Жанры: Классическая Проза, Эротика » Леопольд Захер-Мазох » Губительница душ (страница 29)


XXIX. Живые карты

В одно прекрасное утро Огинская намекнула мужу, что ему следовало бы тоже дать бал и пригласить графа Солтыка. Понятливый супруг согласился с ее мнением и только прибавил, что средства не позволяют ему соперничать с миллионером.

— Это совершенно справедливо, — согласилась Огинская, — поэтому мы должны придумать что-нибудь чрезвычайно оригинальное. Это уже твое дело, друг мой.

— Оригинальное!.. Легко сказать! Ты знаешь, что я не могу похвастать особенной изобретательностью…

— Поройся в своей библиотеке и, заодно, воспользуйся случаем и прикажи стряхнуть пыль со своих книг.

Огинский вздохнул, закурил сигару и отправился в библиотеку. Шкафы с книгами навели его на мысль, что в Киеве у него есть старый школьный товарищ, поэт, доживающий свой век где-то на чердаке, в обществе двух кошек.

— Нашел! — торжественно объявил он, возвратясь в будуар жены.

— Рассказывай же скорее.

— Нет, нет! Идея еще не созрела. Я пойду пройдусь и соображу, как все это устроить.

Огинский явился к голодному поэту не с пустыми руками. Он принес ему паштет и полдюжины бутылок вина. Старые товарищи обнялись и расцеловались.

Поэт был в самом веселом расположении духа. После вкусного завтрака и нескольких стаканов вина в голове его так и зароились разнообразные проекты праздника. Между ними были и грандиозные, и смешные, и дикие, и сентиментальные, так что Огинский едва успевал записывать их в свою книжку. Наконец приятели расстались чрезвычайно довольные друг другом.

— Обдумал? — спросила Огинская, когда муж вернулся домой.

— Нет еще!

— Да ведь ты говорил, что какая-то идея созревает у тебя в голове.

— У меня их двадцать, и одна лучше другой. Вот послушай.

Огинский вынул из кармана записную книжку и начал читать вслух. Жена не могла надивиться его необыкновенной изобретательности и в первый раз в жизни взглянула на него с уважением.

— Превосходно! — воскликнула она, — все так хорошо, что выбор весьма затруднителен.

После долгих обсуждений остановились на одном из проектов, и Огинский взялся за его осуществление. Он лично выбирал среди знакомой ему молодежи самых красивых представителей обоего пола, заказывал им костюмы и распоряжался репетициями национальных танцев для предстоящего костюмированного бала.

Настал день праздника. Анюта была грустна и задумчива, ее нисколько не интересовали все эти хлопотливые приготовления. Она была уже почти совсем одета, когда в комнату вошла ее мать и начала внимательно осматривать ее костюм с лихорадочной тревогой дуэлянта, проверяющего свои пистолеты накануне дуэли.

— Ты очень бледна, дитя мое, — заметила она, — тебе надо подрумяниться.

Лицо Анюты исказилось презрительной гримасой.

— Что с тобой? Тебе как будто невесело?

— Странно, что ты этого до сих пор не замечала.

— Опять твои ребяческие фантазии! Тебе досадно, что мы не пригласили Ядевского… Неужели ты позволишь Эмме Малютиной отбить у тебя богатого жениха?

— Я охотно уступаю ей все права на сердце и руку графа Солтыка, — усмехнулась Анюта.

— Очень глупо, — заметила Огинская и, пожав плечами, вышла из комнаты.

Хозяин встречал гостей у входа в залу. Солтык явился одним из первых.

— Вы так пунктуальны, граф! — сладко улыбаясь, пролепетала Огинская.

— Помилуйте! Я всегда так приятно провожу у вас время, что не желал лишить себя ни одной минуты удовольствия.

— Очень рада, что вы у нас не скучаете.

Анюта стояла возле матери как окаменелая. Глаза ее были бессознательно устремлены в пространство — казалось, она ничего не видит и не слышит. Бал открылся полонезом. В первой паре шла хозяйка дома с графом Солтыком. Когда Эмма вошла в залу, уже танцевали вальс. На ней было белое шелковое, отделанное кружевами платье и жемчужное ожерелье.

— Ваш наряд символичен, — заметил Солтык, пожирая ее взором, — лед и снег!

— И слезы, — добавила она, указывая на жемчуг.

— Не угодно ли вам сделать со мной тур вальса?

— Благодарю вас, я не танцую.

— Даже и кадрили?

— Я буду танцевать только одну, от которой невозможно было отказаться!

— Стало быть, вы участвуете в готовящемся для нас сюрпризе?

— Да… Неужели такие пустяки могут возбуждать ваше любопытство?

— Почему же нет? Блеск, великолепие и пестрота нарядов нравятся мне более, нежели серая, однообразная, будничная жизнь. В шумном водовороте бала невольно забываются житейские невзгоды.

— Понимаю! Наш сюрприз подействует на вас, как хорошая доза опиума?

— Может быть… Во всяком случае, прекрасная мечта лучше неприглядной действительности.

— Это ваше личное убеждение или только причуда избалованного богача?

— Мое личное, хотя и чрезвычайно

неутешительное убеждение.

— В этом отношении я вполне разделяю ваше мнение. Пройдемтесь по зале.

Солтык вздрогнул от прикосновения обнаженной руки красавицы, кровь быстрым потоком хлынула ему в лицо.

По условному знаку хозяина дома некоторые из приглашенных удалились в уборные. Полчаса спустя в залу вошли двенадцать пар в национальных польских костюмах самых ярких цветов и лихо протанцевали мазурку. Затем, после непродолжительной паузы, снова отворились двери, и вошел Огинский в роскошном древнепольском костюме, с маршальским жезлом в руке. За ним шли музыканты в турецких костюмах прошедшего столетия и, наконец, взорам изумленных зрителей предстала целая колода живых карт, изображающая могущественные державы, принимавшие участие в Семилетней войне.

Впереди других шла червонная масть — Франция, — туз в виде пажа, с государственным флагом в руках; король Людовик XV с маркизою де Помпадур, герцог де Субиз изображал валета, а за ним двигались остальные карты, до двойки включительно, в костюмах французских гвардейцев того времени. У каждого на груди была карта, которую он представлял.

Затем следовала пиковая масть — Пруссия, — гоф-юнкер со знаменем, то есть туз, Фридрих Великий с королевой, Цитен в образе валета и остальные карты в костюмах прусских гренадеров.

Бубновая масть изображала Австрию. К высокой, стройной, белокурой Ливии очень шел костюм Марии Терезии. Она шла под руку со своим супругом, Францем I, позади туза — стрелка со штандартом в руке, валетом был маршал Даун, остальные карты были в красных плащах пандуров.

Наконец, трефовая масть — Россия, — с тамбурмажором Преображенского полка во главе; Эмма Малютина — в костюме императрицы Елизаветы, рядом с ней Алексей Разумовский; затем валет — граф Апраксин, — и казаки.

Картина была действительно великолепная. По зале пронесся гул всеобщего одобрения, потом раздались аплодисменты и крики «браво!». Пары, обойдя три раза вокруг залы, разместились живописными группами у стены. Коронованные особы стояли на первом плане.

Несколько минут спустя французские гвардейцы и прусские гренадеры протанцевали какой-то танец с оружием в руках; казаки и пандуры исполнили казацкую пляску и, наконец, коронованные пары — классический менуэт.

Эмма с невозмутимым равнодушием принимала восторженные комплименты своих поклонников, ища глазами графа Солтыка; а он, бледный и задумчивый, стоял у колонны в немом созерцании ее дивной красоты. Легкий, едва заметный знак веером, и он уже был возле нее.

Бальная зала снова огласилась звуками оркестра. Обмен пламенными взглядами, приветливыми, задорными и саркастическими улыбками, более или менее остроумные замечания и робкие признания в любви — все шло своим чередом. Граф и Эмма сидели друг против друга в одной из самых отдаленных комнат, куда не долетали ни звуки музыки, ни веселый говор, ни шорох шагов танцующих. Они лишь изредка обменивались короткими фразами, но зато взоры их были необыкновенно красноречивы. Графу казалось, что ледяная стена между ним и Эммой постепенно тает, что красавица отличает его в толпе своих поклонников. Эта мысль ободряла его — он взял девушку за руку и прошептал нежным голосом:

— Эмма!..

— Что вам угодно?

— Выслушайте меня…

— Это ничего не изменит… Я знаю все, что вы мне скажете, точно так же как вам заранее известен мой ответ: не забывайте ваших обязательств, граф.

— Неужели вы полагаете, что на меня можно наложить цепи, помимо моего желания?

— Нет, я этого вовсе не думаю… Пора прекратить этот разговор… До свидания, граф, уйдите отсюда, я желаю остаться одна.

Солтык повиновался, как кроткий ягненок, и, печально склонив голову, вышел из комнаты.

Не прошло и нескольких минут, как тяжелая портьера снова распахнулась и вбежала Анюта.

— Извините, — вспыхнув, проговорила она, — я думала, что найду здесь графа Солтыка…

— Странная идея! — со злой усмешкой процедила сквозь зубы Эмма.

— Странности не должны удивлять вас, потому что они составляют отличительную черту вашего характера.

— Что вы хотите сказать?

— Не думайте, что я намерена оспаривать ваши права на графа Солтыка!

Эмма вскочила, как раненая пантера, схватила Анюту за руку и прошипела, задыхаясь от злобы:

— Не советую вам становиться мне поперек дороги… Говорю вам это исключительно из чувства сострадания к вашей неопытности… Но терпение мое имеет границы… не забывайте этого! — и гордая красавица с видом оскорбленной королевы вышла из комнаты.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать