Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 11)


— Фу ты ну ты! — презрительно хмыкнул он и метнул кинжал в стену напротив, едва не попав в окно. Лезвие, однако, не сломалось. Мильо посмотрел в окно, сквозь которое можно было видеть квартал Парижа на левом берегу Сены, который он больше всего любил, — где Марсово поле и Военная академия.

— Пластик, — объяснил он. — Синтетическая смола, весьма эффективно повторяющая внешние характеристики нефрита. — Он прошел через комнату, подобрал кинжал. — И он не ломается так, как ломается нефрит, потому что это — не нефрит.

Мильо подошел к своему роскошному, ручной работы письменному столу из лучших сортов черного и красного дерева, в задумчивости ударяя широкой стороной пластикового лезвия по ладони. — Это подделка, без сомнения, — подытожил он.

— Тогда нам от него нет никакого проку, — сказал Данте.

— Ну почему никакого? — возразил Мильо. — Эта подделка говорит нам о многом. Например, что Терри Хэй оказался куда хитрее, чем думал о нем мосье Мабюс.

С этими словами, полными скрытой укоризны, Мильо повернулся к Данте. — Похоже, что мосье Мабюс слишком поторопился, убивая Терри.

— Не понимаю, — оправдывался Данте. — Мы так тщательно обыскали дом Терри Хэя. Я сам проследил за этим. И ничего не нашли. Ни намека на то, что он сделал с настоящим Преддверием Ночи.

— Тем не менее, вы нашли это, -сказал Мильо, поднимая со стола почтовую открытку с видом предальпийских красот горного Прованса. Типичная перенасыщенность цвета, характерная для продукции такого рода, сделала покрывающую склон лаванду пурпурной. На заднем плане можно было разглядеть контуры старинной стены, ограждающей Турет-сюр-Луп с южной стороны.

Мильо перевернул открытку. На обратной стороне ее было послание, написанное от руки:

Крис!

Надеюсь, этой открытке потребуется меньшее время для того, чтобы дойти до тебя, чем то, которое прошло со дня нашей последней встречи. С трудом верится, что это было десять лет назад. Десять лет! Скажи мне, как могло случиться, что два брата забыли о существовании друг друга на целое десятилетие?

Во всяком случае, я надеюсь это послание застанет тебя в добром здравии и благополучии. Насколько я понимаю, ты стал le monstre sacre. Послание это должно послужить своего рода предупреждением, что и я прибуду следом за ним. Мне необходимо повидать тебя, и поэтому я на следующей неделе прилечу в Нью-Йорк. Я бы, конечно, не предпринял такого путешествия, если бы не чрезвычайно важные обстоятельства. Так что ты, надеюсь, организуешь свои дела так, чтобы быть наверняка в городе. Ну а пока...

На открытке был указан адрес, но подписи не было. Датирована тем же числом, что и день, в который у него состоялось свидание с мосье Мабюсом. Последнее, что Терри Хэй смог написать на открытке, были буквы Р. S. Но жизнь его оборвалась прежде, чем он смог написать сам постскриптум. Мильо подумал, что имел в виду Терри Хэй, называя в письме своего брата Криса le monstre sacre, сверхзвездой. Он также подумал, есть ли какая связь между этой открыткой и кинжалом Преддверие Ночи.

Мильо обошел свой письменный стол и сел, постукивая уголком открытки по ладони, как он это делал несколько минут назад с фальшивым Преддверием Ночи. Мурлыкал при этом мелодию Agnus Dei.

Держу пари на что угодно, думал он, но Терри Хэй привлек своего Нью-йоркского братца к этому делу. Но в качестве кого? Советчика, хранителя или естественного наследника?

Сейчас мосье Мабюс был в Нью-Йорке по другому делу. Мильо даже подумал, а не попросить ли его навестить Криса Хэя, но затем передумал. Инстинкт говорил ему, что теперь, после столь насыщенных событиями суток, надо продвигаться вперед с осторожностью. Был другой путь узнать, не перешел ли Преддверие Ночи от брата к брату. Надо воспользоваться открыткой, как отмычкой. А Сутан будет его ничего не подозревающим курьером. Он не мог не оценить иронию ситуации. Ну а там сам дальнейший ход событий подскажет ему, какой курс избрать для того, чтобы как можно скорее завладеть бесценной реликвией.

— А как насчет мадемуазель Сирик? — осведомился он. Мильо никогда не называл Сутан по имени, разговаривая со своими людьми, чтобы у них не закрадывалось даже подозрения, что интерес его к ней не чисто деловой. — Она знает о нашем участии в этом деле? Особенно касательно того, что мы обшарили квартиру Терри Хэя?

— Je ne peux pas la sentir, — ответил Данте. Мильо скорчил физиономию, будто Данте испортил воздух. — Ты ее не любишь потому, что она буддистка, а ты не веришь ни в бога, ни в черта. Ее внутренний мир тебе совершенно чужд. И, должен тебе заметить, что это твой большой недостаток. Я много раз пытался наставить тебя на путь истинный, но твоя душа, видимо, глуха к вере. — Он провел пальцем по лезвию кинжала-подделки. — Квартира Хэя теперь принадлежит ей, и об этом не стоит забывать.

— Она сучка.

— Это в тебе говорит предубеждение против Кхмеров, — заметил Мильо, глядя в глаза Данте, потемневшие от ненависти. Все вы, вьетнамцы, одинаковы, подумал он. — Так или иначе, не следует забывать, что она очень даже неглупа. И, не моргнув глазом, выпустит тебе кишки, если узнает, что ты замешан в убийстве ее возлюбленного. Мы уж знаем, какого она мнения о вьетнамцах, не так ли? Данте ощерился.

— И это не дает тебе покою, — закончил Мильо, скрывая изо всех сил неприязнь к Данте за ругательства в ее адрес. Что можно ожидать от этого

животного?

— Эта сучка ничего не знает, — ответил, наконец, Данте. — Я в этом убедился сам.

Мильо кивнул.

— Это хорошо. — Он передал Данте открытку. — Сделай так, чтобы она вновь оказалась в квартире Терри Хэя. И обязательно на видном месте. Чем скорее мадемуазель Сирик обнаружит ее, тем лучше.

Данте взял открытку, взглянул на часы. — У вас назначен обед с мосье Логрази. Через десять минут, — напомнил он.

Хороший ты мой пес, подумал Мильо. Кусачий, конечно, но верный. Он встал, одернул костюм. — Я готов, — сказал он.

Мосье Логрази был не то богатым американцем, занимающимся торговлей, то ли высокопоставленным «капо» в Союзе Семи Семейств, иначе известном как мафия. Все зависит от того, насколько глубоко вы проникли за его блестящий экстерьер. Не стоит и говорить, что Мильо проник достаточно глубоко.

У мосье Логрази, думал Мильо, смазливая внешность и манеры, характерные для американских актеров, пытающихся изображать из себя итальянцев в фильме «Крестный отец». Но им никогда не выдать себя за европейцев, поскольку их с головой выдает томность, почерпнутая у завсегдатаев американских загородных клубов. Логрази почему-то считал себя обязанным перещеголять голливудовцев и, пытаясь казаться одновременно трагической и героической личностью, безбожно фальшивил.

Но, при всем при том, хотя Логрази и был американцем, он Мильо нравился. Надо быть великодушным и прощать мелкие недостатки, думал Мильо.

Мосье Логрази был не только неглуп, но, пожалуй, даже умен, и этого качества Мильо не мог не оценить в нем. Он и те, которых он представлял, были не дураки по части мировой политики, что объясняет тот факт, что многие высокопоставленные европейцы не чурались Союза Семейств.

Кроме того, Мильо нравилось, как Логрази одевается: костюмы от Бриони, рубашки и дорогие итальянские галстуки от А. Сулка. По-видимому, он был своим человеком в «Брукс Брозерз», где, по слухам, многие американские корпорации имели открытые счета для своих ведущих сотрудников.

Мосье Логрази был не чужд культуре. Любил поговорить о Шагале и Модильяни. Ходил гулять в Ля Руш, куда его кумиры в свое время ходили на этюды. Прогулки способствуют умственной работе, говорил он.

Мильо обедал с Логрази в разных Парижских ресторанах: например, «у Трех Гасконцев», «у Дюка»", но чаще всего они встречались в клубе «Флерир», где даже в конце дня можно было спокойно посидеть и выпить.

Мильо предпочитал это место также потому, что здесь было, как он выражался, красиво и удобно. Кроме того, близко к его дому на авеню Нью-Йорк. Но самое главное, это красивое здание, построенное в XVIII столетии, было расположено в укромном месте на улице Жана Гужона в Восьмом муниципалитете — на тихой, зеленой улице, где практически не было уличного движения, делающего площадь Согласия настоящим сумасшедшим домом, где круглые сутки царят смог и туристы, явления одного порядка для Мильо.

Логрази всегда заказывал очень холодный и забористый коктейль «мэнхеттен». Мильо, в зависимости от настроения, — то то, то другое. Сегодня, например, устроившись на бархатной банкетке, он выбрал пиво «33», которое всегда напоминало ему о его поездках по Юго-Восточной Азии, когда он был известен под другим именем. Мильо до сих пор нравилось азиатское пиво и кхмерские женщины, а, предпочтительно, и то, и другое вместе.

Сделав заказ, он бросил осторожный взгляд на мосье Логрази.

— Мы завершили начальную стадию операции «Белый тигр».

— И как, успешно? — осведомился Логрази.

— На все сто, — ответил Мильо, несколько отступив от истины. — Мы ликвидировали камень преткновения на пути к созданию нашего совместного предприятия. Сейчас мы готовы ступить на расчищенное пространство, созданное по смерти Терри Хэя, и занять освободившееся место в бизнесе.

— Так, значит, вы приобрели у м-ра Хэя Преддверие Ночи, — констатировал мосье Логрази.

— Да, — не моргнув глазом, солгал Мильо. Ложь всегда ему легко давалась. Он этим занимался с большим успехом всю свою жизнь.

— Это хорошо, — сказал Логрази с видимым облегчением. — Господи, вы себе представить не можете, какой занозой торчал у нас в боку Терри Хэй! А вот с таким профессионалом, как вы, работать одно удовольствие. В нашем банке в Цюрихе будет сделан соответствующий вклад на ваше имя.

— D'accord.

— Теперь у вас полный набор из трех мечей, — продолжал Логрази. — Та глупость насчет...

— Ничего глупого в предании о Лесе Мечей нет, — прервал его Мильо. — Очень многие люди — люди, которые контролируют как производство, так и сбыт того, ради чего мы разработали операцию «Белый Тигр», — верят в силу этих реликвий. И это делает эту силу реальной.

Мосье Логрази усмехнулся.

— Вы хотите сказать, что если достаточное количество людей верят в домовых, то они существуют? Да бросьте вы! Кто кого здесь дурачит? — Он взмахнул руками. — Но, в любом случае, мне начхать на это дело. Единственное, что бы мне хотелось, так это посмотреть на эту штуковину в сборе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать