Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Воин Заката (страница 22)


С нижнего уровня уже поднимались клубы удушливого черного дыма. Мерцание пламени становилось все ярче. Теперь из провала послышался приглушенный топот сапог по камню, а потом — какой-то сухой треск. Звук был на удивление отчетливым.

Ронин приобнял Г'фанда за плечи, поднял его с пола и оттащил подальше от крошащегося края ямы.

— Прости, но нам надо поторопиться.

Г'фанд вытер рот и кивнул.

— Да, — прошептал он одними губами. — Я в порядке.

Они двинулись вперед.

* * *

Вскоре они увидели людей. Первых людей на этом этаже. Но все они были мертвы. Тела разбросаны по коридору, как будто их разметала какая-то страшная сила. Все — покалеченные, изуродованные и обожженные. Некоторые так сильно, что невозможно было разглядеть их лица. Повсюду виднелись лужи темной засохшей крови.

Г'фанд смотрел на все это широко распахнутыми от ужаса глазами.

— Холод меня побери! Что здесь было?

Ронин в ответ промолчал. Они направились дальше по грязному извилистому коридору, то и дело натыкаясь на «залежи» смердящих тел. Меченосцев среди них не было. Отсюда Ронин сделал вывод, что он был прав: это действительно уровень для рабочих.

Кто-то маленький выскочил из одной из дверей и понесся прямо на него. Ронин перехватил бегущего, едва удержавшись на ногах. Оказалось, что его чуть не сбила девочка. Она принялась отчаянно вырываться. Он поднял ее над полом, чтобы как следует рассмотреть. Первое живое существо, встреченное ими на этом уровне. Длинные прямые волосы. Худенькое, изможденное личико. Девочка плакала. И в глазах ее, затуманенных слезами, Ронин увидел такую тоску и страдание, что ему стало не по себе.

— Тебе больно? — спросил он, но девочка не ответила.

То ли она не хотела отвечать, то ли не могла.

Г'фанд тронул Ронина за плечо и указал на дверь, из которой выбежала девочка. Оттуда вывалилась высокая дородная женщина с коротко постриженными волосами, каким-то голодным ртом и тусклым взглядом. Увидев Ронина с девочкой, она завопила и бросилась к ним.

— Что вы с ней делаете?

Девочка разрыдалась еще пуще. Женщина протянула к ней грязную руку со сломанными ногтями, похожую на длинную хищную лапу. Девочка в страхе прижалась к Ронину и вцепилась в него с каким-то странным отчаянием.

Но женщина все-таки вырвала малышку из рук меченосца и взмахнула длинным изогнутым ножом с запекшейся на нем кровью.

— Животные! Звери! Вам мало меня?! Вы и ее тоже хотите...

— Она сама... — начал было Ронин, но женщина его не слушала.

— Хотите забрать ее и позабавиться где-нибудь в темной комнате, да? Убирайтесь отсюда! — Она повернулась и, схватив девочку за руку, потащила ее за собой по коридору к той самой двери, из которой они обе появились. Ронин смотрел им вслед, пока они не скрылись за дверью. Ему казалось, он все еще чувствует цепкие судорожные объятия ребенка. Ощущение было такое, как будто его обнимала его пропавшая сестренка.

Он рванулся вперед, на бегу крикнув Г'фанду: «За мной!»

Они ворвались в дверь.

Внутри было темно и душно. Комнаты — намного меньше, чем наверху. Трехкомнатные апартаменты, рассчитанные на две-три семьи. Здесь царил настоящий бедлам. Разбитая мебель, осколки глиняной посуды, какие-то рваные тряпки. Скользкий от грязи пол весь в подтеках и лужах. В первой комнате не было никого, и Ронин с Г'фандом прошли во вторую.

Из груды мусора торчала чья-то рука. Ронин вытащил меч и откопал тело. Это был рабочий. Крупный мужчина с широченными плечами и огромными руками. Рядом с ним валялся тяжелый рычаг, по всей видимости, оторванный от какой-то машины и хорошо послуживший в качестве дубины. Ронин перевернул тело на спину. Грудь рабочего представляла собой сплошное кровавое месиво. Крови было так много, что Ронин даже не смог определить, сколько ударов ему нанесли.

— Мороз меня побери! — выругался он. — Они что здесь, все с ума посходили?

Г'фанд отвернулся.

Они прошли в последнюю комнату. Включенная лампа, свисавшая с потолка, легонько раскачивалась, и тени двигались, меняя очертания.

У противоположной стеньг стояла кровать, перед которой застыла коленопреклоненная женщина. Одной рукой она обнимала плачущую девчушку, а второй — одновременно сжимая нож с такой силой, что побелели костяшки пальцев, — прижимала к себе крошечное обмякшее тельце ребенка с поврежденной ножкой. Глаза ее были широко распахнуты, но взгляд не выражал ничего. Из уголка рта тонкой струйкой стекала слюна. Ронин с Г'фандом остановились в дверях.

— Звери! Гады! — закричала женщина. — Еще один шаг, и вы отправитесь следом за вашим приятелем. Он свое получил. И вы тоже получите.

Г'фанд в потрясении уставился на нее.

— Это ты его так обработала?

Она засмеялась пронзительным, жутким смехом. Глаза ее закатились. Девочка попыталась вырваться.

— Что, удивились?! Он тоже очень удивился.

Женщина повела глазами, и тут ее взгляд упал на крошечную фигурку, которую она прижимала к себе.

— Вот, посмотрите, — завыла она. — Смотрите, что вы наделали! Гады!

Женщина развернула ребенка лицом к ним. Это был мальчик. Очень худой и бледный. Быть может, немного постарше девочки. С таким же, как у нее, потемневшим от голода лицом.

— Вот что вы сделали с моим сыном! Вы искалечили ему жизнь!

Голос ее сорвался, и она, прижимая мальчика к себе, угрожающе поднялась на ноги.

— Вам здесь ничего не обломится! На этот раз — точно уже ничего!

Только теперь Ронин понял, что ее раздразнил его обнаженный меч. Он слишком поздно сообразил, что она собирается сделать. Она привлекла к себе девочку. Та испуганно заморгала и жалобно

вскрикнула. Ронин рванулся вперед, но женщина уже полоснула ножом по горлу дочери. Хлынула кровь. Крик превратился в жуткий булькающий хрип. Ронин обрушился на женщину, которая успела заслонить собой детское тельце.

Безумица занесла нож. Ронин отбросил меч, чтобы освободить руки, и попытался отнять у нее оружие. Вдруг он почувствовал, как дернулась ее рука. Ее тело забилось в конвульсиях, а потом неожиданно замерло. Улыбка озарила ее лицо в тот самый момент, когда изо рта потекла кровь. Ронин увидел нож, вонзившийся ей в бок по самую рукоятку. Он хотел вытащить клинок, но женщина мертвой хваткой вцепилась в рукоятку и не отпускала. На лице ее отразилось не то облегчение, не то умиротворение. И тут Ронин почувствовал, как его заливает горячая кровь.

Он на коленях отполз к кровати. У него вдруг закружилась голова. Ронин машинально поднял с пола меч. Г'фанд подошел и встал рядом.

— Что...

Ронин махнул рукой, как бы прогоняя его.

— Уходим, — выдавил он.

— Но...

— Уходим.

Они прошли через вонючие комнаты и выбрались в коридор.

* * *

Они бежали так быстро, что едва не пропустили лифт. Они забрались в кабину и, закрыв за собой двери, долго — или им лишь показалось, что долго, — сидели в душной темноте, восстанавливая дыхание и дожидаясь, пока не придет в норму пульс.

* * *

Потом Ронин услышал, как Г'фанд нервно ерзает на месте.

— У меня ощущение, что я в ловушке, — сказал ученый. — Опять это чувство, как будто сами стены давят на меня. Фригольд умирает, все рушится... На каком мы сейчас уровне?

Ронин пробежался рукой по пульту управления и нажал на какую-то кнопку. Двери на мгновение открылись и тут же захлопнулись.

— Судя по показанию приборов, на семьдесят первом. Может быть, нам повезет и мы сумеем спуститься на этом лифте до девяносто пятого.

— И ты можешь так спокойно рассуждать?! — едва ли не возмутился Г'фанд. — После всего, что мы видели?! Чем ниже этаж, тем страшнее творящиеся здесь безумства. Рабочие убивают друг друга.

Ронин молчал.

— Мороз тебя побери, человек ты вообще или льда кусок? — с горечью продолжал Г'фанд. — Ничто тебя не трогает! Мы тут такого с тобой насмотрелись, меня постоянно тошнит... А тебе все нипочем. У тебя в жилах кровь или что?!

Ронин только взглянул на него своими бесцветными, ничего не выражающими глазами и сказал:

— Тебя здесь никто не держит. Ты можешь в любую минуту вернуться Наверх и попытаться выбраться на поверхность.

Г'фанд опустил голову, чтобы не встретиться взглядом с Ронином. Они еще долго сидели в полном молчании.

* * *

Наконец, когда Ронин понял, что Г'фанд остается с ним, он нажал на кнопку с цифрой «девяносто пять». Кнопка загорелась. Они начали быстро и плавно опускаться. Г'фанд поднялся на ноги. Лифт мерно гудел. Ронин вытащил кинжал. Кабина остановилась. Двери беззвучно открылись.

Поскольку ни один из тех лифтов, которые попадались им с Г'фандом, не опускался до девяносто девятого этажа, Ронин решил, что дальше вниз им придется идти по лестницам. Но теперь он понял, что ошибся.

Коридора здесь не было. Они стояли на каком-то обнесенном чугунными перилами помосте, который простирался в обе стороны насколько хватал глаз.

Невообразимо громадное открытое пространство. Никаких стен. Ронин в жизни не видел ничего подобного. Г'фанд в изумлении озирался по сторонам, приоткрыв рот.

Они медленно подошли к низким перилам и глянули вниз.

Там была целая галерея каких-то сооружений странной геометрической формы. Одни были достаточно просты, другие — невероятно сложны, но все они были громадных размеров. Теперь Ронин понял, почему все лифты шли только до девяносто пятого уровня. Под ними раскинулось безбрежное пространство примерно в четыре этажа высотой. Не исключено, что стены этой необычной галереи состояли из корпусов машин. Вот оно — средоточие жизни Фригольда, подумал он. Без этих штуковин мы все погибнем.

Мерное гудение наполняло пространство. Казалось, от этого звука гудит самый воздух. Все было окутано дрожащей голубоватой дымкой. Свет исходил из какого-то невидимого источника, находившегося, по-видимому, где-то наверху. Было очень тепло. В воздухе витал странный и едкий запах, который, однако, не был неприятным. Сквозь шум машин иногда прорывался звук человеческих голосов. Как ни странно, на Ронина с Г'фандом это подействовало успокаивающе.

Они прошли вдоль перил и вскоре набрели на квадратный колодец с вертикальной лестницей, уводящей вниз. Ступеньки терялись в мерцающей дымке. На лестнице не было никого. Они стали спускаться. Ронин держал кинжал в зубах. По пути они миновали еще несколько помостов — Ронин насчитал семь уровней, — расположенных на одинаковом расстоянии друг от друга. Там тоже не было никого.

Гул машин стал намного громче. Пол галереи, казалось, вибрировал под ногами. Жара стояла невыносимая и какая-то неестественная. В спертом воздухе пахло смазочными материалами. Ронин знал этот запах, потому что обычно так пахло от ниров. Вокруг вздымались машины, точно искусственный металлический лес, загадочный, жуткий и притягательный. Освещение здесь было намного слабее, а голубоватая дымка — плотнее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать