Жанры: Классическая Проза, Эротика » Леопольд Захер-Мазох » Губительница душ (страница 14)


XIV. Молодая любовь

Огинский уехал в клуб, а жена и дочь его сидели с работой в руках в зимнем саду, когда лакей доложил о приезде графа Солтыка.

Не прошло и пяти минут, как горничная вызвала старую барыню под предлогом прихода модистки и Анюта осталась с глазу на глаз с дорогим гостем.

Эта комбинация была заранее придумана предусмотрительной маменькой. Бедная девочка была рада уже тому, что между ней и графом стоят пяльцы — слабая защита от его пламенных взоров и льстивых речей. Живописная роскошь экзотических растений, мелодическое журчание воды в маленьком фонтане, слабое освещение, теплая атмосфера, пропитанная одуряющим запахом цветов, — все, казалось, способствовало возбуждению страсти в беззащитном сердце невинной, неопытной девушки; все было на стороне ее назойливого поклонника. Анюта не только боялась его, она его ненавидела. А между тем она чувствовала, что какая-то непреодолимая сила влечет ее к нему, что эта загадочная личность возбуждает ее почти детское воображение.

— За что вы на меня сердитесь, Анюта? — начал Солтык. — Вы избегаете моего взгляда, не хотите слушать, когда я вам говорю, что вы очаровательны, божественны…

— Никто до вас не говорил мне этого, — ответила юная девушка, и щеки ее покрылись ярким румянцем. — Я еще не привыкла к комплиментам… мне совестно их слушать… мне страшно им верить.

— Это не шутка и не пустые слова с моей стороны, я говорю вам то, что чувствую.

— Вы любуетесь мною, как новой игрушкой… недели через две будете думать обо мне иначе.

— Нет, Анюта, вы произвели на меня глубокое впечатление. До встречи с вами меня не интересовала ни одна девушка; вы буквально покорили мое сердце и, если захотите, можете сделать из меня вашего раба.

— Ведь я не кокетка.

— Не об этом речь. Я говорю о священных узах супружеской любви…

Сердце девочки так и замерло. Разговор принял слишком серьезное направление. Только в эту минуту она почувствовала, как сильно она любит другого. Но даже если бы этого не было, она была бы не в состоянии полюбить графа, а выйти за него замуж без любви казалось ей бесчестным.

— Вы не отвечаете мне, Анюта, — снова заговорил граф после непродолжительной паузы.

— Что же я вам скажу?.. Я еще так неопытна, вы станете смеяться надо мной…

На ее счастье, в эту минуту к ним подошла Огинская. Граф чуть не до крови прикусил себе губу, раздраженный тем, что судьба лишила его возможности объясниться. Подали чай. Возвратившийся из клуба хозяин дома завел разговор о политике и о сельском хозяйстве, так что Солтыку не удалось сказать Анюте больше ни одного слова. Он вскоре откланялся и взбешенный уехал домой.

Все это не ускользнуло от глаз заботливой маменьки. Улучив минуту, она вошла в спальню дочери, села на кровать и, поцеловав Анюту в лоб, начала допытываться, в чем состоял ее разговор с графом.

— Браво, моя девочка! — воскликнула она. — Едва появилась в обществе и уже одержала такую блистательную победу!

— Какую победу, maman?

— Понятно, что я говорю не о молодом офицерике, а о графе Солтыке.

Анюта вся вспыхнула.

— Было бы непростительно отказать такому жениху, — продолжала Огинская. — Не говорил ли он тебе о своих намерениях?

— Говорил.

— И что же ты ему ответила?

— Ничего.

— Да ты с ума сошла! — в ужасе всплеснула руками толстая барыня. — У тебя еще куклы в голове!

— Я никогда не полюблю этого человека.

— Дитя! Замуж выходят для того, чтобы приобрести положение в обществе, и сердечные влечения тут не при чем. Графиня Солтык будет играть в свете выдающуюся роль, будет вполне наслаждаться всеми благами жизни… Не отвергай же своего счастья, будь благоразумна!

Анюта не возразила ни слова. Нежная маменька еще раз поцеловала ее в лоб и вышла из комнаты.

На следующее утро девушка решилась на отважный поступок: закрылась в своей комнате, написала на розовой бумажке записочку, положила ее в карман и через двор отправилась в людскую. Там она нашла Тараса, старого казака, носившего ее на руках, когда она еще была младенцем. Худощавый, седой старик суровой наружности радостно заулыбался, увидев свою любимую барышню, и почтительно поцеловал ее ручку.

— Исполнишь ли ты мою просьбу, Тарас? — начала маленькая очаровательница.

— Только извольте приказать, милая барышня, все будет исполнено в точности, — отвечал старик.

— Даже если бы это было против воли моих родителей?

— Ни на что не посмотрю!

— Отнеси вот эту записочку поручику Ядевскому и, когда он после обеда придет сюда, встреть его у ворот и проведи в сад.

— Знаете что, барышня, — с лукавой усмешкой заметил ей Тарас, — уж лучше я впущу его через калитку, оттуда он незаметно проберется в парк.

— Хорошо, мой голубчик, мой золотой Тарасушка!

— Да я готов за вас, что называется, и в огонь и в воду! — со слезами на глазах ответил старик.

Погода в этот день была прекрасная, так что Анюта тотчас после обеда побежала в сад и забралась в самую чащу. Там, в задней стене, была небольшая калитка, через которую должен был войти Казимир. Как встрепенулось юное сердечко, когда предмет ее первой любви остановился перед ней!

— Не судите меня слишком строго, — начала она, подавая ему руку, — мне нужно переговорить с вами наедине.

— Вы осчастливили меня этим приглашением, — отвечал Ядевский.

Молодые люди прошли несколько шагов по аллее и сели на скамейку.

— Послушайте, — сказала Анюта, — за мной ухаживает граф Солтык… серьезно… хотя это и кажется вам невероятными.

— Я его слишком хорошо понимаю, — вздохнул юноша.

— Он намерен сделать мне предложение, и мои родители, наверно, ему не откажут.

— А вы?

— Я никогда не буду его женой.

— О, моя милая, несравненная Анюта!

— Неужели вы меня так любите?

— Грешно вам в этом сомневаться! Я люблю вас до безумия! — и пылкий юноша бросился перед ней на колени, покрывая ее руки горячими поцелуями.

— Ах, Казимир, родители мои не согласятся на наш брак, но сердце мое принадлежит вам, и я клянусь вам в вечной любви и вечной верности!

— Вечной верности! — повторил он, прижимая Анюту к своей груди. Их губы слились в долгом, страстном поцелуе. Для обоих это была минута дивного, неизъяснимого блаженства, но она была столь непродолжительна! Анюта опомнилась первая и, тихонько отталкивая от себя молодого человека, сказала:

— Времени у нас немного, нельзя тратить его даром… Послушайте, я хочу дать вам совет… Это может показаться вам странным, даже смешным… Если вы серьезно хотите на мне жениться, то вам надо, по пословице, ковать железо, пока оно горячо: переговорите с моими родителями, прежде чем граф сделает мне предложение.

— И я это сделаю, как только получу ответ от матери.

— Вам нужно ее согласие на наш брак?

— Да… но кроме того, надо привести в порядок дела по имению и дать положительный ответ вашему отцу, когда зайдет речь о моем состоянии.

— Это правда, — улыбнулась Анюта, — я об этом не подумала… Ведь мы не птички и не можем питаться зернышками… Но, повторяю вам, не теряйте времени, нам дорог каждый день, каждый час…

Раздался пронзительный свисток, сигнал Тараса.

— Сюда кто-то идет! — воскликнула Анюта. — Скорее уходите!

Казимир крепко поцеловал свою возлюбленную и побежал к калитке, а Анюта направилась к дому и на полдороги повстречалась с иезуитом.

— Вы мечтали здесь в уединении, — начал он, — знаю даже о ком.

— Меня удивляют ваши слова, патер Глинский.

— Мой бедный граф влюбился в вас без памяти — он бредит вами и во сне и наяву! Теперь, дитя мое, от вас зависит сделать из этого дикого, необузданного существа, одаренного, однако, наилучшими качествами души и сердца, человека во всех отношениях безукоризненного.

— Вы ошибаетесь, — со спокойным достоинством возразила юная девушка, — я слишком молода и неопытна и не смогу обуздать его характер; тут нужна рука сильнее моей. Я не спасу его, а погублю себя.

— Потому что вы любите другого, не правда ли?

— Я никогда не полюблю вашего графа.

— До сих пор он покорял все женские сердца.

— Мое — он может только отравить и растерзать.

— Боже мой, какая трагическая фраза! — усмехнулся иезуит.

— Нет, этот вопрос слишком серьезен для меня, и шутить им я не желаю; от него зависит счастье моей жизни… Я не позволю никому играть моим сердцем, как игрушкой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать