Жанр: Короткие Любовные Романы » Сьюзен Кросби » Извилистые тропы любви (страница 1)


Сьюзен Кросби

Извилистые тропы любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Машина ползла по крутому подъему на Волфбек-Ридж. Кэсси Миранда подрагивала от напряжения. Она сгорбилась над рулем и через лобовое стекло изучала окружающий пейзаж. Что за мрачные места, думала она, медленно продвигаясь вверх. Грозовые облака заволокли небо, и создавалось впечатление, что солнце никогда не появляется в этих краях.

Впереди показался дом. Устремленная ввысь конструкция из стекла и камня. На горизонте – великолепный вид на Сан-Франциско и на самый знаменитый в мире висячий мост «Золотые Ворота». Но обзор закрывает неухоженный лес, окружающий дом. Можно поклясться, что ни один лучик солнца не пробьется сквозь густую листву. Новый клиент Кэсси, очевидно, предпочитает ненормально замкнутую жизнь.

Кстати, она ничего не имела против эксцентричности. Если хочешь, чтобы каждый день над головой светило солнце и все было понятно и просто, – не стоит выбирать профессию детектива.

Кэсси припарковала автомобиль под огромным кривым деревом, взяла с пассажирского сиденья сумку и кожаную куртку и вышла из машины. Вокруг стояла тишина. Невероятная тишина. Даже птицы боялись петь. Кэсси медленно огляделась и надела куртку. По спине пробежали мурашки от стойкого ощущения, что за ней кто-то наблюдает.

Она высвободила косу из-под куртки и перебросила на спину, еще раз внимательно огляделась. Угрюмый парк вокруг, мрачный дом, высокие окна с витражами. Кто наблюдает за ней? Ее новый клиент? У него даже имя звучит таинственно – Хит Равен.[1] Кэсси попыталась представить его внешность. Ворон. Темный и загадочный. Скрывающийся от людей, от солнца, от мира. Почему?

Кэсси остановила свое сверхактивное воображение. Один из ее боссов в Лос-Анджелесе поручил ей расследовать дело об исчезновении человека. Она немедленно позвонила клиенту и договорилась о встрече. Он говорил вполне нормально. Кэсси успели заглянуть в Интернет, где быстро получила нужную информацию. Хит Равен – архитектор. Весьма востребованный. Конечно, у него могут быть странности. Но какие?

Она пошла к дому. Под ногами скрипел песок простой деревенской тропинки. Это был единственный звук, нарушавший оглушительную тишину.

Кэсси доверила своим инстинктам. А инстинкты кричали повернуть назад и бежать. Человек, живущий и такой глухомани, вытащит на поверхность ее собственных демонов. А она с таким трудом глубоко закопала их. Давным-давно. В этот момент отворилась большая деревянная дверь и на пороге, словно в раме, показался мужчина.

Кэсси поняла, что вполне правильно представляла его внешность. Темные волосы нуждались в стрижке. Угловатые черты, ясные зеленые глаза, оценивающий взгляд и измученный, отстраненный вид. Слишком худой, но костяк крепкий.

– Мисс Миранда? – Голос прозвучал вполне нормально. Но в глазах ни намека на улыбку.

– Да. Добрый день. – Она протянула ему свою визитку, в которой сообщалось, что она, Кэсси Миранда, состоит на службе в Департаменте расследований Американского Красного Креста.

– Я Хит Равен, – произнес он, отступая на шаг. – Входите, пожалуйста.

На нем голубые джинсы и красная рубашка поло. Все более чем нормально.

И в то же время все казалось ненормальным.

В доме стояла тишина, как в обитом войлоком подвале. Модной мебелью в гостиной, куда они вошли, похоже не пользовались. Камин никогда не зажигали. В огромные окна мог бы хлынуть поток света, но они были наглухо зашторены. В комнате было пасмурно. Уныло. Печально. Особенно печально. Будто дом пребывал в скорби.

Кэсси села на диван и достала блокнот и ручку. Хит стоял в нескольких шагах от нее.

– Кто пропал, мистер Равен? – спросила она.

– Мой ребенок. Пропал мой ребенок. – У него вздулись желваки от напряжения.

Его слова ударили Кэсси, словно пинок в живот. Этот случай не для ее департамента, им должна заниматься полиция. Она закрыла блокнот.

– Что говорит полиция?

Хит покачал головой.

– Не понимаю. Ребенок исчез…

– Исчезла женщина, которая носила моего ребенка. Она оставила записку. Полиция не берется за такие дела, потому что она ушла добровольно.

Злость кипела в его словах. На женщину или на полицию? В любом случае его не сложно понять.

– Могу я посмотреть записку?

Он вышел из комнаты, дав Кэсси возможность перевести дух, и через минуту вернулся с листком розовой бумаги.

– Вот. – Он протянул ей записку.

«Дорогой Хит, мне надо обдумать свои дела. Не пытайся найти меня. Позже я свяжусь с тобой. Ева». Явно не любовное письмо, подумала Кэсси.

– Когда вы его получили?

– Оно пришло по почте сегодня утром.

– Ева – ваша жена?

– Нет. Восемь месяцев назад мы… провели вместе одну ночь. Я предлагал ей выйти за меня замуж. Несколько раз. Она отказывалась. – Хит отошел от Кэсси.

– Почему она ушла?

– Я ничего ей не сделал. – Он резко обернулся. – Если вы решили, что я ее обидел…

– Я просто собираю факты.

Нетерпение Равена выплеснулось на поверхность. Он медленно выдохнул, пытаясь успокоиться, и провел руками по лицу.

– Вот моя история, – начал он. – Я не часто выхожу из дома. Обычно, когда мне что-нибудь нужно, приходят ко мне. Ева работала в качестве клерка у моих адвокатов. Она приносила мне бумаги, чтобы я их читал и подписывал. Один раз мы спали вместе. Всего один раз. Она забеременела.

– Когда она сообщила об этом?

– Через три недели. – Хит нервно ходил по комнате. Не останавливаясь, ни до чего не дотрагиваясь, он ходил как раненый зверь. Хищный зверь.

– Вы уверены,

что ребенок ваш?

– У меня нет оснований думать по-другому, – после секундного колебания ответил он.

Судя по его тону, он не раз уже задавал себе этот вопрос. Надо быть дураком, чтобы не иметь сомнений, а Хит вовсе не походил на дурака.

– Хорошо. Были ли какие-то происшествия, которые могли вызвать у Евы желание исчезнуть?

– Никаких, – резко отрубил он. Хриплое поспешное слово свидетельствовало о кипящих эмоциях, готовых вырваться на поверхность. – Она не раз заезжала сюда. Сообщала мне о посещениях врача. Обычно мы немного разговаривали. Это все. Я никогда ничего не делал такого, что заставило бы ее бежать. Мы договорились, что разделим опеку над ребенком, как только он появится. У нас были вполне дружеские отношения.

Дружеские отношения! Какое странное определение, подумала Кэсси. О какой дружбе тут идет речь?

– Вы давали ей деньги?

– Да.

Кэсси подождала. Он ничего не добавил к своему ответу.

– Мне нужны подробности.

– Мисс Миранда, Ева носит моего ребенка. Я хочу заботиться о своем ребенке. Я предложил Еве переехать сюда – она отказалась. Я подумал, что дополнительные деньги сделают ее жизнь легче. Я покажу вам счета моих выплат. Но какое это имеет значение?

– Это поможет мне понять ситуацию. Может быть, Ева убежала и держит вашего еще не родившегося ребенка в заложниках потому, что хочет получить больше денег. – Кэсси постучала ручкой по блокноту, который снова открыла – Она обещала связаться с вами. Почему бы вам не подождать? Если вы доверяете ей, то сделайте, как она просит.

Хит смотрел вдаль. Его кулаки сжались, плечи окаменели.

– Три года назад умер мой сын. Мой единственный ребенок. – Он отвернулся, потом снова посмотрел на Кэсси. – Я не хочу потерять и этого ребенка.

Его боль пронзила сердце девушки. Ей двадцать девять лет, и она многое перенесла в этой жизни. Но нет ничего страшнее потери ребенка.

– Я помогу вам, – твердо пообещала она Хиту.

Облегчение, охватившее его, словно вернуло в комнату покой.

– Спасибо.

– Что, по-вашему, означает «мне надо обдумать свои дела»?

Хит выпрямился и сосредоточенно уставился на Кэсси. Он был готов к сотрудничеству.

– Понятия не имею.

– У нее есть бой-френд?

– Мне это не приходило в голову.

– Что вы знаете о ее семье?

– Она говорила об этом как-то неопределенно. В основном о родителях, которые живут где-то на востоке. Это все.

– Ладно. Хоть что-то для начала. Мне нужно больше информации. Ее полное имя, адрес. Все, что вы можете дать мне.

– Пойдемте ко мне в кабинет, – кивнул он.

Кэсси последовала за ним по массивной лестнице и попала в просторную комнату. Взгляд ее остановился на двух гигантских столах с разложенными на них чертежами, а затем на огромном экране компьютера. Ну да, он же архитектор, вспомнила девушка.

Всю наружную стену занимали огромные окна. На них висели шторы, и они были плотно закрыты. Жалюзи опущены. Никакой связи с внешним миром.

Хит оценил методичность и хватку Кэсси. Отвечая на подробные вопросы девушки, он понял, что для нее не существует мелочей. К тому же она казалась ему сгустком энергии. Кэсси двигалась быстро, думала быстро и в то же время осмотрительно.

Она производила хорошее впечатление. В остроносых ковбойских сапогах на каблучке она была ниже его всего на несколько дюймов. Золотисто-русые волосы толстой косой спускались по спине. Темно-голубые глаза могли быть и проницательными и сочувствующими. Она быстро поняла, что надо отвлечь его от зацикливания на своей злости, на своей ярости, вызванной исчезновением Евы. Хит решил, что прекрасно сработается с Кэсси.

А пока она что-то писала в свой блокнот. Потом сняла старую, но хорошо сохранившуюся кожаную куртку и повесила на спинку соседнего стула. На поясе был прикреплен револьвер в кобуре. Такого он не ожидал. И почему-то удивился. Вот он, мужской шовинизм, подумал про себя Хит. Ведь если бы к нему пришел детектив-мужчина, например босс Кэсси, Куин Джерард, и у него было бы оружие, Хит бы не удивился.

– Какое это оружие? – спросил он.

– «Сиг Сойэр». Сороковой калибр, – не поднимая головы, объяснила Кэсси.

– И вы хорошо стреляете?

– В Сан-Франциско бывает туман? – Она улыбнулась, и ее уверенность очень понравилась Хиту. – Я не всегда ношу оружие, но сегодня я не знала, что меня ждет. Итак, – она постучала ручкой по блокноту. – Вы говорили, что Ева работает в вашей юридической конторе.

– Работала. Она ушла в декретный отпуск в начале прошлой недели.

– Она ушла рано, не правда ли? – Кэсси нахмурилась. – В наши дни обычно женщины работают, пока не отойдут воды.

– Не знаю. – Его бывшая жена перестала работать в тот день, когда они поженились, чему он был несказанно рад.

– Это большая фирма?

– «Торрэнс энд Торрэнс».

– Это большая фирма, – согласилась Кэсси. – Я пять лет работала у «Обермана, Стила и Дженкинса» следователем по бытовым случаям, поэтому я знаю многие юридические фирмы. Они во многом похожи. У Евы должны быть подруги на работе – клерки, секретарши. В компании, где много служащих, всегда найдется один или два, с кем она могла ходить на ленч. Я всех проверю.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать