Жанр: Научная Фантастика » Онджей Нефф » Вселенная довольно бесконечна (фрагмент) (страница 5)


И тут произошло нечто. Ни король Вир III, ни его свита даже не пошевелились, слова не произнесли, но наш корабль вдруг поднялся на стометровую высоту, перевернулся и нацелился носовой частью в землю. Потом опустился. Никому из нас не приходилось видеть, как космический корабль балансирует на носу, и я пожалел бы "Поросенка", очутившегося в нелепой позе, если б страх не сковал внутренности. Я понял, что король Вир III и его люди - не беззащитные младенцы, а нам не сыграть в этой стране роль сахибов, раздающих блестящие зеркальца. Эта демонстрация силы опустила наше мнение о себе на нулевую отметку, и началась вторая фаза переговоров, в которой мы были не только слабейшей стороной, но вдобавок и провинившейся. Ничего путного на ум не шло, кроме мысли о том, каково там Петре в командирской секции. Что творится на борту, когда корабль стоит вверх тормашками? А наши запасные камеры на складе? Во мне нарастала злость на Петра Манфреда и Ирку Ламача, взявшего этого иуду в группу. Придется сматываться. Профкоманда поднимет лапки кверху. В первый раз передача не состоится. Фукуда лишится пятой бляшки. Что с нами сделает Совет и ГИ, лучше не думать. Попробуй докажи им, что Вира III с его народцем мы не высосали из пальца. Все равно вся вина падет на нас.

- Как же передача? - робко спросил Ирка Ламач.

- И речи быть не может, - ответил Вир III устами, то есть клювом своего переводчика.

При этих словах "Поросенок", казалось, дернулся, голубой носорог взвыл с упреком, а Ян, Амос и Коменский, параинтеллигентно усмехаясь, хором повторили:

- Ре-чи быть не мо-жет.

- Может, я и знаю, как выйти из этой ситуации, - вдруг заговорил Петр Манфред. Тон его удивил нас. Чванство исчезло, появился оттенок неуверенности. Заикаясь, этот желторотик проговорил: - За несколько часов я снискал авторитет и положение при дворе Его Величества. Ни он, ни его люди, называющие себя ямнитами, не ощущают к нам вражды. Грубое вмешательство в местную природу рассердило их, но это всего лишь недоразумение, которое легко устранить. Надо возместить ущерб и вернуть пейзажу его первоначальный вид. Да они и против передачи ничего не имеют. Правда, при одном условии.

- При каком же? - спросил Ирка Ламач.

- Вы убираете Фукуду, а на экране в качестве первооткрывателя инопланетной цивилизации выступаю я.

Размышляя сегодня об этом, я прихожу к выводу, что у Петра Манфреда была, скорее всего, тяжелая наследственность. Мания величия параноидального типа. Проверить это невозможно, да и не нужно. Следующие эпизоды выглядели настолько комично, что я вспоминаю о них с удовольствием. Чего стоило, например, выражение лица коммодора Фукуды, кавалера четырех Бриллиантовых Орлов, когда мы с Иркой Ламачем вошли в командирский отсек его "Викинга". Двигатели в тот момент вовсю аккумулировали время, и, если вы хоть немного разбираетесь в космонавтике, можете представить себе, что в определенном смысле корабль находился вне пространственно-временных связей. Его скорость, точнее, параскорость во много раз превышала скорость света, и пилот корабля менее всего мог ожидать неожиданного визита. Именно это мы пытались втолковать Виру III, когда он предложил переправить нас на борт "Викинга", чтобы мы попробовали там договориться с Фукудой.

- Его Величеству непонятно, зачем тррратить время на пустые ррразговоры, - изрекла птица-переводчик, - ррешение давно прринято.

Мы уже поняли, что жители Прааля обладают силами, не укладывающимися в наши физико-технические представления. Окончательно убедил нас фокус с "Поросенком", который снова принял исходную позицию. Трюк был необыкновенный: на борту перевернутого корабля сохранилась гравитация! Даже вода не вылилась из вазочек с цветами, с камерами на складе ничего не случилось, в отсеках я застал тот же идеальный порядок, который оставил, уходя. Но даже самые эффектные штучки с гравитацией не сравнить с посещением космолета в момент аккумуляции временных двигателей. Тем более что в Праале не существовало космических кораблей. Король предполагал, что мы нанесем визит не в скафандрах, а в рабочих комбинезонах, будто речь шла только о прогулке, а не о фантастическом путешествии в космосе.

Я попытался сделать невозможное: объяснить королю принцип действия временных аккумуляторных двигателей, который и сам не понимаю. Однако король слушать не стал, а совершил какое-то действие, в результате которого мы с Иркой Ламачем оказались в помещении, ведущем в командирский отсек, где находился в данный момент Фукуда. Поистине королевский этикет: не смущать Фукуду неожиданным появлением прямо в кабинете. Вдруг коммодор занимается чем-то недостойным: зевает во весь рот или колупает в носу? Мы торчали у дверей, пока Ирка не опомнился и не постучал. Фукуда машинально произнес: "Войдите", и вот мы уже смотрим на его перекошенное ужасом лицо. Бедняга коммодор выглядел довольно бледно. Йоширо Фукуда в трусах и в майке сидел за столом, курил дешевую сигару и читал сказку о фее, жившей в стволе сакуры. Мы, пластивизионщики, надрываемся внизу на планете, а этот пижон устроил себе курорт! С минуту мы таращились друг на друга, потом коммодор побагровел и закричал:

- Вы за это ответите!

После чего герой космоса разразился проклятьями, из которых мы поняли, что он принял нас за "зайцев", тайком пробравшихся на корабль и спрятавшихся в машинном отделении или в костюмерной.

Когда Фукуда приутих, Ирка попытался объяснить ему, в чем дело. Буря загремела с новой силой, пока коммодор не осип. С трудом успокоившись, он прошептал:

- Повторите еще раз!

- На планете Трувия мы вошли в контакт с внеземной цивилизацией. Закон Иоганссона неправилен, шеф.

- Он должен быть правильным. Это же основа основ школьного обучения: космос лишь в малой степени бесконечен, в нем не могут существовать целых две разумных расы! Ведь Иоганссон все подсчитал!

- Судя по всему, однако, Вселенная довольно-таки бесконечна, - возразил Ирка Ламач.

- Это вы объясняйте Совету и Институту галактических исследований, язвительно сказал Фукуда, - наживете кучу неприятностей.

- Знаем, шеф, - с видом мученика ответил Ламач, - но и вы наживете. Вас ждет в лучшем случае роль статиста, - и он рассказал все по порядку.

- Даже мысль такую нельзя допустить! - снова обрел голос славный покоритель космоса. - Что скажут мои поклонники? У меня есть обязанности перед зрителями! По поручению Института галактических исследований я... заключив договор с Сетью... да вы свихнулись! Ну да, вы просто сошли с ума.

Бросив погасшую сигару на пол, он вскочил с кресла и яростно растоптал ее. Мы понимали обуревавшие его чувства: это нашу идею он попирал ногами. И был прав. В его ситуации нельзя отказываться от своих прав только потому, что рабочая подготовительная группа не обеспечила условий для съемок. Ведь он исполнял свой долг образцово: преодолел шеститысячный рубеж, торжественно сообщил об этом историческом событии человечеству, теперь вот готовится к приземлению на планете - как бишь ее... ах, да, Трувия. Какое ему дело до трудностей, которые нарушают нормальную работу выездной группы?

- Я полагался на вас, Ламач. Ваша команда меня никогда не подводила. Потому я вас и выбрал, ясно? Если б я знал, что вы сорвете трансляцию, выбрал бы других, хотя бы Тройку.

- Тройку? Да они дилетанты!

- Пусть дилетанты, зато они не посадили бы меня в такую лужу, как вы.

- Мы вас в лужу не сажали. Вмешались высшие силы...

- Никакие силы меня не интересуют! Мое право остается за мной. Вы себя зовете Профкомандой, дорожите профессионализмом. И я тоже. Как профессионал, я выполняю свои обязанности перед зрителями независимо от того, верен закон Иоганссона или нет. Зарубите себе это на носу, голубчики. Мы еще не на Трувии. У вас есть шанс исправить положение и доказать, что вы и впрямь Профкоманда.

Ирка Ламач, красный, как рак, выдавил из себя:

- Мы вас не подведем.

- Это я и хотел услышать, - торжественно произнес коммодор. - И я не разочарую зрителей. Обещаю вам.

Даже оставаясь в трусах и майке, он обрел прежнее величие. С экранов на обтянутых бархатом стенах горели огни и бушевали космические бури, цифры пульсировали на дисплеях в ритме сердца. Нельзя не преклоняться перед человеком, управлявшим всем этим. Хотя вообще-то Фукуда никак не касался управления "Викинга". Это слишком серьезное дело, чтобы поручать его человеку.

Коммодор кивнул нам головой в знак окончания аудиенции. Смущенно простившись, мы вышли.

И вот мы снова в тени нашего "Поросенка", в режиссерском кресле восседает Вир III, рядышком Петр Манфред.

- Как дела? - спросил отщепенец, отводя взгляд. Я крепко сжал губы. Если не знаешь, что сказать, надо молчать. Посмотрев на Ирку, я увидел, что и он в растерянности. Легко Фукуде отстаивать свои права на борту галактического крейсера, а каково нам, отданным во власть необъяснимой мощи Вира III и его людей? Если они нас перевернут вверх тормашками, еще ничего. Можно сказать, легко отделаемся. Я затрясся, и Ирка тоже. Так мы мялись, пока Алена не сказала:

- Взвесив ситуацию, коммодор Фукуда отказался от участия в передаче.

- А вы откуда знаете? - недоверчиво спросил Манфред. - Я желаю услышать это от вашего шефа!

Птица, захлебываясь, переводила. Казалось, король Вир III развлекается. Его свита образовала неподалеку грозную живую стену. Стояла тишина, лишь знамена плескались на ветру.

- Алена говорит правду: коммодор Фукуда не будет препятствовать, подтвердил Ирка. Я в ужасе воскликнул:

- Шеф, но ведь коммодор Фукуда...

Он даже не взглянул в мою сторону. Я ничего не значил для него.

- Я режиссер передачи, то есть главное лицо на съемках - конечно, после вас, Ваше Величество, - Ирка поклонился королю. Тот, выслушав перевод, в свою очередь, вежливо кивнул. Я хотел протестовать. Что значит этот опереточный королишка по сравнению с Йоширо Фукудой - коммодором Института галактических исследований! Шеф должен опомниться. Но он неумолимо продолжал:

- Мы руководствуемся единственным законом: обеспечить передачу любой ценой! Приказываю поэтому подготовить трансляцию встречи патруля Института галактических исследований с первыми инопланетянами. Это историческое событие: отныне не действует закон Иоганссона об уникальности человеческого интеллекта в космосе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать