Жанр: Русская Классика » Майя Немировская » Поздняя школа (страница 1)


Немировская Майя

Поздняя школа

Майя Немировская

Поздняя школа

Как-то слишком быстро, спустя месяц-другой после приезда, стало затухать то радостное возбуждение от новых ярких впечатлений, разноцветных шумных улиц, туманных силуэтов Манхэтена и громкоголосого колоритного Брайтона. От подаренных НАЯНОЙ долларов и возможности купить на радостях целое ведро хорошего мороженного.

И стало совершенно очевидно, что сидеть на пособии невозможно, да и стыдно как-то. Мы ведь готовили себя там, дома, к любой работе.

И начинаются поиски этой самой работы. Выспрашивание у всех знакомых и незнакомых, безуспешгные звонки по объявлениям из русских газет. И в конце концов уясняешь, что машины есть кому мыть и без нас и что уровень нашего английского явно недостаточен, и что наличие связей в этой стране важны не меньше, чем там. И что средний возраст " пятьдесят" - совсем не стартовый для работы. И вообще, все не так просто, как казалось вначале.

И поневоле оказываешься там, откуда начинают все вновь прибывшие - на известной и популярной у русских эмигрантов, знаменитой "бирже труда".

Боро Парк. Раннее утро. У калитки типичного двухэтажного дома на тихой зеленой улочке собирается человек десять-пятнадцать. Почти все "безъязыкие", плохо ориентирующиеся в окрестностях, но решительно настроенные получить, во что бы то ни стало, любую работу.

В "офисе", обычной хасидской квартире за длинным столом с унылым видом уже сидят заблаговременно занявшие места "workers" - в основном среднего и старшего возраста женщины.. Все взгляды устремлены на хозяйку- моложавую хасидку в парике. Рядом с ней стоит русская, в нелепой шляпе с ромашками, энергичная женщина. Это "транслейтер"

Телефон звонит беспрерывно- конец рабочей недели. Перед субботой, всем нужны уборщицы. Хозяйка записывает адрес заказчика, колличество часов. Переводчица заглядывает через ее плечо в тетрадь и распоряжается по своему усмотрению.

- Семь часов. Кто берет? Давайте 7 долларов! Нет! Вы туда не пойдете, там надо молодую. Я знаю, что вы там не понравитесь. Следующий. Ресторан, восемь часов

- А что там надо делать? - робко задает та, чья очередь, наивный вопрос.

- Кушать! Не хотите - не надо. Все. Кто дальше!

Очередь быстро редеет На трехчасовую работу нет желающих- невыгодно. Но от первой работы нельзя отказываться и я беру бумажку с адресом, плачу три доллара, иду искать нужный дом.

Две девушки лет 16-18 открывают мне дверь, небрежно показывают, где убирать, садятся в кресла и продолжают прерванную моим приходом болтовню.

Яотмываю большую кухню с двумя раковинами грязной посуды, заставленную всякими безделушками, флакончиками ванную и затоптанныый пластиковый пол длинного коридора. Разгибаю мокрую спину. Одна из девиц, продолжая разговаривать с сестрой и по телефону одновременно, протягивает заренее приготовленные 18 долларов. Похоже, что обеим наплевать на качество уборки. Можно было и не выкладываться так.

Но я иду, как говорится, " усталая, но довольная" своим первыми заработанными деньгами.

Некоторое время хожу раз в неделю на биржу, не зная заранее, в какой дом попаду, с какой хозяйкой придется встретиться. Но не ропщу- на первых порах все же работа. И злополучный кошерный ресторан не пришлось преминуть. Узнала все-таки, что там нужно делать.

- А, клиниг леди! - встретила меня в дверях хозяйка, крупная лет сорока пяти женщина в зеленом шелковом костюме и кроссовках.

"Уборщицу называет "леди" Наверно и отношение будет соответствующим", подумала я и стала стараться.

Как бы не так! С вечера не убранная посуда, мусор на карпете, бутылки, залитые скатерти- все это в двух больших, на разных уровнях залах. Стоя в дверях, как на командном плацдарме, хозяйка громким голосом отдавала распоряжения сразу всем работникам- двум полькам, с утра уже жарившим что-то на кухне, молодому рабочему- латиноамериканцу и маленькому бородатому хасиду, оказавшимся ее мужем.

- Посуду в мойку. Скатерти - в одну сторону, салфетки в другую, Стулья один в другой по десять штук и под стенку. Столы сдвинуть, пропылесосить оба зала. Помыть туалеты- все эти команды относились ко мне, " клиниг леди"

- Хана-ан-! - зычно окликает она мужа - " Вос кроц тэ зэх? "- и муж торопливо выскакиват из зала, показывая, что он не чешется. Заводит свой ВЭН и куда-то мчится, что - то привозит, разгружает, расставляет

К часам трем я уже еле волочу ноги, мечтая, чтобы поскорее закончились эти восемь часов моей ресторанной каторги.

- Скорее, скорее-торопит хозяйка - Суббота на носу. А еще нужно вымыть зеркала в холле и подмести у входа.

Выйдя с метлой во двор, я с облегчением вдыхаю свежий осенний воздух, но голос хозяйки "быстрее, быстрее" не дает расслабляться.

Заметив, что я

закончила, переодеваюсь уже, хозяйка из открытых дверей своего офиса, заинтересованно спрашивает, откуда я приехала и хвалит, что понимаю идиш Но это впрочем не мешает ей обсчитать меня. Она протягивает мне 42 доллара. Не было сил доказывать, что я отработала все восемь часов, а не семь. Я молча протягивю ей бумажку с адресом, выданную на бирже, где написано "8 часов"

- Ах, извини

Вряд ли она забыла на сколько времени заказывала "клининг- леди" Может подумала, что не стану пересчитывать. Но заработанные тяжелым трудом доллары были так ценны..

И мужчинам иногда удавалось "сняться". Их нанимают передвинуть тяжелую мебель, покрасить лестницу, убрать бэкярд, или построить шалаш на балконе. От домашней работы они тоже не отказываются. Но когда мой муж, например, никогда дома не мывший окон, а здесь с радостью согласившийся на эту работу, нечаянно опрокинул таз с водой на хозяйский карпет - терпение его лопнуло и он категорически заявил, что больше туда ни ногой. И лишь после долгого вылеживания на диване и появления первых признаков депрессии, он снова решается пойти на биржу, но уже на так называемую, мужскую.

На солнцепеке или под дождем, подпирая спинами забор, терпеливо ждут там часами, пока улыбнется им удача легалы и нелегалы, разных возрастов мужчины.

К каждой подъехавшей машине с работодателем бросается с десяток работяг и тот, кому повезет, быстро залазит в салон и едет куда-то иногда час или больше, в неизвестном направлении По дороге хозяин обещает пять долларов в час. Потом им приходится до вечера разгружать тяжеленные металлические фермы, и в конце работы рассчет оказывается меньше, чем обещан. А еще проблема, как добратся домой, толком не зная, где находишься.

Но постепенно осваиваемся. Набираем "экспириенс"

Я начинаю ухаживать за новорожденным ребенком Это уже по рекомендации одной из хозяек, которой, видимо понравилась.

Ох, уж эти маленькие, такие хорошенькие хасидские дети! Однажды, убирая очередную чью-то квартиру, увидела снизу, из прихожей, приползшего к самому краю крутой, покрытой карпетом лестницы, годовалого малыша. Молодая мамаша сидела, отвернувшись к окну "Ребенок может упасть"-сказала я, чуть не рванувшись на лестницу, чтобы отодвинуть его от края.

- Все в порядке- спокойно ответила она. - Он умный, дальше не полезет.

И в самом деле, не полез, не скатился. Зря я волновалась.

Каждое утро я приезжаю к крошечному Иоси. Работа привычная, опыта хватает. Кормлю его из бутылочки, меняю памперсы. Попутно чищу овощи для хозяйсского обеда, складываю выстиранное белье. При малейшем писке ребенка раздается телефонный звонок-мамаша спрашивает, как ребенок. Видно срабатывает какое-то устройство, передающее сигнал.

А малыш на глазах растет, поправляется, узнает уже меня, улыбается Постепенно привыкаю, даже привязываюсь к нему и к молодым родителям тоже, занятым с утра до вечера своим бизнесом.

Но вначале лета все они уезжают в горы И снова поиски работы. Переучиваться по своей прежней профессии уже поздновато - на работу вряд ли устроиться. А вот работа "хоматенданта"одна из самых доступных и для женщины вполне привычная.

С некоторым волнением прихожу в первый раз к престарелой американке. Встречаю настороженный взгляд из-под толстых стекол очков. Немного даже побаиваюсь ее вначале. Стараюсь не вносить перемен в ее привычную жизнь. Она изучает меня тоже. И хотелось как-то понять эту очень старую, но сохранившую здравый ум женщину, приехавшую в Америку еще в 20-х годах совсем юной девушкой, имеющей детей, внуков, правнуков, но предпочитающую жить одной.. Мы подолгу беседуем, перемешивая английскую речь с идиш, она вспоминает нелегкий труд в собственной швейной мастерской.. Она никогда никуда не выезжала, и на самолете не летала ни разу. Лишь однажды дочь, сама уже немолодая, взяла ее с собой в круиз на Багамы. И этих впечатлений хватило ей. навсегда. И всем она довольна И старость у нее хорошая. И дети, и внуки, и правнуки, живущие совсем рядом, изредка, но все же приглашают ее на пару часов к себе. И она рассказывает об этом по много раз. Но замечаю в глазах ее тоску, и когда в конце дня, оставляю ее одну в большой, пустой квартире, почему-то ощущаю щемящую жалость к ней, к ее одинокой, в сущности, старости...

Поздняя, трудовая наша школа Многим, из недавно приехавших в Америку, приходиться постигать ее. И хорошо, что она есть. И что помогает нам чувствовать, хоть такую, но все же нашу восстребованность здесь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать