Жанр: Исторические Приключения » Дороти Даннет » Игра королей (страница 44)


Джеми развязал мешочек, и выражение его лица переменилось.

— Если вам захочется еще посмотреть, как я купаюсь, вы только шепните словечко. И что же вы хотите узнать?

— Очень простую вещь. — Он кинул перчатку Лаймонда на колени Джеми. — Вы можете мне сказать, кто вам это заказал?

Джеми принялся ощупывать перчатку крепкими, смуглыми пальцами.

— Мне нужно заглянуть в свои книги, сэр. Но работа моя, точно. Я хорошо помню. Золотую канитель для нее я получил в Стерлинге у Пэти Лиддела.

— Мы можем сейчас пройти в вашу лавку?

— Конечно. — Джеми поставил кружку с молоком, взял мешочек с деньгами, перчатку и направился к двери, по дороге шлепнув сестру по заду. — Я скоро вернусь, Джесс, — сказал он. — А ты будь хорошей девочкой и приготовь ветчину к моему возвращению: у меня все кишки склеились. — Он посмотрел на Ричарда. — Может быть, вы вернетесь и перекусите с нами, сэр? Это, конечно, всего лишь свинина, но я сам откармливаю свинью, и в ней нет ни одного плохого кусочка.

Лорд Калтер положил руку на плечо перчаточника.

— Джеми Во, можете считать, что этой ветчины уже нет.

Уже смеркалось, когда Ричард и Во добрались до лавки перчаточника; в домах загорались свечи. Джеми, который споро бежал рядом со стременем лорда Калтера, не церемонился: едва ступив на брусчатку двора, он поднял мокрую голову и заорал во все горло:

— Отец!

Окна во всем дворе мгновенно распахнулись. Спустя какое-то время шевельнулись занавески в окне Малькольма Во, окно открылось, и недоумевающий родитель выглянул на улицу.

— Джеми?!

— Да, Джеми. Мне нужно в лавку.

Господин Bo-старший еще больше высунулся из окна.

— Джеми, ты что, трезвый?

Джеми, которому стали надоедать разговоры о его трезвости, нахмурился.

— Я такой трезвый, что меня уже тошнит от твоих вопросов. Спускайся-ка лучше вниз.

Но отец только высунулся еще дальше.

— Джеми, скажи мне, нашел тебя один джентльмен… — Ричард выехал вперед. — А, так это вы, — поспешно пробормотал старик. Желтозубая ухмылка тут же появилась на его лице. — Ну вы и даете! Ни за что бы не поверил, что такое возможно. Никто, кроме вас, не смог бы привести сюда Джеми в такой день, да еще трезвым. Подождите, я сейчас спущусь.

Он впустил их в дом. Джеми зажег свечу, открыл свой гроссбух и принялся листать его. Ричард огляделся вокруг, увидел на столе какой-то блестящий предмет, который при ближайшем рассмотрении оказался его кинжалом, взял его, засунул за пояс и улыбнулся старику.

— Я прощаю вам перчатки, которые вы мне проиграли, господин Во. Они стоят знакомства с вами.

Лицо старика расплылось в улыбке.

— Я могу сказать то же самое, — ответил старик и растворился в глубине комнаты.

В это время с большой раскрытой книгой в руке подошел его сын. Он полистал страницы, замер на мгновение, взял перчатку и поднес ее к свету.

— Черт, — выругался он. — Он стрелял в этой перчатке из лука.

— Несомненно, стрелял, — несколько мрачно ответил Ричард.

— Но эта перчатка не для стрельбы! — со справедливым возмущением заявил Джеми Во. — Это модная перчатка, и к ней есть пара. Она слишком разукрашена для стрельбы. Вещица видная, да и покупатель под стать.

Ричард нашел стул и опустился на него.

— Расскажите-ка про покупателя.

— Ну вот, пришел этот парень, заказал перчатки, насчет рисунка все уши прожужжал; сказал, что золотую канитель сделает Пэти…

— Как он выглядел?

Перчаточник задумался.

— Да такой фасонистый — извините, если ваш родственник, сэр. Волосы желтые, что твоя солома, и говорун, каких свет не видывал.

— In aurum coruscante et crispante capillo [45], — неожиданно проговорил Ричард и улыбнулся, когда господин Во выкатил на него глаза. — А раньше вы с ним не встречались?

— Нет, не встречался. Он не из здешних мест.

— Уж конечно нет. Продолжайте.

— Потом мы стали торговаться, и у него не оказалось всех денег, что я запросил. Но знаете, перечить ему не всякий бы решился. Он заплатил мне только часть — серебром; взял одну перчатку и оставил свой адрес. Сказал, что пришлет деньги и заедет за второй. Я понимал, что все эти выдумки, но спорить с ним трудно…

— Знаю, — сказал Ричард. — А денег он так и не прислал?

Джеми порылся в шкафу, вытащил оттуда перчатку, парную той, что принес Ричард, и ответил:

— Нет, не прислал. И вторая осталась у меня. Никто не приезжал за ней.

— Вы позволите моему человеку посидеть в вашей задней комнате, пока не явится этот клиент? Я вам, конечно, за это заплачу.

На лице Джеми появилось удивленное выражение. Он пожал плечами.

— Как вам угодно, сэр. — Джеми хотел было закрыть книгу, но Ричард остановил его:

— Постойте, какой же адрес оставил ваш золотоволосый клиент?

Во провел пальцем по страницам:

— Наверно, адрес выдуманный. Так, вот он: «Замок Мидкалтер, графство Ланарк».

Ричард поднялся со стула:

— А имя?

— Он не оставил своего имени. Только имя того, кто должен привезти от него деньги за перчатки. Вот оно: «Ричард Кроуфорд, третий барон Калтер». Какова наглость, а? Барон — ни больше, ни меньше. В наши дни никому нельзя доверять. Когда, вы говорите, придет ваш человек?

Какие бы горькие чувства ни обуревали Ричарда, лицо его оставалось бесстрастным. Он сдержанно ответил:

— Я, пожалуй, не стану никого присылать… Я ошибся и недооценил своего друга. — И, положив на стол золотую

монету, добавил: — За перчатками никто не придет. Оставьте обе себе и можете их продать как невостребованные. Что вы там говорили о ветчине?

Как бы там ни было, а лорд Калтер тоже был человеком. Он не вернулся в Стерлинг в ту ночь, а решил утопить свой гнев и разочарование в кружке крепкого эля, провести время среди простых людей — и Джок Мертон заметил вполголоса, что этот джентльмен, какого бы он там ни был происхождения, хорошо вписался в компанию и пьет как добрый сапожник. Вероятно, Мариотта и даже Сибилла немало удивились бы, услышав подобную оценку.

Он покинул пьяную компанию поздно. Его не хотели отпускать и, возможно, убедили бы остаться, если бы не Джеми, который провел вечер, с успехом наверстывая упущенное. Собравшись проводить Ричарда, перчаточник не устоял на ногах и кубарем скатился вниз по лестнице. Ричард, убедившись, что Джеми остался цел, сел на свою кобылу, помахал рукой и отправился в путь.

Он понятия не имел, где провести ночь, но, немного поразмыслив, направил свою кобылу к замку, где надеялся найти постель на ночь. Рано утром следующего дня он намеревался отправиться в Стерлинг.

Он и не подозревал, что английская армия в Браути-Форт выбрала эту самую ночь для того, чтобы отомстить за недавний налет шотландцев. Его разбудили в пять часов, и он был вынужден провести день не в Стерлинге, а с мэром и констеблем Перта, организуя оборону города и давая отпор англичанам.

В полдень, так и не дождавшись Ричарда, Сибилла призвала на помощь свой природный ум, оделась в меха и, отказавшись от сопровождения, отправилась к Пэти Лидделу.

— Ну входите же, входите… ах, ваша милость промокли… Рад вас видеть, но… Проходите сюда, к печи. Знаете, лорд Калтер забрал миниатюру. Вот удобный стул… Лорда здесь нет, — сказал Пэти, который под пристальным взглядом синих глаз чувствовал себя не в своей тарелке.

— Я так и думала, — сказала Сибилла. — А куда он повез перчатку?

Ювелир метнул взгляд на леди Калтер и решил, что лучше всего выложить правду.

— В Перт.

— Ах, Ричард! — воскликнула крайне расстроенная Сибилла. Она снова подняла взор на Пэти. — Там и сделали эту перчатку?

Он кивнул, подумал и выпалил:

— Никто его там и пальцем не тронет, ваша милость, это я вам обещаю. Джеми Во — парень нескладный, но зла он еще никому не причинил. Выпьете чего-нибудь? — добавил Пэти без всякого перехода.

— Нет, мне нужно возвращаться. — Вставая, леди Калтер склонилась посмотреть на золотой самородок, лежавший на наковальне в облачке сверкающей пыли. Она поднесла руду к глазам, чтобы рассмотреть получше. — Красивая была перчатка. То бледно-желтое золото из Кроуфордмуира, не правда ли? У вас его много идет, Пэти?

— Что? — переспросил Лиддел и рассеянно ухмыльнулся. — Это хороший самородок. Настоящее золото.

— Я говорила не о самородке, — заявила Сибилла. — Какие сейчас налоги на шотландское золото, Пэти? Высокие? И разве все наше золото не должно идти на монетный двор?

— Шотландское золото? — повторил ювелир и покачал седой головой. — Неплохое. Но мягковатое. И многие предпочитают более яркое нашему светлому. Чего бы вы ни пожелали — приходите ко мне, и я покажу вам настоящее золото — хоть короны для ангелов из него выковывай.

— Ну, это будет нечто новенькое, — язвительно сказала Сибилла, — обычно вы куете не короны, а кроны, и не для ангелов, а для Пэти Лиддела. Вы противный, безухий старик, и я не знаю, зачем прихожу к вам.

— Не знаете? — В голосе Пэти слышалось неприкрытое удивление. — Тогда я вам скажу: чтобы заключить хорошую сделку. И вы можете не сомневаться: то, что делает Пэти, никогда не пойдет во вред Кроуфордам.

— Тогда я вам советую, — объявила Сибилла, направляясь к двери, — держаться подальше от моей невестки. Иначе то, во что впутался нынче Пэти Лиддел, накличет, неприятности на Пэти Лиддела. — И леди Калтер отправилась домой.

Рождество, несмотря на отсутствие лорда Калтера, песенным звоном вошло в Стерлинг.

Это Рождество было на французский лад — разгульное и удалое. Генрих Французский осмелел настолько, что прислал к берегам Шотландии небольшой флот, привезший для вдовствующей королевы деньги — и французских военных советников, которым поручено было руководить ее действиями и обеспечить оборону крепостей. Военные советники, надушенные и разодетые в белый шелк, танцевали легко, как носимые ветром облачка, и говорили в Совете о сундуках денег и высадке крупных французских отрядов, которая произойдет, едва только улучшится погода. Члены правительства облегченно вздохнули, внимательно рассмотрели покрой костюмов из белого шелка, выкинули в окно латы и завопили истошно, призывая своих лакеев.

Двор танцевал. Двор играл в буйные игры и гадал, кто скрывается за той или иной маской. Из картонных облаков, подвешенных к потолку, сыпались духи любви — они хихикали и пели манящими голосами, немного чересчур пронзительными. Гостям предлагалось сорок два различных блюда, и даже пудинги разваливались на части и превращались на глазах у изумленной публики в дымящихся херувимов. Двор веселился вовсю.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать