Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Воин Заката (страница 31)


Тени стали еще длиннее. Они обволакивали странные сооружения и темными полосами ложились на мостовую. Вдалеке раздавался какой-то лай, отрывистый и резкий. Слабо попискивали маленькие зверюшки, привлеченные, наверное, запахом свежей крови. Было так тихо, что слышался даже топот их крошечных лапок.

Ронин не обращал внимания на все эти звуки. Как завороженный он смотрел на изуродованный окровавленный труп своего товарища — смотрел, не в силах оторвать глаз.

* * *

Наконец он заставил себя подняться. Все тело ломило, но боль казалась сейчас далекой и нереальной. Он бережно поднял тело и перекинул его через плечо. Г'фанд был легким как перышко. Ронин подобрал меч. Он что-то задел сапогом. Непонятный предмет с грохотом покатился по камням. Оказалось, что это была рукоятка его кинжала, отломившаяся от лезвия.

Ронин убрал меч в ножны.

* * *

В угасающем свете камни на площади еле-еле мерцали. Трупы животных, которых они с Г'фандом убили, были уже наполовину объедены. Ронин огляделся. Никого.

Он подошел к колодцу и, не дав себе даже мгновения на колебания, бросил туда труп Г'фанда. Спустя какое-то время раздался слабый всплеск — не громче, чем всплеск от камня, который Г'фанд недавно тоже бросил в колодец...

Сумрак сгущался, поглощая последние янтарные лучи. Тени расползлись по улицам. Наконец Ронин оказался перед обшарпанной дверью дома Боннедюка Последнего и устало привалился к ней. Он не помнил, как добрался сюда. За спиной, совсем-совсем рядом, послышалось чье-то сопение. Звук показался Ронину знакомым. Да, именно этот звук какое-то время преследовал его на обратном пути, но он был слишком измучен, чтобы оглянуться и посмотреть, кто это.

За дверью раздалось глухое ворчание Хинда. Дверь открылась, и Ронин рухнул без сил к ногам Боннедюка Последнего.

* * *

Боннедюк Последний как раз спускался по лестнице, когда Хинд вдруг заворчал. В руках у карлика был старый кожаный рюкзак. Со словами «уже пора» он уложил в рюкзак кое-какие вещи, потом бросил рюкзак на стул, прошел через комнату с удивительной резвостью, хотя и заметно прихрамывая, и открыл входную дверь.

Хинд с рычанием выбежал на улицу. Он тут же поймал какую-то зверюшку и вырвал зубами приличный кусок трепыхающейся плоти. Втаскивая Ронина в дом и устраивая его в большом удобном кресле, Боннедюк Последний не переставал улыбаться. Хинд вернулся, облизывая губы. Он сам закрыл дверь, подтолкнув ее длинной мордой, лег на пол и принялся наблюдать за тем, как его хозяин возится с гостем.

Боннедюк Последний расстегнул на Ронине кольчугу, потемневшую и поцарапанную. Потом осторожно снял с него изодранные лохмотья, которые уже никак нельзя было назвать рубашкой. Глаза карлика потемнели. Морщины на лице обозначились еще резче.

— Значит, Макконы вырвались на волю, — задумчиво пробормотал он. — Они уже и сюда добрались.

Хинд поднял голову, встал, подошел к двери и замер там, как часовой на посту. Карлик порылся в кожаном рюкзаке, достал баночку с мазью и принялся растирать Ронину грудь и руки.

— Так мне сказали кости, — доверительно сообщил он Хинду. — Что тот, молодой, не вернется назад.

Руки его работали ловко и уверенно.

— Я уже ничего не чувствую. Кости научили меня быть беспристрастным. Иначе я бы просто сошел с ума. Я делаю то, что должен.

Боннедюк Последний прошел в глубь дома и вернулся с графином воды. Бросил в воду пригоршню какого-то коричневого порошка и влил эту смесь Ронину в рот. Половина попала в горло, половина стекла по подбородку.

— Он сейчас будет спать, пока его тело не отдохнет и не восстановит силы, — продолжал объяснять карлик Хинду.

Он вылил остатки воды на золу в камине.

— Он столько всего пережил. Столько выстрадал. И ему еще предстоит страдать. Но так и должно быть. Боль закалит его.

Он снова ушел в глубь дома, принес какую-то маленькую штучку из коричневого оникса и красного гагата и положил ее себе в рюкзак.

— Нам пора уходить из города. Все, что надо, я сделал. Осталось только одно. — Карлик достал из рюкзака какой-то загадочный предмет, повертел его в пальцах и положил на стол рядом со спящим Ронином. — Да. Мало-помалу все проясняется.

* * *

Когда Ронин проснулся, в доме было тихо. У него вдруг возникло какое-то странное ощущение пустоты, и он долго не мог понять — почему. И только потом он сообразил: не хватало привычного размеренного тиканья.

Ронин встал и позвал Боннедюка Последнего. Ему никто не ответил. Он прошел через комнату, поднялся наверх. Он почти не чувствовал боли. На втором этаже комнаты были пусты. Внизу тоже не было никого. Складывалось впечатление, что в доме вообще не осталось следов пребывания Боннедюка Последнего и его верного Хинда.

Ронин опустился в кресло. Утренний свет пробивался сквозь пыльные окна. Он рассеянно смотрел на косые лучи, и вдруг его взгляд упал на латную рукавицу, поблескивающую в ярком свете. Раньше она ему на глаза не попадалась. Он вообще не помнил, чтобы такая штуковина была в доме.

Он взял ее в руки. Вещь действительно своеобразная. Ронин в жизни не видел ничего подобного. Рукавица была достаточно тяжелая, и на ней не было никаких швов — только на кончиках пальцев виднелись тоненькие шовчики, похожие на следы от выломанных ногтей. Присмотревшись получше, Ронин заметил еще две вещи: рукавица была чешуйчатая и шестипалая. Быть такого не может! Ронин в потрясении уставился на нее. И чем дольше он смотрел, тем больше убеждался в

своей правоте. Да, сомнений быть не могло: он держал в руках рукавицу, сделанную из лапы того самого чудища, которое прикончило Г'фанда... Ужасная картина гибели ученого явственно встала перед мысленным взором. Он вспомнил площадь и всплеск в колодце. И в этот момент Ронин понял, что пути назад у него нет. Он сам отрезал себе все пути к отступлению. Роковой шаг сделан. Возврата нет.

Он без колебаний натянул рукавицу на левую руку и расправил пальцы. Льющийся в окно свет посеребрил чешуйки, которые вспыхнули яркими блестками.

Ронин вышел из дома и пошел по извилистой улочке. Прохладный свежий ветерок дул ему в лицо. Он возвращался Наверх. Во Фригольд. К Борросу.

Сверкающие глаза. Влажные и темные. Они вмещали в себя всю вселенную. Теперь они видели все и не видели ничего. Но больше всего его потряс страх на этом лице, как будто въевшийся в его черты. Страх и красные рубцы. Неужели так и должно быть? Неужели он стал экспертом во всем, что касается смерти?..

* * *

Ронин стоял в кабинете целителя. Горела лампа. Он пришел к Борросу, но Борроса не было.

Он смотрел на тело, распростертое на кровати. Изможденное, все в морщинах лицо, на котором при жизни всегда был написан страх. Красные глаза мерцают, отражая отблески пламени. Что они с тобой сделали, Сталиг?

Пламя вздрогнуло на сквозняке. Дверь открылась. Рука Ронина легла на рукоять меча.

— Я бы очень хотел, чтобы ты им воспользовался, — раздался вкрадчивый голос Фрейдала.

Ронин медленно обернулся. Саардин по безопасности был не один — с ним пришли три даггама. Фрейдал прошествовал к потайной двери и открыл ее. Оттуда вышли еще четыре даггама.

Губы Фрейдала скривились в подобие улыбки.

— Ну давай, вынимай свой меч. Где же тот героизм, которым так славятся меченосцы? — проговорил он с еле скрываемым торжеством. — Ты разве не хочешь сразиться? Со всеми нами? С боем пробить себе путь? — Саардин пристально наблюдал за Ронином своим единственным глазом. — Заберите у него оружие, — рявкнул он.

Даггамы в мгновение ока разоружили Ронина.

Да, Фрейдал правильно выбрал место, подумал Ронин. В такой тесной комнате особенно не развернешься. Никаких шансов.

Лицо Фрейдала непроницаемо, точно маска. Прилизанные волосы блестят. Вид у него довольный, едва ли не счастливый.

— Неужели ты и вправду думал, что сумеешь улизнуть с верхних уровней без нашего ведома? — С тонких бледных губ саардина не сходила улыбка. — Глупый мальчишка! — Он неодобрительно поцокал языком. — Тебя ведь предупреждали. Тебе, можно сказать, оказали любезность. Но ты явно злоупотребил хорошим к тебе отношением.

Фрейдал подошел к Ронину почти вплотную. Даггамы схватили меченосца за руки, хотя он и не думал сопротивляться.

Саардин расстегнул на Ронине кольчугу и уставился на рубцы у него на груди.

— Я так и думал, — заметил он, проведя пальцем по корке на ране. — Видишь ли, я не сумел развязать язык этому проклятому колдуну. Но потом меня вдруг осенила прекрасная мысль. По чистой, признаюсь, случайности. — Саардин рассмеялся пронзительным, резким смехом. — Я знал, что это сработает... свести вас с Борросом вместе.

Тут его взгляд упал на правую руку Ронина.

— Так, а что у нас здесь?

Он схватил меченосца за руку и поднял ее вверх. Чешуйчатая рукавица блеснула в неверном свете горящей лампы. Фрейдал стащил ее с руки Ронина и принялся пристально изучать.

— Он за этим тебя посылал туда, Вниз?

Саардин сверкнул бельмом. Теперь голос его стал резким:

— За этим? Ты, может, не в курсе, но, пока тебя не было, у нас такое тут завертелось... борьба за власть в полном разгаре.

Ронин подумал о Ниррене. Где он сейчас? Еще перед тем, как уйти вниз, он хотел разыскать чондрина, но тот словно в воду канул, и теперь у Ронина было такое чувство, словно он обманул доверие друга. «Но я же не знал, — успокаивал он себя. — Откуда я знал, что все это начнется так скоро? Если бы даже я и успел рассказать ему о планах Борроса, чем бы это ему помогло? И помогло бы ли вообще? Впрочем, чего уж теперь-то гадать...»

Фрейдал схватил Ронина за локоть и развернул лицом к телу Сталига.

— Он умер бесславно. Он пытался тебя защитить, но страх оказался сильнее его. В конце концов он нам выложил все.

Ронин вспомнил о том, как волновался целитель. Как предупреждал его не соваться не в свое дело. Старик ведь пытался его предостеречь...

— Ну и как тебе это нравится? — продолжал издеваться Фрейдал. — Видишь, что от него осталось? Кусок мяса, который разлагается и смердит.

Саардин сделал глубокий вдох, как будто смакуя запах разложения.

— Терпеть не могу мертвецов. Но Сталига мы оставили здесь не случайно. Даже такой глупый мальчик, как ты, должен это понимать.

Он сделал знак двум даггамам, и те молча унесли тело прочь.

— Будь благоразумным. Если тебе не нужна власть, позаботься хотя бы о собственной жизни. — Саардин провел холодной ладонью по голой груди Ронина. — Будет жалко испортить такое тело. — Он хлопнул себя по ноге чешуйчатой рукавицей, снятой с Ронина. — Машина работает?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать