Жанр: Научная Фантастика » Владимир Ильин » Профилактика (страница 73)


Поиск по номеру сотового ничего не дал по той простой причине, что телефон был явно оформлен на подставное лицо.

База данных Профилактики, в которую я не преминул сунуть нос, выдала мне троих Лабыкиных Ярославов, но один из них успел отбыть в мир иной, не дожив нескольких месяцев до своего 90-летия, другой оказался сорокалетним тружеником по части водопровода и канализации, а третий был дипломатом и уже несколько лет работал в Перу.

Был час пик, и народ тек вокруг меня во все стороны. Я вертел головой, пытаясь засечь уникума издали. Почему-то мне казалось, что я его сразу узнаю, но никого, похожего на человека, способного находить людей по фотографиям, в поле зрения не обнаруживалось.

Кроме меня, возле бюста околачивалась разная публика — в основном молодежь. Возле «Башки» было принято назначать свидания, и я с невольной завистью следил, как воссоединялась очередная парочка.

Когда я уже потерял всякую надежду на то, что встреча с Лабыкиным состоится, и обдумывал два основных варианта своих дальнейших действий (либо попытаться дозвониться на его сотовый, либо сразу сообщить шефу, что объект имел наглость не прибыть на встречу), в спину мою вдруг легонько постучали, словно в приоткрытую дверь.

Я недовольно обернулся — и обомлел.

Передо мной стоял высоченный, метра под два ростом, верзила в кожаной куртке, увешанной какими-то металлическими бляхами, пряжками, значками и прочим металлоломом. Лицо под неопрятной шевелюрой было асфальтового оттенка, надбровные дуги сильно выдавались вперед, как у питекантропа, в уголках глаз скопилась грязь. Брился верзила, наверное, только по праздникам, а дышал хрипло, с присвистыванием, словно курил с момента рождения.

— Вы — Альмакор? — осведомился верзила и, когда я кивнул, протянул мне руку, похожую на грабли: — А я — Ярослав. — Потом добавил с неожиданным смущением: — Вы уж извините, что задержался: пришлось исполнять один срочный заказ...

М-да, подумал тоскливо я. Везет же мне на всяких придурков!

— Пиво принесли? — поинтересовался Лабыкин, не давая мне опомниться.

— А как же? — Я приподнял пакет, провисший от тяжести двухлитровой бутыли «Толстяка». — Только оно. наверное, уже теплое — я ведь здесь давно торчу...

— Это непринципиально, — отозвался верзила. — А стакан есть?

— Стакан? — поразился я. — А зачем?

Лабыкин дурашливо осклабился:

— Что ж, по-вашему, я из горла должен высосать такую емкость?

— А что — прямо здесь?.. — по-прежнему не понимал его я.

— Эх, люди, люди, — свысока посетовал Ярослав. — Все-то вам разжуй да на тарелочке подай... А вы что, думали, я вас в ресторан поведу? Или к себе домой? Или вы не хотите вот так, в общественном месте, решать свою проблему?

Я пожал плечами:

— Да нет, мне все равно... Просто странно как-то...

— «Странно», — с непонятным выражением повторил за мной Лабыкин. — Нет, гражданин Альмакор, ничего странного в этом нет. Просто, во-первых, у меня слишком мало времени, чтобы тратить его на возню с каждым клиентом, а во-вторых, пиво для меня — это всего-навсего орудие труда. Как гаечный ключ для слесаря или калькулятор для бухгалтера... Ладно, стакан у меня, к счастью, всегда имеется с собой. Вы все-таки у меня — не первый, и будем надеяться — не последний... — Он порылся в недрах своей чудовищной куртки и выудил на свет складной пластмассовый стаканчик — изобретение отечественной индустрии, основными потребителями которого несколько десятков лет назад стали не рыбаки и туристы, как предполагалось, а труженики алкогольного фронта.

— Ну что? Приступим, если вы не возражаете?

— Да-да, — сказал я. — Конечно. Только я, знаете ли, — пас.

— А при чем здесь вы? — удивился он. — Пить буду я один!

— Может, хотя бы отойдем в сторонку? А то ходят тут всякие, толкнут вас под руку — и прольется драгоценная влага...

— Разумно, — согласился Лабыкин. — Тем более с учетом возможных последствий.

Намек на последствия мне не понравился, но уточнять, что имел в виду верзила-экстрасенс, я не решился.

Мы обосновались у стены, в укромном уголке между бюстом революционера и телефонами-автоматами, потеснив девушку, углубленно штудировавшую учебник по формальной логике, и мужчину с «МК-Бульваром».

— Послушайте, Ярослав, — сказал я. — А может, чтобы сэкономить время и мне, и себе, вы просто заберете пиво с собой? А то неудобно как-то получается...

— Вы что — действительно не понимаете? — спросил Лабыкин, дыша с присвистом. — Или думаете, что я — просто алкоголик? Да если хотите знать, мне это пиво уже поперек горла стоит: я его каждый день ведрами хлебаю. Однако без него, проклятого, работать не получается. Это, знаете, — как допинг для спортсменов. Иначе я ничего не увижу...

— Извините. Я не знал, что это для вас так важно... Ну что — наливаю?

— Наливайте, наливайте, — кивнул Лабыкин.

Я с усилием открутил тугую пробку, и нагревшееся в тепле подземки пиво рванулось из бутыли тугой пенистой струей — я едва успел отклонить горлышко от себя, чтобы не облиться. Струя, ударив в мраморную стену, забрызгала любительницу формальной логики, и та испуганно вскрикнула.

Пришлось рассыпаться в извинениях, выслушивать в свой адрес обидные эпитеты, характеризующие нас с Лабыкиным как козлов, страдающих хроническим алкоголизмом, и одновременно наполнять стаканчик, следя за тем, чтобы он не вздумал сложиться в разгар этого процесса.

Лабыкин опорожнил стаканчик одним духом, так, будто

в нем было какое-то мерзкое снадобье. А потом нетерпеливо помахал ладонью перед моим носом:

— Наливайте, наливайте...

Обидно будет, если он, опустошив всю бутыль, пьяно икнет и скажет: «Извините, но, кажется, сегодня сильная магнитная буря, так что с вашим заказом ничего не получится», — думал я, едва успевая подносить ясновидцу стакан за стаканом.

Содержимое бутыли уже подходило к концу, когда Лабыкин заметно замедлил темп. Видно было, что он вливает в себя жидкость, напрягаясь, как штангист перед подпишем рекордного веса.

— Что, не идет? — полюбопытствовал я.

— Еще бы, — сказал он, тяжко отдуваясь и отрыгивая пивные газы. — Попробуйте сами каждый день промывать желудок и почки такими дозами...

— Вредная у вас работенка, — посочувствовал я. — Эгак вы долго не протянете.

— Я знаю, — обреченно откликнулся Ярослав. — Только ведь не могу я держать в себе такие способности и не пользоваться ими. Людям-то наплевать, за счет чего я нахожу их пропавших родственников. Когда случается беда, человек готов пойти на любые жертвы, верно?

— Значит, к вам обращаются в основном для того, чтобы найти пропавших без вести?

— Ну а для чего же еще? — покосился на меня он. — Вот взять хотя бы вас... Вы же, наверное, тоже не просто так хотите узнать что-то об интересующем вас человеке, верно?

Я ощутил некое подобие стыда.

В кармане у меня лежала фотография не кого-нибудь, а моей сестры Аллы, с которой еще сегодня утром я благополучно общался по телефону и которую я собирался выдавать этому верзиле за пропавшую без вести несколько месяцев назад при странных обстоятельствах (с этой целью мною была придумана целая легенда, позаимствованная отчасти из детективов карманного формата, отчасти — из газетной хроники происшествий).

Пусть даже он — аферист, который глушит пиво за чужой счет, но вид у него и в самом деле нездоровый, а я ломаю перед ним комедию. И вообще, на хрена Ивлиеву понадобились эти конспиративные игрища? Не проще ли было, пригласить в Профилактику этого кандидата в чудотворцы, чтобы убедиться, врет он или нет?..

— Верно, — подтвердил я, наливая очередную порцию «Толстяка». — Послушайте, Ярослав, а вы уверены... в своих способностях? И вообще, давно ли вы этим делом занимаетесь?

Он с подозрением глянул на меня, прежде чем проглотить содержимое стакана.

— А почему вас это интересует?

— Да просто так...

— Вы, случайно, не журналист?

— А что, похож? — попытался усмехнуться я.

— Кто его знает. Я же, наверное, тоже не очень похож на телепата.

— На телепата? — переспросил я. — Вы что — читаете мысли?

— Нет-нет, — почему-то смутился он. -- Это я просто так называю свои способности видеть. На самом деле, конечно же, я не знаю, о чем думают люди. Но когда я держу в руках чью-то фотографию, то у меня возникает странное чувство. Будто я нахожусь рядом с тем, кто изображен на снимке, причем в данный момент. И вижу не только его, но и все окружающие его предметы, слышу все звуки — если они есть — и даже чувствую запахи. Правда, такое состояние длится недолго — какие-то секунды, не больше. Но обычно этого бывает достаточно, чтобы понять, что происходит с разыскиваемым.

Я недоверчиво хмыкнул.

— Ну а если разыскиваемый давным-давно мертв и лежит под землей? Вы что, тоже оказываетесь рядом с ним в могиле?

Лабыкин резко вздернул голову, и я испугался, что он сейчас повернется и уйдет, но он сказал:

— Я понимаю — поверить в это трудно. Слепой от рождения никогда не поймет, что значит — видеть. Так и вы все не способны понять, что чувствую и ощущаю я. И вообще, не надо вам во все это вникать. Это — моя забота. Для вас ведь главное — результат...

— Ну, почему же? — искренне возразил я. — Вас ведь могли бы использовать как-то активнее и не в интересах частных лиц, а на благо всего общества.

— Как, например? — прищурился он. — Шпионить, что ли? Узнавать, что делают в тот или иной момент президенты других стран?

— Ну, насчет президентов — это вы загнули, Ярослав. А вот для поиска террористов или особо опасных преступников, находящихся в бегах, вы могли бы пригодиться.

— Так я разве против? — печально сказал Лабыкин. — Если хотите знать, я множество раз предлагал компетентным органам свои услуги. А на меня вешали ярлык проходимца и посылали подальше.

— И даже не испытывали вас?

— Не-а, — мотнул он головой. — Да и зачем я им? Ведь, если вдуматься, такие, как я, им не только не нужны, но даже мешают.

— Это как?

— А вот так! В принципе, я мог бы один заменить целые подразделения. Но кто же захочет, чтобы его лишили возможности получать зарплату от государства? Плюс всякие льготы... Не-ет, Альмакор, мы, ипостаси Господа Бога,. еще долго не будем нужны человечеству...

— Кто-кто? — Мне показалось, будто я ослышался. — Как вы себя назвали?

— А, — махнул он небрежно рукой — по-моему, поглощенное пиво уже начинало действовать на него. — Не обращайте внимания. Это всего лишь красивый образ... вычитал где-то, сам не помню — где...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать