Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 115)


Он встал, приблизился к Муну.

— Перед своей смертью Транг рассказал мне все, что знал о деятельности Волшебника. Он знал все ключевые моменты, кроме одного: на кого Волшебник работал. Но люди Сива докопались и до этой его тайны: это Джейсон Крейг, председатель Конгломерата Международных Средств Связи. У них теперь имеется достаточно свидетельских показаний против него, чтобы засадить на скамью подсудимых.

Мун бросил на него взгляд искоса.

— Отдать под суд еще не значит осудить, — заметил он. — Ребята вроде Крейга имеют надежную защиту влице первоклассных адвокатов, находящихся у них на жаловании и готовых на все.

Крис покачал головой.

— Кто лучше меня знает эту кухню? — Он улыбнулся. — Сам был такой. Но сейчас я на стороне ангелов, Мун. И уж постараюсь, чтобы Крейг не отвертелся.

Он взглянул на восходящее солнце, потрогал носком ботинка золу, напоминающую черные пески на берегах реки забвения. Здесь, в первобытных джунглях Бирмы, Крис с особенной силой чувствовал свою близость к Терри, чувствовал прямо-таки его физическое присутствие рядом с собой.

— Знаешь, — медленно проговорил он, — до того, как это все случилось, я хотел покончить с юриспруденцией. Теперь я понимаю, что это было из-за того, что я осознал, какого типа юристом я становился. Мне глубоко противен этот тип, Мун: кичливый эгоист, с готовностью берущийся за дела, от которых отказались другие адвокаты, боясь провала. Я хватался за самые скандальные дела с жадностью наркомана, тянущегося к пакетику с зельем. Знаешь, как меня называл Терри? Le monstre sacre. Сверхзвездой. И я действительно был таким. Я горел с ослепительной яркостью, сгорая от честолюбия. И яркость моего горения ослепляла и меня самого, и моих клиентов. Я повторял сам себе демагогический тезис, что каждый человек имеет право на самую компетентную защиту. Но на самом деле я лишь играл в юридические игры, стремясь перехитрить сторону обвинения во что бы то ни стало. Эти игры не имели ничего общего с самими клиентами, и поэтому я с чистым сердцем закрывал глаза на то, каких чудовищ я защищаю. Так мне было легче.

Говоря это, Крис в первый раз по-настоящему осознал, какой ужасной иллюзией является свобода. Когда люди говорят о свободе, в большинстве случаев они делают это, выпячивая свое "я". Свобода это и есть "я" в чистом виде: вставший на дыбы эгоизм. Крису он теперь был ни к чему.

Он сделал свой выбор. Выбор Криса. Где-то он читал, что в Эдеме Адаму и Еве надо было сделать выбор между собой и Богом, высокомерным эгоизмом и чистой верой. Неправильно некоторые думают, что это был выбор между слепым послушанием и разумной независимостью. Вот и перед Крисом тоже встала необходимость выбора, и он сделал его, и теперь понимал, что всякий выбор уходит корнями все в ту же вечную дилемму.

Вот и Транг говорил о том же, стремясь к подавлению желаний. Отсутствие желаний есть синоним веры, чистая духовность, которая является идеалом и Муна. Что касается Криса, то он никогда не искал чистой духовности: в нем слишком много человеческого, чтобы тешить себя такими мечтами, более подходящими для бога. Но и человеческие качества способны к совершенствованию.

Твой брат был во многом похож на меня,говорил Транг. У него было тоже примитивное, одноколейное мышление. Он прожил свою жизнь, придерживаясь своего сугубо личного кодекса чести.Теперь Крис видел, что это был более строгий кодекс чести, чем тот, который он, всегда кичившийся своей праведностью его младший брат, смог выработать для себя. Осознание этого было полезным переживанием, одновременно и возвышающим до божественного уровня и указывающим на твою человеческую ограниченность. Это был момент истины, в котором Крис наконец нашел и своего брата, и себя самого. Круг замкнулся, и он почувствовал, как мир и покой нисходят на его душу, освещая ее подобно лучам солнца, встающего в этот момент над горами.

И тут Крис осознал, что все еще сжимает в руках эфес Леса Мечей. Изумрудно-зеленые клинки, казалось, светились изнутри, а когда он повернул талисман против солнечного света, клинки потеряли прозрачность и стали черными, как ночь. Темная, сверкающая река вливалась в его ладони и растекалась по всему телу. Прямо как наркотик: манящая, чарующая, умножающая саму себя сила окутывала его, подобно невидимому покрывалу, сотканному волшебником-ткачем. Но в глубине этой силы он увидел и начатки пугающей опасности, увидел тропку, с которой если не сойти, то она уведет тебя прочь от всего человечества.

— Мун, а как ты думаешь: Лес Мечей

на самом деле обладает таинственной силой?

Мун улыбнулся. Его лицо, лицо человека, отрекшегося от мелочных забот и беспокойств повседневной жизни, светилось в лучах восходящего солнца.

— Я полагаю, — сказал on,— что этот вопрос может обсуждаться по-разному с разными людьми. Вера есть странное и сложное явление, до сих пор недостаточно изученное.

Крис наморщил лоб.

— Так да или нет?

Мун с любопытством посмотрел на него.

— Удивляюсь я твоим вопросам! Конечно же, и то, и другое. Сила Леса Мечей по преимуществу относится к сфере человеческого разума.

Крис смотрел на талисман, ощущая — а, может, только воображая, что ощущает — его безграничную силу.

— Что теперь с ним станет?

— Это тебе решать. Он твой. И тебе распоряжаться его силой, если такова твоя воля.

Крис покачал головой.

— Нет, не мне. Им может распоряжаться только человек с чистым сердцем. Я вряд ли подхожу под эту категорию. — Он посмотрел в открытое лицо Муна. — Что мне делать? Опять зарыть его где-нибудь тоже будет в высшей степени безответственным поступком. Может, ты мне поможешь? Больше мне ведь не с кем посоветоваться.

Мун улыбнулся.

— Ты прекрасно знаешь, что ты не один. С тобой Терри. — Он прижал ладонь к груди Криса. — Вот здесь он. В твоем сердце. С ним посоветуйся. Посоветуйся с этими горами. — Он обвел рукой окрестности. — Может, они тебе что-нибудь скажут. Насколько я понял, дух Шана нашел отклик в твоем сердце тоже.

Он слышал стук своего сердца под теплой рукой Муна, ощущая, что там живет не только Терри, но и Аликс. Он понял это уже тогда, когда поднимался на этот выступ, озаренный светом нового дня.

Ну а как же быть с Сутан? Мун сказал: В моей душе была надежда, что с твоим возвращением в ее жизнь ее боль уменьшится.Но теперь Крис понимал, что не в его силах уменьшить душевные муки Сутан. И не в силах Муна. Исцеление Сутан находится в ее собственных руках.

Теперь образ Сутан потускнел в его памяти, как и образ его самого в юности. Они стали как бы частью старой черно-белой фотографии. А Аликс принадлежала к его настоящему, и новый, возмужавший Кристофер Хэй скучал по ней и рвался к ней душой.

— И это была вторая причина, по которой ты привел меня сюда? — повернулся он к Муну. — Чтобы дать мне возможность почувствовать мир, которым жил Терри?

— Я достиг того, к чему стремился, — ответил Мун. — Ты получил ответы на все свои вопросы, и ты увидел правду. Теперь я должен возвратиться в Сикайн. Меня зовет Будда.

Крис протянул ему Лес Мечей.

— Я думаю, он знал, что, в конце концов, именно ты будешь его хранителем.

— Кто знал? — спросил Мун, но было ясно, что он и так догадался, кого имел в виду Крис.

— Транг. — Великую тяжесть ответственности ощущал Крис, когда думал о силище, которой он по прихоти судьбы сейчас мог распоряжаться. — Быть свободным от желаний,говорил он. Если ты понял это, ты обладаешь всем, что есть ценного в жизни.

Мун посмотрел прямо в глаза Крису.

— Лес Мечей есть символ власти. В этих краях люди называли бы тебя Богом, Господином или Хозяином, увидав его в твоих руках. Опиумные бароны пали бы ниц перед тобой. Ты бы мог иметь все, что пожелаешь. Подумай, в самом ли деле ты хочешь от него избавиться?

Крис улыбнулся, передавая талисман в руки Муна, ощущая, как электризующее течение темной, сверкающей реки постепенно замирает.

— Он никогда не был моим, — сказал он.

Через мгновение оба они повернулись и, пройдя через покрытый золой выступ скалы, начали спускаться вниз по голому склону.

И здесь, наверху, и где бы то ни было в мире, думал Крис, никогда не стоит овладевать силами, таящими угрозу миру. Играть с этими силами значит позволить им уничтожить тебя.

Он знал, что сколько бы ему не было суждено прожить на этой земле, он никогда не забудет открывшейся ему истины. Прежний Кристофер Хэй никогда бы не понял ее, не говоря уж о том, чтобы претворять ее в жизнь.

Но человек, который сейчас спускался с Шана такими уверенными шагами, не был прежним Кристофером Хэем. Крис думал, что пора начать знакомиться с этим человеком, и на душе у него было радостно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать