Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Французский поцелуй (страница 98)


— С моей стороны проблем не возникнет, — заверила его Диана.

Они сидели в библиотеке Карнова. Он очень тяжело воспринял известие о смерти Брэда.

— Брэд был чертовски хороший парень, — сказал Карнов, когда Диана сообщила ему печальную весть. — Вы бы только знали, как много он сделал для моего мальчика. — Карнов был маленький человечек с нездоровым цветом лица и желтыми усами и пальцами заядлого курильщика. Он налил в стаканы немного бренди и подал один Диане. — Теперь даже не представляю, что с ним будет, когда его нет. Джефф слушался только его.

Он поскреб лысеющую макушку.

— Право, не представляю. После смерти жены вся моя семья распалась. Наверно, потому, что никогда не делал ничего для ее консолидации. Всегда предоставлял это дело ей. — Он сидел, сгорбившись, своего компьютера, со стаканом в руке. — Для меня работа была на первом месте, на последнем, да и на всех остальных местах между ними. И мне никогда в голову не приходило, что в моей схеме жизни что-то не так, пока она... — Он отхлебнул из стакана немного бренди. — Э, да ладно! Все это старые новости теперь. — Он взглянул на Диану. — Ради Брэда я все сделаю.

Диана кивнула.

— Тогда узнайте, под какой крышей скрывается Маркус Гейбл.

— Что вы имеете в виду?

— Он и в ЦРУ, и не в ЦРУ. Он очень деятелен, но его деятельность не отражена в анналах ЦРУ. Он находится под защитой какой-то таинственной организации, но эта организация — не ЦРУ. Когда я им заинтересовалась, на меня было оказано давление со стороны Госдепартамента, но исходило оно от ЦРУ.

Чарли Карнов склонился над клавиатурой своего компьютера, набирая серию кодов.

— Кто из Госдепартамента? — спросил он.

— Мортон Саундерс, — ответила Диана. — Он работает в Госдепе по связи с ЦРУ.

— Смотрите на экран, — сказал Карнов. Диана так и сделала. Перед ее глазами на экране появились данные по Мортону Саундерсу. — Он не работает по связи с ЦРУ.

— Уже не работает. — Пальцы Карнова снова заплясали по клавишам. — Был офицером по связи, но, выражаясь на профессиональном жаргоне, «перешел на другую работу».

— Куда?

Карнов пожал плечами.

— Это может быть любая из мириадов служб в разведке. Давайте посмотрим, в какую именно.

Тренькнул дверной звонок, и Карнов поднял голову.

— Наверно, пришли чинить телефон, — сказал он. Диана смотрела на мерцающий экран, на котором появился текст: ДОПУСК СЕРИИ АКСЕЛЬ-9 ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЭТОЙ ИНФОРМАЦИИ. — Тем не менее, обязательно удостоверьтесь, кто там, и загляните в смотровой глазок, прежде чем открывать дверь, — предупредила она.

Карнов крикнул: «Иду! Иду!», и направился к дверям. Диана слышала, как он справляется у двери, кто там, а сама думала, что это за допуск серии Аксель-9. Взглянув в его сторону, она увидела, как он приложил глаз к смотровому глазку, а в следующую секунду отлетел от двери и упал навзничь на пол. Глазок был весь разворочен выстрелом из коридора. От страшного удара снаружи дверь сорвалась с петель, а Диана вскочила, выхватила револьвер. Боже, подумала она, все-таки нашли и здесь.

Карнов лежал, раскинувшись, на полу. Лицо у него было так разворочено выстрелом, что его было невозможно узнать. Как же это так, пронеслась мысль, Чарли — сотрудник ЦРУ, а его все-таки убили. Кто же это может быть, черт побери?

Пригнувшись, она выстрелила два раза наугад и бросилась под прикрытие массивного кресла, когда вся комната содрогнулась от ружейного выстрела. И тогда она подумала, уже не в первый раз, какую хлипкую защиту дает закон своим слугам.

В ушах у нее еще звенело от выстрела, а она выкатилась из-под разнесенного вдребезги кресла и быстрые ноги уносили ее прочь. Она понимала, что у нее нет ни единого шанса уцелеть, оставаясь на одном месте.

В спальне она бросилась к окну, но оно оказалось намертво законопаченным. Застонав, она рукояткой револьвера разбила стекло и, удалив с помощью его ствола острые осколки, все еще торчащие в раме, выскользнула наружу.

Там была старомодная пожарная лестница, и Диана, не мешкая, начала спускаться по ней. У нее не было ни малейшего желания быть блокированной на крыше, где некуда спрятаться и откуда не сбежишь. Она задыхалась, и во рту был металлический привкус страха.

На уровне второго этажа она решила, что спуск по лестнице занимает слишком много времени, и прыгнула вниз. Приземляясь, она подвернула левую лодыжку, и боль пронзила всю ногу.

— А черт! — выругалась она сквозь стиснутые зубы. Услышав шум наверху, она бросилась на землю, перекатившись через плечо. Затем выстрелила в человеческую фигуру на лестнице, с удовольствием услышав вскрик, а потом что-то загремело по железной лестнице, падая. Она, конечно, не осталась полюбопытствовать, что это такое, но, по-видимому, это грохотало по железным ступенькам ружье.

Прихрамывая, она выскочила на Вторую Авеню, махая рукой проходящему мимо такси. Водитель притормозил, глядя из окошка на ее потрепанный вид.

— Право, не знаю, леди...

— Прекрасно знаешь, — оборвала его Диана, сунув ему под нос свое удостоверение. Она залезла в машину и назвала свой домашний адрес.

Когда такси остановилось у ее подъезда, она целую минуту сидела, уставившись на свою дверь. Первой мыслью было вернуться к себе в полицейский участок, но Сив не советовал ей появляться там. Питер Чан предупреждал его, что их организация имеет своего человека в полиции и оплачивает его отдельные услуги. К сожалению, его убили прежде, чем он мог сообщить, кто этот человек.

— Леди? —

Таксист недоуменно таращился на нее. — Вот ваш дом.

Диана прижалась затылком к подголовнику сидения и закрыла глаза. Волна дурноты грозила поглотить ее.

— Леди? Эй, леди! Приехали!

Она приблизилась вплотную к сердцу тьмы, окружающей Маркуса Гейбла, вплотную к тому, чтобы сделать для Сива все, что ему нужно. Ей так этого хотелось! Вспомнились слова Брэда: Лучшее, что ты можешь сделать для Сива Гуарды, так это родить ему сына...

Раз участок для нее теперь опасная зона, то это же можно сказать и о ее доме. Если они знают, кто она, значит, знают, где она живет. Она посмотрела в темные окна своей квартиры. Кто-то, возможно, притаился там, ожидая, когда в замочной скважине заскребется ее ключ. Диана вздрогнула. Надо отсюда сматываться.

— Леди, имейте сердце! Мне треба на харчи зарабатывать, а не торчать здесь дуриком.

Диана назвала ему адрес отеля на окраине западной части города, вдалеке от шума городского, тихий, без названия. Она знала его, потому что город часто пользовался им, устраивая семинары для суда присяжных.

Когда такси отъехало, она осталась на тротуаре, чувствуя себя ужасно незащищенной. Это ощущение прогнало ее с улицы. Она поспешила в гостиницу и, решив, что это лучше с точки зрения безопасности, попросила комнату на верхнем этаже.

Закрыв за собой дверь и даже застегнув ее на цепочку, она разделась и стала под горячий душ. Ноги ее так Дрожали, что она была вынуждена держаться обеими руками за краны. Мыло убрало пот и грязь, но не страх.

Она оделась, достала из кобуры револьвер. Легла на кровать. Рядом с кроватью стоял дешевенький ночной столик из ДСП, а на нем — черный телефон, неэстетичная настольная лампа, пепельница. В ящике стола — Библия.

Диана закрыла глаза, прислушиваясь к собственному дыханию. Она, наверное, уснула, потому что, когда она вновь открыла глаза, она одновременно увидала разбитую дверь с сорванной цепочкой и человеческую фигуру в дверном проеме. Она пошарила рукой в поисках револьвера и услышала голос:

— Скажи дяде здрасьте, милочка.

Выстрелом из ружья ее снесло с кровати и ударило об стену. Но она ничего не почувствовала. Только звук услышала, громче которого не бывает в природе звуков. А потом и звук, и все остальное, исчезло.

* * *

Мильо удержал Криса за руку.

— Мы еще не можем уходить отсюда.

— О чем вы говорите? И вас, и вашу девушку здесь только что пытались убить.

— Все это так, — согласился Мильо. Его лицо было бледно при свете уличных фонарей. — Но это люди, на которых я работаю. М. Логрази, на встречу с которым я сейчас как раз шел, явно замешан в этом деле. Если они решили меня убрать, мне надо немедленно вернуться к себе домой.

— Но это безумие, — возразил Крис. — Совершенно очевидно, что за вашим домом следят.

— Тем не менее, — упорствовал Мильо, — я должен идти. Они придут за Лесом Мечей. — Он уже двинулся через дорогу, и Крис вынужден был последовать за ним, чтобы продолжить разговор. Они завернули за угол и оказались на Авеню Нью-Йорк. — Он у меня на квартире, и люди, на кого я работаю, требуют его. А я не хочу отдавать.

— Минуточку, — сказал Крис. — Кто эти люди?

Ныряя под защиту теней, Мильо не отвечал на его вопрос.

— Мы находимся как раз напротив моего дома, — шепнул он. — И, кажется, за входом никто не следит.

Крис повертел головой туда-сюда, стараясь разглядеть все укромные уголки на улице.

— Не может быть. Они не настолько глупы, чтобы не предположить, что, убежав от преследователей, вы попытаетесь пробраться в свою квартиру.

Он дал знак Мильо и Морфее оставаться на своих местах, а сам вынырнул из спасительной тени. Он прошел до самого конца квартала, сначала по одной стороне улицы, потом по другой, по дороге заглядывая в темные окна припаркованных машин. Ни одной живой души. Время от времени он смотрел также на окна домов, которые проходил, — не шелохнется ни занавеска, не мелькнет ли в окне силуэт лица, не блеснет ли ствол пистолета. И все это время он краем глаза следил за дорогой, не появится ли на ней черный «БМВ», но тот так и не появился.

Крис вернулся к Мильо с Морфеей.

— Вы правы, — сказал он. — Мне не удалось обнаружить никого, кто бы следил за вашим домом. — Удивительное дело: вместо того, чтобы успокоить его, эта прогулка, наоборот, насторожила Криса. Почему они не оставили никого следить за домом? Что-то здесь неладно. Но что?

Мильо пошел уже было через улицу, но Крис удержал его.

— Ради Бога, подождите, — прошептал он. — Они ведь могут дожидаться вас в вашей квартире.

Мильо бросил на него мрачный взгляд.

— Если дожидаются, я об этом немедленно узнаю. — Потом в его взгляде промелькнуло любопытство. — Вы уже один раз спасли меня, и теперь все опекаете. С чего бы это?

— Я люблю вашу дочь. И всегда любил.

Мильо помедлил немного, потом кивнул.

— Я вам верю. Но, с сожалением должен вам сообщить, что мы с дочерью уже давно не составляем одну семью. Без сомнения, она меня уже давно считает мертвым, и, поверьте мне, лучше, если она останется при этом убеждении.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать