Жанр: Современные Любовные Романы » Барбара Бреттон » Случайная встреча (страница 27)


Джон уставился на Алекс, пораженный этой вспышкой. Ему очень хотелось обнять ее и утешить, но он боялся, что она ударит его тарелкой по голове. Поэтому он терпеливо ждал, полагая, что слезы иссякнут, что Алекс успокоится. Но она снова его удивила. Закрыв лицо ладонями, она зарыдала так безутешно, будто у нее стряслось какое-то горе.

Наконец он не выдержал, наклонился и обнял ее. Но Алекс, казалось, не замечала его присутствия. Ее боль стояла между ними незримой стеной. Джон гладил ее по волосам, нашептывая на ухо какие-то глупые, бессмысленные слова, и она в конце концов начала оттаивать.

«Кто тебя обидел, Алекс? Кто?» — мысленно вопрошал он, зная, что бесполезно задавать ей этот вопрос.

Она все равно ему не ответит.


Алекс уткнулась лицом в плечо Джона. Как объяснить ему эти нелепые слезы? Наверное, он принял ее за полную идиотку: разрыдалась оттого, что он хотел накрыть на стол и налить вина! Другая на ее месте на коленях благодарила бы Бога за то, что он послал ей такого мужчину. А она всеми силами пыталась его оттолкнуть.

Сегодняшний разговор с Ди поверг Алекс в полное смятение. Только этого ей и не хватало! В последнее время она переживала какой-то странный всплеск эмоций. Сердце ее болезненно щемило при виде заката или искрящегося на солнце океана. Печальные крики чаек заставляли ее плакать. Вдобавок ко всему до Рождества осталось меньше двух недель. Если кто-то скажет хотя бы шепотом: «Да благословит нас всех Господь!» — она, пожалуй, захлебнется собственными слезами.

Когда она сказала Ди, что у них с Джоном нет будущего, ей показалось, будто кто-то резко захлопнул дверь — такой обреченностью веяло от этих слов. Но Господи, чего ей еще ожидать? Джон не может строить будущее с замужней женщиной. К тому же, насколько она поняла, он вообще ни с кем не желает связывать свою судьбу.

В темноте они шептали друг другу прописные истины из Нового Завета — о том, что у человека есть лишь сегодняшний день, ибо все остальное ему неподвластно, а потому ни прошлое, ни будущее не имеет никакого значения.

Все это звучало очень смело, даже вызывающе, но, к несчастью, не имело ничего общего с реальной ситуацией.

Да что же с ней происходит? Можно было бы принять это за предменструальный синдром, но с таким нарушением цикла она уже забыла его симптомы. Когда же в последний раз у нее были нормальные месячные — полгода назад? Или еще раньше? Алекс терпеть не могла это ощущение беспомощности и ранимости. После долгих лет зависимой жизни она в конце концов обнаружила, что сильной быть лучше. Но никто не говорил ей, как это трудно.

Она хотела излить душу Джону — выплеснуть на него свое прошлое, точно бокал вина, — рассказать про родителей, про Гриффина и даже про Клэр Брубейкер и ее огромный живот. Слава Богу, его возмутительная реплика ее остановила. Он ясно дал понять, какую позицию занимает в сердечных вопросах. Никакой привязанности, никаких осложнений — это была их общая договоренность.

И она не собиралась ее нарушать.

Глава 13

Крыша в доме Алекс кое-как пережила рождественский снежный буран, новогоднюю порошу и легкую метель в середине января, но не выдержала сильного ветра на День сурка. Через несколько дней с крыши осыпались последние остатки черепицы.

Алекс позвонила кровельщику, которого ей порекомендовал Эдди несколько недель назад. Потом позвонила Джону.

— Кровельная компания Си-Гейта обдерет тебя как липку, — проворчал он, — тебе надо было сначала позвонить мне. Я занимался укладкой крыш, когда учился в колледже.

— Вот поэтому я и не стала тебе звонить, — заявила Алекс, плечом прижимая к уху телефонную трубку. — Мне нужен человек, который укладывал крыши в этом веке.

После долгой паузы в трубке раздался низкий раскатистый смех. Алекс невольно усмехнулась.

— Другими словами, отвяжись от меня — ты это хотела сказать?

— Да, но я бы не стала так грубо выражать свою мысль.

— Не подписывай никаких договоров, не посоветовавшись со мной. Я…

— Джон, — голос ее был тверд, — если расценки кровельной компании Си-Гейта меня устроят, я приму их услуги.

— Я говорю не о расценках. Я говорю о самом договоре. Там есть некоторые пункты…

— Джон, — снова перебила Алекс, — я ценю твою заботу, но если у меня возникнут проблемы с договором, я покажу его юристу.

— Смотри, как бы тебе не пришлось заложить подрядчику кровельной компании своего первенца.

«Об этом я не беспокоюсь, — подумала Алекс и положила трубку. — Первенца у меня не будет никогда».


— Ты сегодня какой-то странный, — заметил Эдди, когда час спустя Джон заколачивал гвозди в пробитый борт «Пустельги». — Что стряслось?

— Ничего! — прорычал Джон, яростно взмахнув молотком.

— Поссорился с Алекс?

— Мы с ней не ссоримся. — Он обрушил на лодку удар такой силы, что мог бы разбить в щепки судно поменьше. — Мы не разговариваем и не ссоримся.

Просто уму непостижимо: такая простая вещь, как выбор подрядчика для ремонта крыши, — и вдруг превратилась в борьбу за независимость!

Эдди развел руками.

— Я все понял. Только, пожалуйста, пощади «Пустельгу», а не то от нее скоро одни щепки останутся. — Он отвернулся и зашагал прочь.

— Папа! — Джон замахнулся для удара, но так и не опустил молоток. — Ты куда?

— К чертям в пекло! Мне шестьдесят восемь лет, и я не обязан отчитываться перед собственным сыном.

— Проклятие!

Швырнув молоток себе под ноги, Джон смотрел вслед отцу. Разумеется, он не мог держать Эдди под замком. Нельзя лишать человека свободы и достоинства только потому, что он стал забывчивым. Джон вытер рукавом мокрый лоб. Надо было сильно потрудиться, чтобы вспотеть в такую погоду. И не важно, что сейчас только одиннадцать утра. Хорошо бы перекусить и выпить бутылку пива. А то и две бутылки — если настроение не улучшится.

Вообще-то вся эта работа — напрасный труд, думал он, входя в контору. Каждый раз, стоит ему отремонтировать «Пустельгу», как какой-то сукин сын пробивает новую дыру в борту. Наверное, тот же сукин сын, который портит и другие лодки. Богатые ставят свои суда на зиму в сухой док, а беднякам приходится терпеть варварские выходки ублюдков, которым больше нечем заняться.

Джон достал бутылку пива и сандвич из маленького холодильника, стоявшего за старым письменным столом его матери. Черт возьми, он слишком хорошо знал, что такое быть несчастным! Алекс отталкивала его обеими руками, и он мучился, размышляя: а надо ли ее удерживать? Его не на шутку пугала привязанность к этой женщине. Он больше не желал ни к кому испытывать таких чувств.

Прошлой ночью ему приснились Либби и мальчики. Он стоял на пороге дома Эдди, а Либби в прихожей надевала на Джейка зимний комбинезончик, в то время как Майкл пытался скинуть свой. Либби терпеть не могла побережье Нью-Джерси. Будучи уроженкой Манхэттена, она не понимала любви Джона к родному городку. Когда он изъявил желание остаться здесь еще на денек, Либби заупрямилась, и после шумной ссоры он велел ей возвращаться

без него, сказав, что приедет потом поездом.

Это был последний раз, когда он видел жену и детей живыми. Пятнадцать минут спустя в их микроавтобус врезался пьяный водитель, возвращавшийся с вечеринки.

Джон всегда будет винить себя в этой трагедии.

Во сне он пытался остановить Либби. Он говорил, что не прав, что они должны найти какой-то компромисс и ей нельзя ехать в таком состоянии — да еще в снегопад. Но она его не слышала. Он не мог ее удержать, и даже в его снах конец был всегда один.

Джон выпил первую бутылку пива, даже не притронувшись к сандвичу. Потом открыл вторую бутылку и сделал большой глоток. Не помогало… Виски, пожалуй, могло бы помочь, но пиво все же лучше, чем ничего.

Алекс не ставила ему никаких условий, не ждала никаких обещаний и не задавала вопросов о его прежней жизни. Их отношения были бурными и огненно-страстными, но если она и чувствовала, что между ними существует более глубокая связь, то не подавала виду. Казалось бы, чего еще желать мужчине, который твердо решил держать свое сердце на замке? Однако Джона не оставляло ощущение, что у него из рук ускользает нечто очень важное, а он совершенно бессилен.

Ему не давали покоя тени Либби и сыновей. Ему не давала покоя Алекс, которая вроде бы ни в ком не нуждалась. Ему не давал покоя Эдди, постепенно терявший рассудок.

А еще ему не давал покоя Си-Гейт.

Кто-то вдруг захотел прибрать к рукам этот город — и захотел так сильно, что готов был платить за него втридорога. С начала года Алекс получила два предложения купить ее дом. Первое вдвое превышало ту сумму, которую она заплатила детям Мардж Уинслоу. Второе было еще более выгодным.

— И что ты собираешься делать? — спросил он, когда они, утомленные любовью, лежали на узкой кровати.

— Ничего, — ответила Алекс, уткнувшись лицом ему в грудь. — Это мой дом.

У него не было причин ей не верить, но он невольно думал о том, что Алекс может навсегда исчезнуть из его жизни.

Далеко не все отличались преданностью Си-Гейту. Рич Ипполито с женой собирались продать свой дом вдвое дороже оценочной стоимости и к весне перебраться во Флориду, поближе к внукам. Владелец химчистки готовился последовать примеру мясника, булочника и парикмахера. Салли Уайттон пока держалась, но Джон опасался, что со временем магазин рыболовных принадлежностей тоже закроет свои двери.

Морской порт также получил свою долю предложений. Каждые две недели, с точностью часового механизма, в контору заглядывала миловидная женщина в темно-синем костюме и излагала свои условия. И каждые две недели Джон отказывал ей.

— Мои клиенты всегда получают то, что хотят, мистер Галлахер, — заявила она на прошлой неделе с профессионально-вежливой улыбочкой. — И вы могли бы тоже извлечь из этого выгоду.

Только после ее ухода Джон понял, что за этими словами стояла скрытая угроза.


Александра взяла выходной. Вскоре после своего скандального ухода Уилл опять вернулся в «Старлайт», и им удалось найти компромиссный вариант существования. Алекс была жаворонком, а он совой. Все складывалось просто замечательно, если не считать того факта, что в последнее время она нередко просыпала звонок будильника, да и вообще с трудом бралась за работу.

Подрядчик кровельной компании посетил ее еще до девяти утра и ушел, оставив на столе договор. Алекс заглянула в листок, поморщилась и подняла глаза к небу — огромная дыра в потолке гостиной позволяла созерцать свод небесный, не выходя из дома. Джон просил ее не подписывать договор, не показав его сначала ему, но Алекс решила действовать на свой страх и риск. Пусть она совершит ошибку, но это будет ее ошибка.

Над головой ее лениво кружили чайки. Небо окрасилось в густой молочный цвет, означавший, что скоро пойдет снег. Надо срочно что-то решать, иначе к утру ее придется откапывать из сугроба.

Итак, какой у нее выбор? На худой конец, можно заказать временную кровлю iis толстого пластика, чтобы только пережить буран. Но это все-таки не выход из положения. Если она собирается и дальше здесь жить, ей понадобится надежная крыша, так что скорее всего придется продать бриллиантовые серьги, а может быть, и браслет. Алекс знала, что этот день близок, но надеялась хоть немного его оттянуть. Как только будет продано последнее украшение, ей останется полагаться лишь на свой заработок в кафе. Эта мысль пугала ее.

Но, решившись поменять крышу, она уже сделала выбор. Что ж, надо звонить подрядчику — пусть высылает бригаду кровельщиков. Потом она наденет свой лучший деловой костюм и поедет в Нью-Йорк превращать драгоценности в наличные деньги.


Сидя у себя в кабинете, Брайан слушал отчет Клэя Кантуэлла о последних приобретениях фирмы.

— Дом двенадцать по Саундвью заупрямился — отказывается даже от двадцатипятипроцентной прибавки.

— Предложи тридцать процентов, — велел Брайан, сделав пометку в своем блокноте. — При этом можешь нарисовать картину мрачного будущего. Не каждый реагирует на прямой финансовый подход.

Кантуэлл усмехнулся.

— Эту часть работы мы предоставим Мэри, — сказал он, просматривая стопку документов. — Она умеет действовать тонко и ненавязчиво — так, чтобы нам потом не раскаиваться.

— А как насчет магазина рыболовных принадлежностей?

— Эта старуха — крепкий орешек. На ее банковском счету осталось меньше трех тысяч. Если немного подпортить здание, поставив ее перед неожиданной перспективой ремонта, ей волей-неволей придется его продать.

— Займись этим, — распорядился Брайан, вспомнив, как сторонилась его Салли Уайттон, когда он решил бросить Ди и уехать из Си-Гейта. Им всем следовало знать, что он не прощает обиды. — А что старый дом Уинслоу?

— Да ничего, — отозвался Кантуэлл. — Карри смеется Мэри в лицо. Говорит, что у Мэри, наверное, еще хуже с мозгами, чем у нее самой, раз она предлагает столько денег за такую развалюху.

— Предложи еще больше, — сказал Брайан. — Каждый раз повышай цену на десять процентов.

Он знал, что его брат спит с красавицей мисс Карри, и это лишь усиливало стремление победить ее.

Кантуэлл снова усмехнулся:

— До каких пор?

— Я скажу тебе, когда остановиться.

Кроме того, что она спит с его братом, Брайан совершенно ничего не знал про Алекс Карри. Ему нужна была более полная информация об этой женщине, чтобы понять, как на нее надавить.

Кантуэлл снял очки и потер переносицу.

— Советую тебе проявлять поменьше эмоций, уважаемый компаньон. Если мы сейчас потратим все деньги, у нас ничего не останется на реконструкцию.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать