Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 94)


Верил ли он сам в то, что таким образом можно найти Транга? Конечно, Сутан говорила, что рано или поздно каждый вьетнамец, попавший в Париж, приходит в Пор-Шуази, хотя бы для того, чтобы купить кассету с восточной музыкой и поесть привычной пищи. Даже если это так, то кто может поручиться, что Транг и Крис придут сюда в одно время и их пути пересекутся?

Он вдруг почувствовал, что занимается дурацким делом. Он не знал этой местности так, как, по-видимому, знала Сутан. Здесь наверняка есть другие места, скрытые от глаз случайных прохожих — игорные дома, увеселительные заведения и прочие — где мог сшиваться Транг. Он мог и сейчас быть в том же квартале, что и Крис, но от одного сознания этого Крису было не легче.

Он почувствовал себя последним идиотом, что отказался присоединиться к Сутан и Сиву. А все из-за чего? Да из-за того, что в пылу страсти Сутан выкрикнула имя его брата. Крис полез в карман и потрогал шершавую рукоятку ножа, будто это был талисман.

Его чувство к Сутан было подобно пожару, который, раз начавшись, уже не остановишь. Очень странно, что порой он хотел бы потушить его. Любил ли он ее? А Аликс? Разве ее он не любил? Как можно любить двух женщин одновременно? Это же просто бред! Он чувствовал себя разбитым на миллионы кусочков, и все эти кусочки перемешаны так, что не поймешь, где главное, где второстепенное.

А потом ему пришло в голову, что Сутан точно в таком положении. Она тоже любит двоих — только случилось так, что они братья. Это что, такой ужасный грех? Был бы грехом, если бы Терри был жив. Интересно, как бы она стала выбирать из них двоих? И кого бы она выбрала?

У нее возможность выбора отнята. Но как насчет его выбора? Что ему делать? И как ему найти свой путь?

Думая обо всем этом, он продолжал выглядывать Транга. Казалось, суровый долг понуждает его идти все вперед и вперед, хотя в душе он понимал, что у него нет ни малейшего шанса наткнуться на него в этом лабиринте внутри трех кварталов. В сущности, даже если он сейчас здесь, то скорее всего находится внутри одного из этих больших зданий, внутрь которых Крис не имел доступа.

Но все это не важно. Он все равно найдет его, потому что одна из особенностей внешности Транга глубоко запала в душу Криса. Какая-то боль, а, может, бесшабашность? Гнев или отчаяние? Но уж, конечно, не ненависть. Если бы это не казалось абсурдом, он бы сказал, что в лице его была какая-то ранимость, которую Сутан усматривала и в лице самого Криса.

Как человек с ранимой душой может быть способен на такие чудовищные акты жестокости? Транг зверски убил Терри и Доминика, брата Сива. Он убил Аля Декордиа и покалечил Аликс. Объяснить такие аберрации в личности можно было бы войною, но война чаще всего ломает людей. А этого нельзя сказать о Транге: он действовал с пугающей основательностью и пунктуальностью. Крис обнаружил в нем способность здраво мыслить и даже элементы чести. Война не разрушила его личности. Тогда что же она с ним сделала?

Вот, кажется, это и есть главный вопрос. Боль войны отражается в его глазах. Крис видел в них пламя той войны, и это не могло не тронуть его. Поэтому он и пришел в Пор-Шуази и болтается по этому парижскому Чайна-Тауну, как последний дурак. Не только любопытство привело его сюда. Несмотря на то, что он заявил Сиву, он чувствовал настоятельную потребность еще раз приблизиться к опасному пламени, горевшему в глазах Транга. Ему надо найти источник этого свечения. В глубине души он подозревал, что таким образом он может также найти самого себя.

К тому времени, как он добрался до «Ангкор Уат», уже стемнело и он весьма проголодался. Вход в ресторан был отделан темно-красным пластиком и его вывеска обещала вкуснейшие specialites asiatiques.

Внутри было душновато от запаха специй. Он прошел через зал и устроился у столика в глубине. Он сел спиной к стене так, что каждый стол в зале был виден, как на ладони.

Вот тогда он и увидел мосье Вогеза, отца Сутан. Он постарел, конечно. Волосы отпустил длинные. Но лицо, так похожее на лицо Шарля де Голля, было невозможно не узнать. Он пришел сюда с вьетнамкой поразительной красоты. Они уселись напротив друг друга в самом центре зала.

На какой-то момент Крис ничего не соображал. Потом немного пришел в себя, отхлебнул из чашки такой большой глоток горячего чая, что обжег язык. Он почувствовал дикий страх несколько параноидального характера. Возможно, М. Вогез увидел его, когда он бродил по улице, и пошел за ним следом. Сутан ведь говорила, что ее отец никогда и ничего не забывает! Когда-то он собирался разделаться с неким молодым американцем, сующим нос не в свои дела.

М. Вогез и вьетнамка улыбались друг другу, и Крис заметил, что их ноги под столом переплетены. Потом он поймал отражение своего собственного лица в зеркале во всю стену и несколько успокоился. Ведь в те годы он был совсем пацаном. Вряд ли М. Вогез мог узнать его теперь.

И все-таки эта нечаянная встреча пробудила в нем массу неприятных ощущений. Вроде как открыть ночью шкаф в собственной спальне и обнаружить там спрятавшегося гоблина.

Было очевидно, что М. Вогеза здесь знают. Хозяин ресторана, маленький, элегантно одетый вьетнамец, лично принес чай и меню для него и его очаровательной спутницы.

В следующую минуту Крис окаменел на своем стуле. В голове у него творилось бог знает что и дыхание совсем оборвалось.

Приветствуя отца Сутан, хозяин ресторана сказал:

— Добрый вечер. Рад вас видеть,

мосье Мильо. Как поживаете?

* * *

Пока Брэд Вульф ходил выяснять по своим каналам номер телефона, сообщенный ему Дианой, она позвонила в офис. Как она и предполагала, ее там ждала весточка от Сива. Набрав номер, который он указал, она переговорила с ним. В Париже в этот час была уже глубокая ночь. Голос Сива звучал, как из преисподней. С немалым раздражением в голосе Диана сказала ему об этом.

Вульф вернулся. Увидев, что она занята разговором, занялся своими бумагами, которых у него на столе накопилось порядочно.

Когда она закончила, он отложил в сторону ручку и обратился к ней:

— Что ты узнала о Маркусе Гейбле такого, что не пожелала сообщить мне?

Диана бросила на него недоуменный взгляд. — Не понимаю, о чем ты.

— О'кей. Почему ты развила такую бурную деятельность, наводя о нем справки?

Она пожала плечами.

— Сив попросил меня об этом?

Он сел на край стола, хлопнув себя по колену папкой с бумагами.

— Нельзя ли поконкретней?

— Ты хочешь спросить, не подозревает ли Сив его в переправке героина из Золотого Треугольника в Чайна-Таун? Ты хочешь спросить, не считает ли он Гейбла крестным отцом Чайна-Тауна? Это, что ли? — Она говорила небрежным тоном, но в нем слышались нотки пережитого страшного испытания и раздражения и злости по поводу того, что Сив, находясь за шесть тысяч миль, дает ей краткие указания, ничего не объясняя.

Брэд Вульф кивнул, будто прочитав ее мысли.

— Я спрашиваю это потому, — пояснил он, — что Маркус Гейбл не существует.

— Что?

— Позволь мне развить свою мысль. — Брэд Вульф слез со стола, устроился на стуле рядом с ней. — То есть в природе Маркус Гейбл существует, но в документах ЦРУ это не отражено.

— Они покрывают его.

Вульф покачал головой.

— Нет, не в этом дело. Он работал на них с 1968 по 1972 год. А потом он смотался.

— И чем же он занялся после этого?

Вульф пожал плечами.

— Предположительно, тем, чем он и сейчас занимается: импортом и экспортом.

— Чего? Наркотиков?

— Диана, у нас нет прямых доказательств того, что Гейбл связан с тем, чем промышляла «Моника». В нашей конторе, как, впрочем, и в твоей, догадки не считаются поводом для обвинения. Никто не может доказать причастность Гейбла к деловым операциям Моники и Рида Паркеса.

— Только потому, что Монику умертвили до того, как она могла сказать что-либо.

— Возможно, это и так, — признал Вульф. — Но у нас, опять-таки, нет доказательств.

— Если Гейбл не работает в ЦРУ, то кто же тогда покрывает его? — вздохнула Диана, вдруг почувствовав усталость. На мгновение она даже закрыла глаза. — Как ты получил этот материал на Гейбла?

Вульф улыбнулся.

— Довольно просто. Для меня просто, я хочу сказать. Несколько лет назад мы вышли на одну шайку, занимающуюся кокаином. Весьма изобретательную группу: они зашивали мешочки с этим зельем в трупы и провозили в страну через Мексику. И получилось так, что я узнал одного из шайки. Он оказался сыном одного человека, который, как я знал, работает в ЦРУ. Это он подсказал идею с трупами, сам находясь под сильным кайфом. Я вытащил его прежде, чем мы накрыли всю шайку, и, пригласив его отца, серьезно поговорил с ними обоими. В результате мы отправили мальца на добровольное лечение от его пагубного пристрастия в специальное заведение в Округе Колумбия. С тех пор я за ним приглядываю, поскольку он не слушается своего старика. Время от времени отец сообщает мне, как у него идут дела.

— Отец этого мальца агент ЦРУ?

— Бери выше. Эти ребята из Управления, собирая информацию о всех и каждом в стране, ни хрена не знают о своих собственных сотрудниках. Чарли Карнов работает у них оператором компьютера с правом доступа к наисекретнейшей информации. Он лучше информирован, чем любой из министров.

Диана засмеялась.

— Не важно, кого ты знаешь, а важно, что знает он.

— Вот именно. Оператор знает не меньше, чем его шеф, которого он подключает к банку данных.

Диана провела рукой по волосам.

— Теперь нам еще узнать бы о номере, по которому собирался звонить Паркес.

Вульф кивнул.

— Будем надеяться, что он выведет нас куда-нибудь. А то мы совсем уперлись в стену, которую не прошибешь одними добрыми намерениями.

— Но у нас не только они, — возразила Диана. — У нас есть еще и закон. Мои учителя мне постоянно твердили, что закон — это все: свет, путь, истина.

Вульф вздохнул.

— Теперь ты имеешь лучшее представление о том, что такое истина.

— Нет! — Она покачала головой. — Я с этим не согласна. Ты хочешь мне сказать, что мы бессильны, являясь слугами закона?

— Я ничего не хочу сказать, — возразил Вульф. — Это ситуация говорит сама за себя...

Тут зазвонил телефон и он схватил трубку.

— Да? Минуточку, — он потянулся за ручкой. — Порядок. Диктуйте. — Он записал что-то, потом положил трубку. — Мне сообщили адрес, по которому установлен телефон, номер которого набрал Паркес. Я думаю, нам надо отправиться туда немедленно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать