Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 75)


— Волшебник? — переспросил Мильо, разыгрывая удивление. — Вы уверены? Я тоже слыхал, что он умер.

— Позвольте заверить вас, что он живехонек. Поначалу я ликовал, когда он появился. Как-никак лестно работать с живой легендой. Но это было до того, как я узнал его поближе. Теперь, честно говоря, я думаю, что это сумасшедший.

Мильо изобразил на лице крайнее удивление.

— Зачем вы это мне говорите? — Он вполне сознавал, что находится в весьма щекотливом положении. Ему ни в коем случае нельзя давать Логрази возможности заподозрить, что его квартира находится под его наблюдением.

— Этот Вергилий — или Волшебник — одержим манией убийства. Вы высказали несколько здравых соображений насчет Сирик. Я их повторил ему слово в слово, но он и слушать не желает. Говорит, что у него карт-бланш от директора на любую инициативу. И он хочет, чтобы Сутан Сирик и Кристофер Хэй были ликвидированы.

От пруда подымался туман, густой, как пыль. Он превратил садик вокруг них в нечто призрачное, заполненное зловещими силуэтами. Логрази провел рукой по влажным волосам.

— Мильо, вы наверняка пересекались с Волшебником во время работы в Юго-Восточной Азии. Что вы можете сказать о нем?

— Это был очень рисковый человек, — честно признал Мильо. Логрази кивнул в знак согласия. — Как и вы, я был весьма наслышан о нем. Кто знает, сколько из этого сказанного соответствовало истине? Лично я контактировал с ним только один раз, так что я знаю его в лицо, чего не могут сказать о себе большинство людей, которые знают о нем.

— Как видите, сейчас вы бы его не узнали, — сказал Логрази. — Его собственная семья, если бы у него она водилась, не узнала бы его. Над его лицом в течение полугода трудилась целая команда хирургов, специализирующихся по пластическим операциям. Насколько я понимаю, они раскроили его лицо и сшили его совсем по-новому.

— Возможно, — согласился Мильо. — Но даже если это так, они не затронули его мозг. Внутри своего нового фасада он остается все тем же человеком, каким был во время войны. Так что у вас есть весьма серьезный повод для беспокойства.

М. Логрази повернулся спиной к пруду, кажущемуся на расстоянии серым и безжизненным, как изображение воды на куске папье-маше, по которому проложена игрушечная железная дорога.

— И вы правы в своих догадках. Я не имею никакого отношения к мафии. Я из ЦРУ. И Волшебник тоже. Сейчас он хочет слинять оттуда. Его уговорил вернуться директор, но, похоже, ему теперь у нас не нравится. Кто знает? Может, никогда не нравилось. Так или иначе, он хочет порвать с ЦРУ сам и меня заставляет. Даже не знаю, что делать. Присоединяться к нему равносильно самоубийству. А если откажусь, боюсь, что Волшебник убьет меня.

— Ну и как же вы думаете поступить?

— Понятия не имею. Да и времени на размышление у меня не много. — В глазах Логрази была пустота.

— А если на него настучать?

Логрази улыбнулся страшноватой улыбкой, в которой вовсе не было тепла.

— Вы себе представит, не можете, каким уважением он окружен у нас. Если он будет все отрицать, мне никто не поверит. А когда разберутся, будет уже поздно.

— Вы знаете о его планах?

— Пока нет. — Логрази вытер лицо: оно было уже мокрое от дождя. — Он мне ничего не скажет, пока я не дам своего согласия присоединиться к нему.

У Мильо учащенно забилось сердце. Возможно, это была зацепка, за которую можно ухватиться. Шансвырваться из тисков, в которые его загнал Волшебник, и даже, возможно, отплатить ему за свои муки.

— Знаете, в его планы может входить и ваше устранение, независимо от того, присоединитесь вы к нему или нет. — Мильо лихорадочно соображал, пытаясь продумать ситуацию на восемь или девять ходов вперед. Ему надо во что бы то ни стало выяснить, что у Волшебника на уме, и сейчас, он, кажется, придумал способ, как сделать это. — Исходя из этой предпосылки, могу предложить вашему вниманию третий путь, — сказал он. Логрази резко повернулся к нему.

— Какой? — Его реакция была такой мгновенной, что Мильо даже почувствовал к нему жалость. Человек действительно тонул.

— Притворитесь его союзником во всем. Это даст вам возможность отдышаться, и вы сможете написать доклад вашему начальнику, в котором Вергилий будет обличен не вашими словами, а своими делами, которые, по-видимому, будут весьма предосудительными.

— Это может сработать. Но не думаю, что смогу справиться с таким сложным делом в одиночку. Мне понадобится помощь.

— Конечно, — согласился Мильо, чувствуя, что цепи, сковывающие его и столько времени принуждавшие его к послушанию, готовы упасть. — У вас есть я.

М. Логрази протянул ему руку.

— Если вы это серьезно...

— Вполне, — ответил Мильо, пожимая ее.

— В таком случае займитесь поскорее Сирик и Кристофером Хэем, — выпалил Логрази одним духом. — Мы должны ублаготворить его в этом, так же как и с Лесом Мечей.

— Предоставьте это мне, и все будет в лучшем виде, — заверил его Мильо.

— Да? — Пожалуй, все-таки не столько дождь, сколько пот сейчас блестел на лице Логрази. — Знаете, мне почему-то не хочется умирать.

* * *

— Аль Декордиа, — сообщила Сутан, когда они попивали кофе с пирожными, — приезжал сюда недавно, примерно с месяц назад. У них с Терри были какие-то дела.

— Вы не знаете, что за дела? — спросил Сив, смакуя кофе, какого он в жизни не пробовал.

— Нет. — Сутан добавила еще ложечку сахара в свой кофе. Они сидели в ярко освещенной столовой. Сквозь открытые окна изредка доносился басовитый треск мотороллеров,

проносящихся по улице. Эти звуки, будто контрапунктом, пронизывали их беседу. — К счастью, а, может, к несчастью, я никогда не интересовалась делами Терри. Теперь я думаю, это было моей ошибкой.

Сив, заметив, как Крис прикрыл ее руку своей, попросил: «Продолжайте, Сутан». Как видно, они довольно быстро начали называть друг друга по имени.

— Аль сначала намеревался побыть у нас неделю, а остался на три. Ему здесь понравилось, и мы... — Она не договорила, уставившись в свою чашку кофе.

Сив не торопил, давая ей время справиться с эмоциями и самой сказать то, что она считает нужным сказать. Но молчание так затянулось, что он решил ее немножечко подтолкнуть. Он достал из кармана листок бумаги и, положив его на столик, подпихнул к ней.

— Вот посмотрите, — сказал он. — Здесь написано ваше имя и адрес. Поэтому я и нашел вас.

— Откуда это у вас? — спросила Сутан, не отрывая глаз от приписки внизу: Спасен?

— Незадолго до того, как его убили, Аль Декордиа приходил к моему брату. Доминик был священником в приходе Декордиа в Нью-Ханаане, штат Коннектикут. Очевидно, он беспокоился о вас больше, чем о себе. — Сутан слушала его, не сводя с него глаз. — Очевидно, мой брат думал, что Аль спасется через вас. Но от чего?

Сутан держала бумажку на ладони с такой осторожностью, словно это была бог весть какая ценная реликвия. Затем ока сжала пальцы и бумажка исчезла в ее руке.

— Когда Аль приехал сюда, — сказала она, — было очевидно, что ему очень плохо. — Она вздохнула. — Возможно, я напомнила ему его дочь, которая незадолго до этого погибла в автокатастрофе. Но самое ужасное было в том, что посмертное вскрытие установило, что она ввела себе в вену дозу героина. Слишком большую дозу.

Она провела рукой по волосам.

— Теперь я виню себя в этом. Я знала, что Аль хочет выйти из дела, хотя и не догадывалась, что дело связано с переправкой наркотиков. Я сказала об этом Терри, и он очень разволновался. Они с Декордиа ушли и пропадали почти весь день. Не представляю себе, куда они ходили. Но после этого Терри переменился. Выглядел счастливее, чем когда-либо. Будто камень свалился с его души.

Сутан вздохнула.

— Если бы я была подогадливее, я бы сообразила, что причина, по которой Аль так переживал смерть дочери, коренилась в том, что она пала жертвой бизнеса, которым он и Терри занимались.

— Господи, до чего же ты строга к себе! — воскликнул Крис. — Как ты могла до этого догадаться?

— Минуточку! — прервал его Сив. — Так вы считаете, что Терри Хэй был замешан в торговле наркотиками? Сутан кивнула.

— Не верю, — сказал Сив. — Я служил с Терри во Вьетнаме. Я хорошо знал его. Невероятно, чтобы он...

— Вот и я ей говорил то же самое, — заметил Крис. — Но, к сожалению, есть неопровержимые доказательства того, что он и двоюродный брат Сутан, Мун...

— Так Мун ваш двоюродный брат? — изумился Сив.

— Да, — ответила Сутан.

— И он служил с Терри во Вьетнаме?

— Да.

— Великий Боже! — Сив растерянно провел рукой по волосам. — Все, кого я знал по отряду ПИСК, окружили меня, как призраки в страшном сне. — Он вкратце рассказал им, как был сформирован отряд, которым руководили Терри и Вергилий, и чем он занимался.

Когда он упомянул имя Транга, Крис и Сутан так и подскочили, будто он задел обнаженный нерв. Крис рассказал Сиву о своих столкновениях с вьетнамцем и о Лесе Мечей.

— О нападении на тебя в твоей нью-йоркской квартире я уже знал, — сказал Сив. — Но теперь мне понятна его целы он думал, что Преддверие Ночи у тебя или ты знаешь, где он находится.

— Нельзя ли еще немного задержаться в прошлом? — попросил Крис. — Что вы делали в Ангкоре во время войны?

— У нас там было рандеву с одним французом, — ответил Сив. — Он пришел к нам с отрядом Красных Кхмеров. Весьма жуткие ребята. Терри и Вергилий о чем-то с ним совещались. Мы так и не узнали, о чем.

— Теперь ясно, что это были переговоры о перекупке наркотиков, — сказала Сутан. Горе было прямо-таки написано на ее лице.

— Возможно, — согласился Крис. — Но зачем? Терри никогда не нуждался в деньгах. Наша семья имеет их в таком количестве, что ему за всю жизнь их не удалось бы потратить.

Сив обдумал эти слова.

— Да, — согласился он. — Если он действительно оказался замешанным в этом грязном деле, значит, у него была какая-то веская причина.

— Но какая? — не унимался Крис. — Какая причина может быть достаточно веской, чтобы продать свою душу?

Сив уставился в окно.

— Не знаю, — признался он. На ум пришли строки из «Искусства войны» Сун Цзу: «Ничто в мире не постоянно. Ни одна из пяти стихий не может всегда подавлять другие. Иногда ночь длиннее дня, иногда — наоборот. Времена года меняются. Но победа приходит к тому, кто ее кует». — Но я полагаю, что пришла пора узнать. Что вы на это скажете?

Крис кивнул.

— Я за!

Сив преднамеренно не смотрел на Сутан. Он не был в ней так уверен, как в Крисе. Этот адвокат удивил его. У него была энергия и дух авантюриста. Никто не мог быть более безжалостным к себе и другим, чем Терри, когда он вбивал что-то себе в голову.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать