих... причина величайших моих несчастий. Его я знал хорошо. Безусловно, в ваших семейных архивах есть упоминания обо мне.

Барон потерпел окончательное поражение. Человек этот явно превосходил его во всех отношениях и был признан главою всем собранием.

- Прежде чем я отвечу вам, сударь, вам следует назвать себя. Кто вы, сударь?

- Когда-то я был тем, кем заявляет себя Сент-Одран. В хрониках вашего рода имеется упоминание обо мне?-Похоже, вопрос этот очень его волновал.-Имя мое Клостергейм, тот, кто восстал против могущественного своего господина. Есть ли там упоминание о Клостергейме, который почти овладел Граалем? Вот кто я, сударь. Выводят ли там меня как воплощенное зло, фон Бек? Не сложили ли обо мне страшную сказку, чтобы пугать детей темными вечерами? ЯКлостергейм, и теперь я противостою обоим, и Господу и Сатане. Теперь я служу Человечеству. И известен я как посланец будущего, каковое украдено, и прошлого, каковое забыто. Рассказы о Клостергейме не наводили ли хладный ужас на детские ночи ваши, фон Бек?-С каждым очередным вопросом он делал еще один шаг по направлению ко мне. Сент-Одран, бледный и озадаченный, переводил взгляд с его лица на мое, с моего-на его.

Ответил я ему вовсе не остроумно, ибо ноги мои подгибались, а все тело покрылось испариной:

- Никогда даже не слышал о вас, сударь. И ничего не читал о Клостергейме.

- Неужели же нет ни единой книги, где меня называют прислужником Сатаны? Вообще ничего в библиотеках фон Беков?

- Ничего, сударь, уверяю вас.

Глаза его стали почти печальны.

- Итак, и имя мое тоже исчезло из этого мира,-вздохнул он.-Все проходит.-Он поглядел на меня с выражением мимолетной муки.- Лютую ненависть я питаю к роду фон Беков. Даже если убить вас, ее не насытишь. Кроме того, судьбы наши сплетены слишком тесно, даже теперь. И еще: у меня не достанет на это мужества. Известно вам, сударь, в каком облике может явится проклятие? Оно может явиться непреходящим проявлением предосторожности, неизменным, когда ты уже не способен идти на риск, даже тогда, когда только риск может спасти тебя от угасания. Но не то чтобы угасание сие было бы нежеланным.-Он простер перед собой свои бледные руки и вперил в них взгляд.-Я вас ненавижу, фон Бек.-С задумчивым видом он подался вперед и, к моему вящему ужасу, провел мне по щеке мертвыми бледными пальцами.-И все же, мне кажется, что я должен и любить вас тоже. По крайней мере, вы мне небезразличны. Теперь я уже задаюсь вопросом, не были ли мы с вашим предком невольными союзниками. Частями единого замысла. Станете и вы мне союзником, фон Бек? Полюбите ли меня?

Я повернул голову.

- Сударь,-процедил я сквозь стиснутые зубы,-вы пытаетесь меня запугать, а мне это не нравится. Что вам нужно от меня?

Он, похоже, пришел в

замешательство и уронил руку.

- Ничего, пока ничего. Фон Бреснворт просто болван. Я поселился в этих катакомбах. Живу здесь более полувека. Вы мне верите?

- Вы хорошо сохранились, сударь. Здешний воздух, должно быть, способствует обретению бессмертия.

- Именно так.-Ответ его прозвучал серьезно, без тени юмора. Следующие свои слова он подбирал с особою неторопливою тщательностью:-Граф Ульрих фон Бек отнял у меня все, что мне принадлежало по праву рождения. Он согласился пойти в услужение к Люциферу.

Тут только я сообразил, что бедняга не в своем уме.

- Сударь, мне ничего не известно об этом.

Он мне не поверил.

- И о Граале, переданном Ульрихом Сатане?

- Прошу вас, герр Клостергейм, отпустите нас. Мы ничего вам плохого не сделали.

- Я служу Человечеству,-объявил он.-Не будет бессмысленного кровопролития, потому только, что мелкий наш хлыщ барон пребывает в расстроенных чувствах. Он злоупотребил своей властью.-Голос Клостергейма стал ледяным шепотом.-Теперь я служу человечеству,-повторил он.-Вы верите мне?

- Сударь, я верю,-я решил потакать ему во всем.-Что же до остального, относительно моего предка...

- Жаль только, что я не видел, как он умирал. Знаете вы, молодой человек, как душа фон Бека искала себе воздаяния?

Я вновь ответил ему без обиняков:

- Я ничего об этом не знаю. По-моему, предок мой умер естественной смертью.

Он медленно кивнул. Определенно, Клостергейм-сумасшедший, но сумасшествие его было более возвышенным и впечатляющим, чем у любого из тех, кто собрались в этом подвале.

- Не отобедаете ли со мною?-прошептал он, а затем, не дожидаясь ответа с моей стороны, развернулся и обвел взглядом собравшихся.- Несите ключ, сброд. Господин мой выносит глупость только в смиренных. А вы обуяны гордыней, вы все. На колени... все, кроме того, у кого ключ!-И все, как один, упали на каменный пол. Так Клостергейм продемонстрировал мне свою силу, в то время как женщина в белых одеждах, что распахивались, обнаруживая скабрезную нагую плоть, открыла замок на одних оковах, потом на других, и нож перерезал веревки.-Ну как, фон Бек? Вы отобедаете со мною?Представилось мне или действительно был намек на какое-то ужасающее томление? Не заманил ли он меня на дорогу, ведущую к смерти или к некому худшему рабству?

- А мой друг?-спросил я.-Сент-Одран?

- Он волен уйти. Прямо сейчас.-Он возвысил голос, обращаясь к коленопреклоненным своим служителям.-Проследите, чтобы шевалье был доставлен домой.-Он положил мне на руку свою холодную ладонь. -Прежде, чем вы уйдете, отобедайте со мной.

Человек этот пугал меня, но все же мне было любопытно; не знаю только, почему, я едва ли не симпатизировал ему. Я колебался.

- Сударь, сегодня ночью я должен как следует отдохнуть, на рассвете я дерусь на дуэли...

Он отвернулся с таким безнадежным вздохом, что я не успел даже подумать как следует, как губы мои уже произнесли:

- Хорошо, герр Клостергейм. Я принимаю ваше приглашение.

- Весьма вам признателен.-Он шагнул по направлению к почтительно склонившемуся перед ним "алому плащу". Острым носком сапога приподнял трясущийся подбородок барона.-Никогда больше не станешь ты что-либо предпринимать без прямых моих указаний. Ты самодоволен и глуп. Ты не достоин той власти, которую я тебе предоставляю. Еще один такой проступок, сударь, и мне придется забрать вас...-тут он указывает большим пальцем вниз,-...туда.

Фон Бреснворт попытался было вымолить прощения, но подавился собственной желчью.

Клостергейм выдернул носок сапога из-под его подбородка.

- Прощайте, мсье ле шевалье. Будьте спокойны, рыцарь фон Бек последует надлежащему курсу.

Сент-Одран явно хотел воспрепятствовать этому плану, но я поднял руку, давая ему понять, что уверен в своей безопасности. Распрощавшись с шевалье, я последовал за Клостергеймом за ширму с козлиною мордой в какой-то узкий коридор, освещенный мерцанием факелов, дающих непривычный серебристый свет.

- Эти мужчины и женщины ждут пришествия Антихриста,-сказал Клостергейм, не оглядываясь назад.-Им известно Рождение, Место и Время. Они верят, что будут избраны для власти, когда начнется царствие Антихриста. Толпа сия велика, но проста. Каждый несет на себе отметину языческого божка, выжженную клеймом на крестце, и верит, что удостоен особой милости. Я полагаю, Антихрист найдет применение и им, но они-жалкая и невежественная компания. Не лучше диких зверей, понимаете?-Его доверительный тон слегка покоробил меня.

Мы спустились по короткому лестничному пролету и вышли в большой каменный зал, освещенный все теми же серебристыми факелами. Обставлен он был по-спартански: конторка, два стула, стол, несколько древних фолиантов и пергаментов и стальной глобус. У стены, рядом с низеньким раскладным ложем, стоял буфет с выдвижными ящиками. Камина не было вообще. Клостергейм прошел через комнату и достал из буфета блюдо с белым хлебом и двумя внушительных размеров головками сыру. На блюдо он положил нож, потом налил воду в два стеклянных бокала, и обед его был готов. Пододвинув стулья к столу, он снял шляпу и жестом пригласил меня садиться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать