Жанр: Научная Фантастика » Владимир Ильин » Профилактика (страница 8)


Секунду в трубке царило ошарашенное молчание.

Потом сестра спросила:

— Ты с ума сошел? Как это — ты не можешь? Родных отца с матерью навестить не можешь? Ты что несешь-то, урод?

— Не могу, — упрямо сказал я. — Не беспокойся, я их и дома помяну...

После этого на другом конце провода разразилась буря. Типично женская истерика. С воплями, какой я бессовестный и испорченный тип. С оскорбительными намеками относительно моего нравственного разложения и деградировавшего до полной бесчеловечности морального облика. С угрозами приехать и разобраться со мной по праву старшей сестры, которая вырастила меня, подлеца, выкормила и поставила на ноги. И так далее...

В результате я тоже слегка остервенел и был вынужден выложить своей критикерше всю правду-матку о своем решении порвать с миром всякие отношения. А заодно и предупредить ее, чтобы не пыталась обращаться в милицию, скорую психиатрическую помощь и чтобы, тем более, не вздумала заявиться ко мне собственной персоной. Все равно я никому не открою дверь, а дверь у меня — стальная, крепкая, пулями и осколками не пробиваемая, с десятилетней гарантией фирмы-изготовителя...

Сестра неожиданно смолкла.

— Алька, негодяй ты этакий! — сказала она плачущим голосом. — Ну почему ты никак не хочешь стать нормальным человеком, а? Почему в твоей башке вечно возникают какие-то заскоки? Скажи: чего тебе в жизни не хватает, чего? Да, когда мамы с папой не стало, тебе пришлось труднее, чем мне, потому что я была уже почти взрослой, а ты еще — совсем маленьким. Но ведь ты ж не круглым сиротой рос — с тобой была я! Да если бы даже и сиротой! Разве мало в мире бывает детей, которые вообще не имеют родственников и растут в детдоме? Но они же как-то справляются и живут!.. А у тебя есть и деньги, и отдельная квартира. Учиться ты не захотел в колледже — ну, ладно, бог с ним. Но почему ты не можешь по-человечески жить и работать? Тебе же о семье пора задуматься, а ты все мечешься, никак успокоиться не можешь, чего-то ищешь... Чего ты ищешь, Алька?

Зря она упомянула про семью. Потому что перед внутренним взором моим тут же возникла Люба. И уж кому-кому, а не сестре было упрекать меня в том, что я остался один в этой проклятой жизни!..

— Да пошла ты со своими нравоучениями, дура! — в сердцах бросил я и, не слушая больше крики, которые возобновились с прежней силой, швырнул трубку на аппарат.

Потом выдернул телефонный шнур из розетки.

Ничего, перебьюсь и без телефона.

В принципе, он мне нужен с одной-единственной целью — чтобы подключаться к Сети. Когда это потребуется, тогда и буду включать телефон.

А пока — гуд бай, этот гнусный мир. Только что я своими руками порвал единственную нить, которая меня еще связывала с тобой.

Глава 4

Кому-то может показаться абсолютно неестественным то положение, в которое я сам себя загнал. Действительно, большинство людей не понимает, как можно жить вот так, в одиночку, заперев себя в стандартной однокомнатной клетке, и никуда не ходить, не ездить, не общаться с людьми.

А ведь это вполне осуществимо и очень просто.

Достаточно иметь несколько кубических метров отдельного жилья (желательно — приватизированного, чтобы никакому чиновнику не пришло в голову покуситься на твою жилплощадь); минимальный денежный резерв; компьютер, подключенный к Интернету (на худой конец, сойдет и телефон); а самое главное — здравый смысл, с точки зрения которого ничто в мире, включая и твою собственную жизнь, не имеет смысла.

А еще надо настроить себя на осознание того, что нет в мире ни радости, ни горя, ни добра, ни зла, ни высших ценностей, ни трагедий, ни хорошего, ни плохого, ни красоты, ни ужасов... Что все это и плюс много чего еще — не более чем предрассудки, обусловленные общественным бытием человека, и стоит выйти из рамок этого бытия — как они окажутся всего лишь иллюзиями, дурманом, наивными попытками управления тем, чем человек управлять не в силах, да и скорее всего не вправе...

И тогда можно будет сделать однозначный вывод о том, что человеку, в сущности, ничего не нужно.

Нет-нет, я далек от того, чтобы призывать братьев по разуму отчаяться и покончить с собой. Только неврастеники и истеричные натуры, впавшие в депрессию, решают, что если их существование никому не нужно, то и нечего тянуть резину до глубокой старости, а надо прямо сейчас наглотаться яда или прыгнуть с крыши на асфальт.

Отчаяние ведь тоже не имеет смысла.

Если бы я был верующим, то ссылался бы на то, что мы для чего-то нужны Господу. Но и этой спасительной соломинки я не могу бросить утопающим, потому как не верю и не верую. Несмотря на то что именно религия должна была стать моей специальностью в случае успешною окончания Теологического колледжа. В принципе, для этого не требовалось верить в бога. Как специалист в сфере научно-исследовательской, учебно-воспитательной и экспертно-консультативной деятельности, теолог призван разбираться в тонкостях многочисленных религий, досконально знать Библию, быть докой в философии, психологии и прочих гуманитарных науках. Но он — отнюдь не священник, хотя лично я не верю в то, что такие образованные и умные люди, какими, в большинстве своем являются современные святые отцы, сами веруют во Всевышнего. Скорее они отдают неизбежную дань традициям и считают веру своеобразной издержкой своей профессии. Ведь конфессия — это прежде всего профессия, такой вот каламбур получается.

Собственно, выгнали меня из колледжа вовсе не за то, что я сомневался в существовании бога. Элементарное разгильдяйство в виде двух заваленных зачетов по основным предметам (конфессиональное вероучение и сакральные тексты) на первом же курсе, плюс многочисленные пропуски занятий, нарушения дисциплины, опоздания, препирательство с уважаемым профессорско-преподавательским составом («Профессор, за что вы мне ставите два балла?» — «Ну, один балл — за то, что вы пришли, а еще один — за то, что попытались ответить». — «Профессор, а за то, что я уйду и сэкономлю вам время и нервы, вы мне не могли бы добавить третий балл?») и еще куча мелких и не совсем мелких прегрешений создали мне имидж разболтанного типа, которого ни в коем случае нельзя допускать ни в храмы, ни к Господу, ни к верующим...

Поэтому вот вам еще один постулат: нет ни бога, ни дьявола, ни грехов, ни жизни после смерти, ни чудес.

И все-таки обождите вешаться и травиться, господа мудрейшие.

Уясните одну простую мысль — добиваться собственной смерти тоже бессмысленно и глупо. Гораздо логичнее и умнее пустить это дело на самотек, предоставить мирозданию возможность уничтожить тебя тогда, когда оно посчитает это нужным.

И вообще, следует уподобиться Богу — вернее, нашему представлению о

том, каким он должен быть. А на основании традиционных представлений человечества о Всевышнем он должен быть наблюдателем чистой пробы. Абсолютным наблюдателем. Потому что смешно предполагать, что при его-то суперкачествах ему была бы присуща какая-то воля и какие-то интересы. В сущности, что такое интересы и воля? Это стремление объекта изменить окружающий мир. А теперь скажите мне, на кой ляд Господу менять мир, если он, Господь, от него не зависит?

Вот и остается ему, этому виртуальному существу, лишь пассивно наблюдать за тем, что творится вокруг. Тем более что наблюдать гораздо интереснее, чем вмешиваться. Да согласятся со мной миллионы футбольных болельщиков — истинных любителей этой зрелищной игры, а не оголтелых фанатов, — что наибольшее удовлетворение приносит созерцание того, на что ты не можешь непосредственно повлиять. И бесконечно правы были те древние римляне, которые требовали от своих правителей две вещи, которые нужны любому человеку: хлеба и зрелищ.

Так что все, что мы можем себе позволить и что может обосновать наше существование, — это наблюдение.

И если бы я все-таки допускал возможность существования Бога, то представлял бы себе его Наблюдателем, бесстрастно созерцающим весь людской муравейник сразу и каждого муравья с его беготней, суетой и переживаниями в отдельности. Гротескно это можно было бы изобразить как огромное немигающее око, следящее одновременно за миллиардами экранов, на каждом из которых протекает чья-то жизнь. Неутомимый телеман, возлежащий на диване перед гигантским телевизором, который транслирует бесконечное множество каналов.

И если поступить так же (что я и делаю каждый день, только вот каналы приходится переключать вручную, и количество их ограничено), то этим можно заполнить пустоту, зияющую в нашей жизни.

Весь фокус в том, чтобы научиться не сопереживать увиденному на голубом экране. А люди часто допускают эту ошибку.

Помнится, когда я работал в одной конторе, со мной в одном кабинете сидела женщина, по возрасту годящаяся мне в матери. Первая половина дня у нее проходила в обсуждении с коллегами (кроме меня, потому что я всем своим видом показывал, что не разделяю ее мнения) разных телепередач, фильмов, концертов и ток-шоу. Разумеется, среди сотрудников обязательно находился оппонент, который вступал в спор с моей соседкой относительно художественных ценностей или морально-нравственных проблем, и спор этот, разгораясь, непременно переходил на личностные качества спорящих, а в итоге кончался выкриками: «Вот из-за таких, как вы, у нас в стране и нет порядка!», «Да вы сами-то на себя поглядите, чучело!», хлопанием дверьми, принятием успокоительного или сердечных капель и гадким осадком на душе у всех присутствовавших...

А ведь требуется-то от нас только одно: смотреть — и все! Не осуждать, не завидовать, не клеймить позором, но и не восхвалять, не защищать, не оправдывать...

Принимать персонажей зрелища надо такими, какие они есть. Без ярлыков и самодельных бейджей типа «этот — подлец», «а этот — дурак», «а вот эта особа — невесть что возомнившая о себе уродина».

Терпеть не могу оценок по образцу «нравится — не нравится»: «Тебе понравилась эта книга?» — «Безумно!» — «А как тебе такой-то фильм?» — «Неужели такое дерьмо может понравиться?!».

Если уж на то пошло, весь окружающий мир можно сделать предметом нашей оценки. Только от того, нравится он нам или нет, в нем ничего не изменится.

Почему-то в служебных характеристиках отсутствие у человека эмоционального отношения к тем или иным явлениям окружающей действительности полагается страшным пороком в виде «отсутствия собственного мнения». А что плохого в том, что индивид не воспринимает мир через шоры двухполюсной оценки «плохо — хорошо», «добро — зло», «нравится — не нравится»? Да его, наоборот, надо хвалить за мудрость!..

Итак, время летело незаметно, и не успел я оглянуться, как на дворе уже стояла ранняя осень.

В тот день с утра я сидел, как обычно, за компьютером, составляя очередной заказ в интернет-магазин. Ассортимент его ничуть не уступал обычным супермаркетам, вот только цены были немного выше, да надо было еще учитывать стоимость доставки. К счастью, из вещей мне почти ничего не требовалось. Одежды и обуви для меня вполне хватало из запаса пятилетней давности — ну и что, что носки или шлепанцы прохудились, а рубашки, в которых я ещё заканчивал школу, выцвели от многократной стирки и жали под мышками? И вообще, я с детства испытываю нездоровое пристрастие к старым вещам и очень долго привыкаю к обновкам. Алка не раз ругала меня за этот «хламизм», как она выражалась, но у меня рука не поднималась выбросить какие-нибудь протертые до дыр, штопаные и неумело зашитые джинсы, потому что я всегда считал, что одежда должна не красить человека, а создавать у него ощущение уюта и удобства...

Что же касается развлечений, то мне вполне хватало телевизора, Интернета и книг, которые частично остались от родителей (сестра забрала себе только наиболее «приличные» томики — собрания сочинений, красиво оформленные бестселлеры, красочные журналы мод и кулинарные издания), а частично были приобретены, когда у меня появился персональный депозитный счет в Сбербанке (в результате удачного раздела квартиры и последующих риелторских манипуляций мы с Алкой получили энную сумму доплаты и разделили ее, в точном соответствии с классиками сатиры,. не поровну, а по справедливости: сестре — две трети, мне — все остальное). Теперь необходимость. покупать книги отпала, потому что в Интернете существуют электронные библиотеки — либо полностью бесплатные, либо с чисто символической платой...

Покончив с заказом (стандартный набор — в основном полуфабрикаты и дешевые, но обладающие витаминами и прочими веществами, необходимыми для поддержания нормального тонуса, консервы из тунца), я щелкнул по значку корзины и тут же получил сообщение от программы-менеджера: «ВАШ ЗАКАЗ ПРИНЯТ И БУДЕТ ВЫПОЛНЕН В ТЕЧЕНИЕ СУТОК».

Покосившись на часы, я уяснил, что сегодняшний лимит времени пребывания в Сети, установленный мной с учётом своей платежеспособности, еще не исчерпан, и открыл один из новостных сайтов.

В глазах тут же зарябило от разноцветных рекламных баннеров, флэш-эффектов и броских заголовков.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать