Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 100)


У входа в каждую из комнат Мильо останавливался и принюхивался, как собака, пытаясь определить, не прячется ли там злоумышленник. С каждым следующим шагом напряжение Криса все увеличивалось. Он весь вспотел, вглядываясь в темные углы, где все равно невозможно было бы увидеть прячущегося человека, все надеялся, что интуиция во время предупредит его об опасности, пока, как ребенку, запертому в темной комнате, ему не начало мерещиться, что каждый плохо освещенный предмет шевелится самым зловещим образом.

Наконец они добрались до кабинета Мильо. В него можно было войти сквозь раздвижные двери, сейчас открытые. Они оба остановились в дверном проеме: Крис пытался разглядеть силуэты вещей в темноте, Мильо ни на что особо не глядел, но внутренне весь собрался.

Они быстро вошли в комнату и Мильо сразу же двинулся к письменному столу. Крис отстал от него, задержавшись у окна, выходящего на Сену. За широкой рекой была Военная Академия и Марсово Поле.

На окнах висели бамбуковые жалюзи, и сквозь узкие просветы между отдельными планками с улицы просачивался тусклый свет. Крис подошел поближе, вплотную приникнув лицом к бамбуковым планкам. Теперь он хорошо видел всю Авеню Нью-Йорк.

Там, внизу, стоял припаркованный черный «БМВ». Крис увидел, что из его выхлопной трубы вырывается дымок: двигатель работал.

Крис отвернулся от окна, поискал глазами Мильо. Тот стоял с пистолетом в руке. Он хотел спросить его, что это значит, но Мильо жестом попросил помолчать. Затем он указал рукой на дверь, рядом с которой стоял, открыл ее и шагнул в темноту. Крис проскользнул за ним следом.

Они были внутри кладовки.

— Черный «БМВ», который следовал за вами от «Ангкор Уат», стоит внизу, — шепнул Крис в кромешную тьму, окружающую его.

— Это меня не удивляет, — отозвался Мильо рядом с его ухом. — Кто-то уже находится в квартире. Как я и говорил, они пришли похитить Лес Мечей.

Криса это удивило. Он помнил, что Мильо закрыл за собой входную дверь, но не слышал, чтобы кто-либо вламывался. Это могло значить лишь то, что у человека, проникшего вслед за ними в квартиру, был ключ от входной двери.

Крис протянул вперед руку и еще чуть-чуть приоткрыл дверь кладовки, чтобы расширить скаредный кусок комнаты, видимый изнутри. Теперь он мог видеть вход в комнату, письменный стол Мильо и часть книжного шкафа, закрывающего стену от пола до потолка.

Он было собирался спросить Мильо, у кого мог быть ключ от входной двери, как увидел, что открытый дверной проем заполняется новой тенью. Одновременно он почувствовал, что Мильо весь напрягся, и, скосив на него глаза, увидел, что он медленно поднимает пистолет, готовясь стрелять.

Тень замерла в дверях, как бы озирая знакомый интерьер. Затем она тихо скользнула к столу Мильо и, перегнувшись через него, щелкнула выключателем настольной лампы, при свете которой Крис сразу же узнал Транга.

Мильо расслабился, опуская оружие. Он даже сделал движение, чтобы выйти из кладовки, когда Транг подошел к книжному шкафу и, приложив обе руки к одной из его секций, отодвинул ее в сторону. За ней оказалась потайная дверца, и, как только она открылась, Крис почувствовал, что Мильо опять весь напрягся. Открыв дверцу, Транг запустил руку внутрь тайника и достал оттуда странного вида меч с тремя клинками.

— Merde! — тихо выругался Мильо. — Он забирает Лес Мечей!

Вспомнив о стоящем внизу «БМВ», Крис шепнул:

— Может быть, он, придя к вам, увидел стоящую перед домом машину и решил взять меч, чтобы его не украли?

— Он был здесь очень надежно спрятан, — возразил Мильо. — Господи, каким же я был дураком! Транг меня предал. — Крис снова увидел, что Мильо поднял пистолет, целясь Трангу в затылок.

И тут Крису все стало ясно, будто все части китайской головоломки встали на свои места. Теперь понятно, подумал он, почему никто не следил за квартирой Мильо. Зачем следить, если сам Транг вхож в нее?

Транг работал на Мильо, человека авторитетного в сфере наркобизнеса, но, очевидно, работал также на кого-то другого. На кого? Без сомнения, на того человека, который приказал ему убить Криса, который приговорил и самого Мильо к смерти, который, возможно, и сейчас сидит внизу в черном «БМВ». Хозяин Мильо. Кто же он?

И внезапно до Криса дошло.

— Он работает на Маркуса Гейбла.

Мильо повернулся к нему.

— На кого?

— На Вергилия.

— Точно! На Волшебника. — Мильо прицелился. — И за это сейчас умрет! — Его палец начал нажимать на спусковой крючок.

Транг спокойно завертывал Лес Мечей в кусок замши, и Крис снова вернулся памятью в Турет, к своему столкновению с Трангом в заброшенной конюшне. Вспомнил все, что говорил ему Сив. Транг убил Терри, убил Доминика Гуарду и Аль Декордиа. Пытаясь добраться до Криса, он покалечил Аликс.

И, тем не менее, когда ему вновь представилась возможность убить Криса, он не воспользовался ей. Вместо этого, он принял его условия, освободив Сутан в обмен на кинжал, который Терри не хотел им отдавать. Почему не воспользовался?

Этого Крис не знал, но Транг ему представлялся тайной, разгадав которую, он мог бы понять многое и о самом себе: кто он такой и кем он стал. Ему было ясно, что он уже не прежний Кристофер Хэй — адвокат, защищавший на суде человека, который непосредственно после суда фактически признался ему в убийстве. Не Кристофер Хэй, который чувствовал свое бессилие восстановить попранную справедливость. Не Кристофер Хэй, который понял, что закон, которому он присягал служить, просто посмеялся над ним.

Последнее время у него было ощущение, что он, благодаря какому-то таинственному физическому процессу, вживается в

личность своего покойного брата Терри. Это он еще мог понять, и саму эту идею можно было бы развернуть в шикарный литературный сюжет. Но с той ночи в Турет он знал, что истина куда сложнее любых логических построений. Настолько же сложнее, насколько жизнь сложнее любого литературного произведения.

Он видел, как Мильо берет на мушку Транга, и в его сознании встал образ оленя в прицеле его ружья. Олень роет копытом снег, и из его ноздрей вырывается морозный пар. Крис снова почувствовал на своем пальце палец Терри, заставляющий его нажать на курок помимо его воли.

Он увидел в Транге того оленя и понял, что если он сейчас позволит, чтобы его убили, то никогда не узнает правды о себе: кто он такой, Крис Хэй, и что с ним стало. И Терри уйдет от него навеки, и он не сможет с ним даже попрощаться.

Его поиски начались с попытки установить, кто убил Терри и почему, но перешли в нечто более грандиозное по своему масштабу. Они превратились для Криса в поиски дома — духовной родины — о существовании которого он и не подозревал раньше, не говоря уж о том, чтобы надеяться обрести.

Палец Мильо продолжал жать на курок, и Крис, не говоря ни слова, вырвал пистолет у него из руки.

* * *

Ма Варада говорила Муну: «Ты не умрешь», — и была права. Воспользовавшись помощью своих друзей в Сикайне и своим банковским счетом в Бангкоке, он скоро уже сходил по трапу гигантского авиалайнера на французскую землю. Это был Париж, а не Ницца, потому что именно в Париже, по словам Ма Варады, следовало искать Волшебника.

Париж или Вене — все было теперь едино для Муна. Франция уже не казалась ему родным домом. Его душа осталась в Сикайне. Только огромным усилием воли он смог заставить себя покинуть — он надеялся, на время — святой город.

Если бы не Волшебник, он бы никогда не вернулся во Францию. Он посмотрел на Ма Вараду, проходящую иммиграционный и таможенный контроль. На ней был сногсшибательный костюм из шелка, купленный в фешенебельном магазине «Унгаро» в Бангкоке. Она укоротила волосы, согласно требованиям современной европейской моды. На ногах были туфли на высоком каблуке из змеиной кожи от Шарля Журдена, в руке сумочка из того же материала, а на запястье пара браслетов из зеленого камня. Хотя было далеко за полночь, она выглядела такой же свежей и подтянутой, как и тогда, когда подымалась на борт самолета в Бангкоке. Невозможно было поверить, что это та же самая женщина, которую Мун спас от смерти в лагере Генерала Киу.

— Не беспокойся о такси, — сказала она, когда они прошли таможню. — Мои друзья позаботились о том, чтобы перегнать сюда к аэропорту мою машину.

Это был «Ситроен» с модификационным двигателем. Она вела машину резко и очень быстро: в это время суток движение на шоссе почти отсутствовало. Несколько раз Мун был вынужден хвататься за ремни для пассажира, когда она сходу брала повороты, въезжая в предместья Парижа. Большой город лежал перед ними, как нежная и желанная женщина, прикрытая одеялом из блесток ночи.

Они въехали в город через Порт-де-ля-Мюэтт и сразу же свернули на запад по авеню Анри Мартена. Они были в Шестнадцатом микрорайоне, жилищном массиве, который за последнее время стал весьма престижным.

Ма Варада свернула направо, на улицу Шеффер. Здесь они были вынуждены развернуться, чтобы подъехать к крошечному скверу Петрарки, где шлагбаум преграждал въезд на частную улицу. Она остановила свой «Ситроен» у углового трехэтажного дома с довольно строгими неоклассическими линиями фасада, облицованного белым камнем. Маленький балкон с ограждением из кованого железа украшал второй этаж. Пара импозантных овальных окошек, как пара всевидящих глаз, были расположены над парадным входом. Дверь находилась в глубине дверного проема, обильно украшенного фигурами из камня. В свете уличных фонарей дом вырастал из теней, подобно маяку или рифу. Интересно, чем он окажется на самом деле.

Выйдя из машины, Мун подумал, что, если бы не несколько новых зданий, с балкона была бы видна площадь Трокадеро и воинственный Пале. Раньше, наверно, так и было. В трех кварталах от них располагалось кладбище Пасси, где герои всех войн нашли свое успокоение.

— Волшебник сейчас находится здесь, — сказала Ма Варада.

Внезапно Мун почувствовал себя усталым и у него снова заболела рана. Он знал, что сейчас не в лучшей форме для схватки с Волшебником. Хотя его рана быстро заживала — Ма Варада приписывал это чудодейственной силе эликсира, приготовленного Слепым из Сикайна — он еще не вполне выздоровел. У него были значительно повреждены ткани мышцы, и полная реабилитация наступит только по прошествии времени.

Но Мун также знал, что именно времени у него не было. Волшебника надо остановить, пока он не завладел Лесом Мечей. Пока он не подчинил себе всех опиумных баронов. Пока он не овладел Шаном. И сейчас его власть в Шане весьма значительна. Он уже снюхался с Адмиралом Джумбо, и можно предположить, что, несмотря на все красноречивые уверения Генерала Киу в противном, — с ним тоже. Теперь Мун понимал, что Волшебник и Терри имели одинаковые намерения: сплотить вокруг себя опиумных баронов. Но что каждый из них собирался сделать с этой необъятной властью, — в этом они, конечно, различались.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать