Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 56)


Но что это за дело? Крис чувствовал все усиливающееся опасение по мере того, как он приближался к разгадке Терриной криптограммы и к обладанию Преддверием Ночи. Неужели Сутан была права, и Терри действительно был связан с торговлей наркотиками? Но зачем это ему? Ради денег? Но ведь Крис знал, что Терри никогда особенно не интересовался деньгами. Иначе он бы не откалывался от отца, а влился в его бизнес, сулящий многомиллионные барыши.

Что еще, кроме денег, мог дать контроль над переправкой опиума с Востока на Запад? Если верить Сутан, — и власть. Но зачем человеку, стремящемуся к власти над другими, идти добровольцем на войну, убивать и рисковать возможностью быть самому убитым или поколоченным?

И тут вспомнились слова Маркуса Гейбла насчет войны: «Все это упиралось в вопрос о власти над другими. Те, кто понял истинную природу войны, воспользовались своим пониманием и выжили. Остальные, так или иначе, погибли».

Терри выжил. И даже более того, преуспел. Мог Вьетнам расшатать его моральные устои так, как он развратил Маркуса Гейбла? Могло его тлетворное дыхание выжечь в нем чувство чести и человеческого достоинства?

Стоя теперь в центре старинного городка, почти не изменившегося с более простых, но не менее жестоких времен, Крис чувствовал, как страх холодит его спину, угрожая парализовать всякое желание продолжать расследование. И не только ради памяти брата, но и ради самого себя. Поскольку, продолжая идти по пути, намеченному его покойным братом, разве не ставил он под удар и собственную мораль? Что он, собственно, собирается делать с Преддверием Ночи, если завладеет им? Что если для того, чтобы узнать, кем был Терри, он будет вынужден и сам...

Вынужден сделать что?

Крис понятия не имел, что именно, но у него было ощущение, что найти Преддверие Ночи значило не кончить что-то, а только начать. Начать что? Куда приведет эта тропа? Что с ним самим станет? У него было такое чувство, словно он бросал на полпути свою собственную жизнь и начинал другую, и, что самое скверное, будто он ждал этого момента всю свою жизнь.

— Крис?

— Да?

— Что с тобой? — всполошилась Сутан, хватая его за локоть. — У тебя такое остолбенелое выражение на лице, как у того черного кота вон там.

— Просто задумался над... — Он внезапно замолк, уставившись на витрину, задрапированную черным бархатом. В середине ее была фигурка женщины в традиционном костюме арлекина — в красных и белых ромбах. Ее голова слегка наклонена в сторону, руки подняты кверху, ноги в высоких ботфортах застыли, в позе, символизирующей быстрый бег. За ее спиной виднелась фигурка дьявола, широко раскинувшего руки, приготовившегося захватить ее в свои объятия и спрятать под свой черный плащ.

— Крис?

— Подожди минутку. — Приглядываясь к хрустальной слезе, то ли нарисованной, то ли приклеенной к ее маске, тоже разрисованной красно-белыми ромбами, заметил, что из-под маски леди вытарчивали... кошачьи усы, темная шерсть и треугольные уши. Так это же Кот в Сапогах! Киска-пусси!

— Что это?

— Художественный салон, — ответила Сутан. — Славится куклами-марионетками. Правда, шикарные?

Крис рассмеялся, глядя на Кота в Сапогах на витрине. — Готов биться об заклад, что одна из них более чем шикарная.

За дверью была лестница, с верху которой на них смотрела марионетка в средневековом костюме с прекрасно исполненной петушиной головой. Крис было направился к лестнице, чтобы войти непосредственно в помещение салона, как Сутан взяла его за локоть.

— Ты иди, а я должна выйти наружу на минуту. На ее лице он заметил тень озабоченности.

— В чем дело?

— Надо удостовериться кое в чем. Может, это и звучит неправдоподобно, но мне кажется, что за нами следят.

— Я пойду с тобой.

— Нет, именно этого ты не сделаешь, — быстро возразила она. — Пожалуйста, не мешай мне. Я знаю, что делаю. Кроме того, Преддверие Ночи здесь, как ты считаешь, и тебе надо заняться им. — Она засмеялась. — Да не беспокойся ты. Я могу постоять за себя.

— То есть?

— Я никого не боюсь, — очень серьезно произнесла она, а затем одарила его мимолетной улыбкой. — Притуши свой укоризненный взгляд. Ты традиционалист почище Терри.

Крису все это не понравилось, но в том, что она говорила, был свой смысл. Однако, Терри запрятал это Преддверие Ночи весьма основательно...

— Хорошо, — согласился он, — но давай хотя бы договоримся, где встретимся.

— Почему бы нам не встретиться в церкви? — предложила Сутан. — По-моему, подходящее место, не так ли?

Спустившись по лестнице в хорошо освещенный выставочный зал, он увидал огромное количество марионеток с головами различных животных. Среди них был веселый попугай какаду, мрачная сова, свинья с алчными глазами. Но единственным котом был арлекин в витрине.

На стенах висели картины двух-трех современных живописцев. Написанные маслом, в сочных, ярких тонах, они напоминали ему персидские ковры. Изображенные на них объекты были сочными, притягивающими, чувственными.

Человек средних лет приветствовал Криса, когда он вошел в зал. Они были одни в салоне.

— Меня заинтересовал арлекин, выставленный в витрине, — сразу же сказал Крис.

— Этот арлекин и дьявол изготовлен не мной и не в моей студии, — сказал хозяин салона. — Вот и все, что я могу вам сообщить об этих марионетках. Художник изготовил их не на продажу, а только чтобы выставить. — Он широко развел руками, извиняясь. — Может, вас заинтересует что-нибудь еще? Например, мой какаду или сова?

— Нет, меня

интересует только арлекин, — ответил Крис. — Не мог бы я каким-нибудь образом связаться с художником?

— Ну, обычно это не в наших правилах, чтобы...

— Пожалуйста, — оборвал его Крис. — Это очень важно.

Человек смерил Криса с головы до ног, как будто прикидывая его рыночную стоимость. Затем кивнул и исчез за черной бархатной портьерой за его столиком в углу зала.

Крис остался один в салоне, окруженный роскошными марионетками, одетыми в средневековые костюмы. Сова, хитрая и неприступная, хранила непроницаемый вид, но какаду, казалось, был не прочь поделиться какой-то темной, но не лишенной пикантности тайной.

Услышав шорох бархатной портьеры, Крис обернулся, ожидая увидеть владельца выставочного зала, но вместо него вышел худой и бледный господин, глаза которого были плохо различимы за темными стеклами очков в массивной оправе.

— Чем могу служить, monsieur?

— Вы сделали Кота в сапогах?

— Oui, monsieur. Je suis Monsieur Aspey. L'artiste c'est moi. Но этот — арлекин не продается. Если вы хотите точно такого же, это займет...

— Но я хочу приобрести именно этого, -перебил его Крис.

— Pardon, monsieur, но, как я уже сказал, этот...

— Я Крис Хэй, — сказал он, — брат Терри Хэя. Вы ведь для него сделали Кота в сапогах, да?

В человеке произошла удивительная перемена. Глаза, казавшиеся до того водянистыми и индифферентными, стали умными и проницательными.

— Тогда, пожалуй, у вас есть что показать мне? Крис достал открытку.

— Р. S., — указал он.

— Хорошо, — кивнул головой М. Аспей. — Купчая предъявлена. Теперь мы можем продолжить разговор.

* * *

—... иша... тип... я... тиз...

— Merde, — выругался Мильо, — неужели никак нельзя добиться лучшей слышимости?

— Извините, никак, — ответил техник, манипулируя дисками и рычажками. — По-видимому, в комнате есть какой-то источник магнетизма, вроде мотора. Когда они поворачиваются в определенном направлении — я бы сказал, по направлению к двери — слышимость падает на пятьсот герц.

— Ладно, давайте прослушаем все целиком, — попросил Мильо, присаживаясь на кончик стула. Сейчас он собирался услышать фрагмент разговора между Логрази и его незнакомым собеседником, и где-то под ложечкой трепыхалось предчувствие, что сейчас он получит важную информацию.

— Готово, — сказал техник, нажима кнопку. В динамике послышался голос незнакомца: «...не люблю привлекать посторонних. Сам знаешь, какой урон причинил нам Терри Хэй. И с точки зрения безопасности это никуда не годится».

«В данном случае, боюсь, без этого нам не обойтись, — раздался голос Логрази, едва слышный сквозь кошмарное шипение пленки и белые шумы, образовавшиеся из-за системы фильтров, которые техник использовал, чтобы усилить голоса. Позвякивание ложечки о чайную чашку оказалось таким громким, что Мильо невольно зажмурился, и техник немедленно задвигал рычажками. — Вы что там думаете, что можно въехать в бизнес на одном желании? Нам нужен Мильо. Только у Мильо есть необходимые средства и организация, чтобы закрепиться на территории. Он знает там все лучше, чем мы можем надеяться когда-либо узнать. Теперь, когда Терри Хэй устранен, Мильо расчистил для нас место. И уже этим он доказал свою пользу. Поверь мне, это единственно разумный способ решить проблему».

"Я поставил себе за правило никому не верить, — возразил голос. — Именно поэтому я только что побывал в провинции Шан. Когда Старик решил, что я должен вернуться, так сказать, в отчий дом, он дал мне ясно понять, что я должен влезть в дело досконально.

«Я думаю, потому он и уговорил меня вернуться сюда. Вас здесь Терри Хэй охмурял, как хотел. Старику все это до чертиков надоело».

«Но без Мильо нам не подъехать к Адмиралу Джумбо, — возразил Логрази. — Поскольку Лес Мечей у Мильо, он говорил мне, что...»

«Фрэнк, ты меня совсем не слушаешь. Я только что из Бирмы. И я побывал у Адмирала Джумбо. В результате наших с ним переговоров, можешь считать, мы уже в деле. Можно сказать, Белый Тигр уже заработал».

Мильо этот диалог привел в ярость. Если они думают, что его можно вот так, запросто, отшить, то они ошибаются. Что они, эти ублюдки, американские мафиози, принимают его за дилетанта, вроде Терри Хэя? Тогда у него найдется, чем их удивить. И еще, что это за чушь насчет договора с Адмиралом Джумбо? Мильо знал ситуацию в регионе слишком хорошо, чтобы поверить, что какой-то там мафиози может запросто прийти к Адмиралу Джумбо, забирать у него товар и отправлять его по путепроводу, который он налаживал столько лет.

В его голове царил хаос от такого количества вопросов, на которые он не мог ответить. Взяв себя в руки, он дал знать технику продолжать крутить пленку.

«Господи Иисусе, — услышал он голос Логрази, — не зря про тебя всякие истории рассказывают. Ты прямо-таки волшебник».

«Да, именно так меня и называли. Но не торопись с аплодисментами. Ты мне говорил, что Лес Мечей у Мильо. Он нужен мне. Пусть это будет моей платой за то, что я запустил для вас Белого Тигра. Забери его у него». Магнитофонные диски перестали вращаться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать