Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 21)


Дельфины выплевывали сверкающую в закатных лучах воду на лазурные кафельные плитки, которыми был облицован фонтан.

* * *

Под вязами была устроена освещенная площадка, потому что вблизи канавы, что проходила наискосок поля, никакого освещения, естественно, не было. Лицо детектива Блокера лоснилось от пота. Кожу, казалось, можно отдирать лоскутьями.

— А черт побери! — ругался он, когда Сив и Диана вышли на освещенное место. — А дьявол! — Гудение переносного генератора перекрывало стрекотание цикад.

Он мрачно взглянул на приближающуюся пару.

— Вы только посмотрите на это! — говорил он, указывая им под ноги. — Нет, вы только посмотрите!

Один из его людей приподнял брезент. Человек лежал скрючившись, животом в канаве. Самым замечательным было то, что его голова лежала в шести дюймах от обрубка шеи.

— Еще один! — воскликнул Блокер с омерзением. — И убит тем же самым способом.

— Кто обнаружил тело? — спросила Диана.

— Да парочка одна, что забрела сюда пообжиматься. Мы записали их показания и отпустили. На них лица не было от страха.

— Личность убитого установлена? — осведомилась Диана. Сив уже ползал, обследуя тропинку над канавой. Повсюду была кровь, но уже всосавшаяся в землю. Не так, как в ризнице...

— Человека звали Декордиа. Аль Декордиа, — ответил Блокер, выворачивая дорогой бумажник из кожи аллигатора. — Вот все его барахло: водительское удостоверение, кредитные карточки. Страховка на случай болезни... Это ему больше ни к чему.

Сив смотрел на обрубок шеи. Такие же зазубрины, что и на шее Доминика. Как будто голову его брата и этого человека отхватило медвежьим капканом. Но такое, разумеется, невозможно.

— Этот парень из местных, — продолжал Блокер. — Вот, взгляните. — Он протянул Диане визитную карточку. На оборотной стороне что-то написано, очевидно, самим Декордиа. — Живет на конце Растеряева Проезда — есть тут такой фешенебельный квартал, где дома стоят по нескольку миллионов. У нас еще не было возможности поставить в известность семью, и поэтому никто еще не сделал официального опознания. — Диана что-то быстро строчила в записной книжке. — В бумажнике куча денег — больше пяти тысяч — так что версию убийства с целью ограбления можно сразу отбросить.

Сив внимательно осмотрел пальцы. Ни один из них не сломан, и никаких следов пудры или чего-нибудь в этом духе.

— Никто не прикасался к телу? — спросил он.

— Группа экспертов еще и не прибыла, — вздохнул Блокер. Похоже, сегодня ему вообще не придется поесть. — Под ложечкой прямо-таки подсасывает, — добавил он, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Если вы не возражаете, — сказал Сив, выбираясь из канавы, — я бы хотел получить копию заключения коронера и по этому делу тоже.

— Пожалуйста, — устало ответил Блокер. — Почему бы и нет? Всего навсего бумажка, которую надо переслать. У меня времени навалом, не так ли? Разве я не похож на человека, у которого времени навалом?

— Спасибо, детектив, — поблагодарил Сив, подталкивая Диану по направлению к их машине. — Спасибо за все.

Потом он молчал, пока они не выбрались на шоссе, ведущее к дому.

— Тот человек, что убил этого парня, Декордиа, убил и Доминика. Тот же почерк, те же характерные отметины на месте среза. — Он закрыл глаза. От бесконечного потока встречных машин с зажженными фарами начинала болеть голова. — Интересно, каким дьявольским инструментом обезглавили их обоих? — Потом, после паузы, вздохнул. — Мы обедали с тобой или только мечтали об обеде?

— Мечтали, босс.

— Тогда остановись в первом подходящем месте. Придорожная забегаловка, у которой они остановились, снаружи была облицована имитацией гранитных булыжников, а изнутри — имитацией мраморных плит. Гамбургер, картошка, пожаренная ломтиками, кофе и пирожок с сыром, похоже, тоже были имитацией, потому что на пути к желудку явно пытались прожечь пищевод. Пообещал себе перейти на более здоровый рацион, хотя и отлично понимая, что не выполнит этого обещания.

Вернувшись в машину, он бросил в рот таблетку фестала и повернулся к Диане.

— Я хочу, чтобы ты наступила этому Блокеру на хвост и постоянно теребила его, пока он не пришлет обещанные документы. Чую я, что заключение коронера даст подтверждение тому, о чем я могу пока только догадываться.

— Ты думаешь, что этот Аль Декордиа связан каким-то образом с твоим братом?

— Возможно. Они убиты одним и тем же человеком, в том же самом городе, хотя и не в одно и то же время, — ответил Сив. — Но, с другой стороны, возможно, мы имеем дело с маньяком-убийцей. Я думаю, именно это перепугало Блокера до колик в заднице. И есть чего испугаться. Однако, учитывая тот факт, что этот парень, Декордиа, пролежал в канаве несколько дней, как минимум, ума не приложу, каким образом он может быть связан с Домиником.

Слово «связан» зацепило сигнальный колокольчик в его памяти и он, включив свет в салоне машины, вынул из кармана смятый клочок бумаги.

— Это я увел с места преступления, — объяснил он Диане, разворачивая его. — Нашел в правом кармане Дома. И, поскольку он лежал на правом боку, бумажки не было видно никому.

— Только не тебе, — заметила она, начиная обгонять огромный грузовик. — Помнится, ты нас всегда учил, что нельзя ничего трогать на месте преступления, пока там не побывала группа экспертов.

— Это было до того, как я познакомился с детективом Блокером.

Сказано это было в

шутку, но никто из них не засмеялся. Диана была абсолютно предана Сиву. За те годы, что они работали вместе, она не раз лезла под пули, чтобы прикрыть его. Она и в будущем сделает это без колебаний. И именно благодаря этой преданности — потому что она любила его и доверяла ему абсолютно — она задумалась про себя, что это такое нашло на босса. Будто смерть его брата в какой-то степени изменила его, сделала жестче. Он хотел — нет, это слово не достаточно точно передает чувство, которое он испытывал, решила она — он страстно желал отыскать убийцу брата.

Ныряя в Коннектикутский тоннель в этот ночной час, Диана думала, а не перейдет ли это желание в одержимость. Сив всегда жил для людей. Общественное для него всегда было выше личного. Теперь, ей казалось, это могло измениться. Не то, чтобы она не понимала и не сочувствовала ему... Но что если чувства возьмут в нем верх и он отставит прочь принципы, которым прежде следовал беспрекословно? Она уже слышала, как он сказал неправду собрату-полицейскому. Видела, как он утащил с места преступления улику — причем с места вне его юрисдикции. Причем до того, как ответственный за это дело офицер полиции смог увидеть ее. Диане и в голову не приходило, что ее босс способен на такие нарушения установленной процедуры расследования преступления.

А Сив тем временем сидел, уставившись в смятый клочок бумаги. На нем было несколько слов, написанных незнакомым, но характерным почерком — буквы наклонены назад — и, ниже них, одно слово, написанное неразборчивым, легко узнаваемым почерком его брата Дома. Вот что прочел Сив:

Сутан Сирик

бульвар Виктора Гюго, д. 67

Ницца, Франция

Спасен?

* * *

Крис и Аликс, стесненные присутствием на кухне мальчика-подростка, сидели на площадке пожарной лестницы, пробравшись на нее через широко открытое окно спальни. Грохот рока преследовал их и здесь, прорываясь через всю квартиру, заполняя пространство между ними.

— Долгое время, — говорила Аликс, — я думала о себе только как о матери Дэна. Для женщин часто трудно отделить свое существование от жизни их детей. А порой ребенок занимает такое место в твоей жизни, что больше на ней ничего и не умещается.

Дождь все еще шел и, хотя они и были защищены от него козырьком навеса, кое-где капли блестели в ее волосах, как бриллианты в тиаре.

— Но со временем я начала понимать, что удовольствие от общения с ним, хотя и весьма значительное, не может наполнить мою жизнь. Если я потеряю себя в нем, то это будет плохо для нас обоих.

— И тогда ты поступила на службу в прокуратуру округа, — закончила за нее Крис.

Она улыбнулась.

— Все было не так просто. Для начала надо было отъединить себя от него. А потом надо было сдать экзамены на адвокатуру. — Ее улыбка потускнела. — А потом и мое замужество начало разваливаться прямо на глазах, причем весьма болезненным образом.

— Извини, что напомнил о неприятном. Опять та же улыбка, скупая, но преображающая все лицо. — Никогда не знаю, говорить ли в этом случае «Не извиняйся» или «Спасибо». Я полагаю, что надо говорить и то, и другое. Сейчас это дело прошлое.

Она наклонила голову, услышав знакомую мелодию, долетевшую с кухни. Вполголоса стала подпевать и, казалось, все напряжение, сковывающее ее до этого, покинуло ее. Она перестала петь, но глаза так и остались ясными, сверкающими.

— Ну а ты? — спросила она. — Ты больше похож на атлета, чем на юриста.

Он засмеялся точности ее наблюдения. К его собственному удивлению, эта оценка даже польстила ему.

— Я и был атлетом, — признался он. — Велогонщиком.

— Да ну! Неужто не шутишь? — Недоверчиво подняла она брови. — Я обожаю велоспорт. Мы с Дэнни часто катаемся вместе.

— Я уже заметил ваши велики в прихожей, — сказал Крис. — Отличные машины.

— Ив каких гонках ты участвовал?

— В разных, — ответил Крис, глядя в темноту ночи. — Все время готовился к своей главной гонке — к Тур де Франс.

— Твоя семья, наверно, ужасно гордилась тобой, — предположила Аликс.

Эти ее слова удивили его. Обычно в таких случаях спрашивают: «И как, выиграл?»

— Нет, — ответил он. — Они не очень-то интересовались моими успехами и поражениями.

— Это ужасно.

Да, подумал Крис, действительно ужасно. Он вздохнул.

— Пожалуй, больше всего на свете мне бы хотелось услышать от отца: «Молодец, парень!» К тому времени, как я поехал во Францию, моя мать умерла. А отец думал только о моем старшем брате Терри. Дело в том, что в то время, как я катался по Франции, мой брат воевал во Вьетнаме, защищая американские идеалы свободы и справедливости. То, чем отец больше всего дорожил. И я для него был дезертиром, трусом, который отказывается служить стране, которая вскормила его. — Даже сейчас, столько лет спустя, он не мог рассказать кому-либо о том, что действительно происходило в то достопамятное лето. — Во всяком случае, так казалось моему отцу.

— Настоящий ястреб.

— Я бы сказал даже — супер-ястреб, — согласился Крис.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать