Жанр: Научная Фантастика » Владимир Ильин » Профилактика (страница 82)


— Ладно, гнусный шантажист, твоя взяла. Уголовщина на сегодня отменяется. Дай-ка мне мобильник, я сам поговорю с шефом.

Глава 19

Голос у Ивлиева был хриплым — видимо, звонок вырвал моего шефа из крепкого сна.

— Ардалин, — сказал он, когда до него дошло, кто звонит, — я тебе завтра яйца с корнем выдеру за такие штучки! Тебе что, рабочего дня не хватило пообщаться с начальником?

— Извините, Петр Леонидович, — сказал я. — Просто дело очень срочное, и я подумал, что...

— Короче, мыслитель хренов! — раздраженно перебил меня Ивлиев.

— Короче, я нашел его.

— Кого? — не понял Ивлиев.

— Того, кого вы ищете вот уже двадцать с лишним лет. Омнипотента. Всемогущего. Человека, который может сделать мир прежним.

Антон, стоявший рядом со мной, на мгновение удивленно вздернул брови и открыл рот, чтобы что-то сказать, но, дотронувшись до меня, расслабился.

Он узнал, что я задумал. И если ничего не сказал против, значит, все будет хорошо.

Несколько секунд в трубке царило молчание, потом мой шеф необычно тихим голосом осведомился:

— Ты уверен?

— Абсолютно.

— Ну и где ты его выкопал? — обыденно спросил Ивлиев.

— Места надо знать, — усмехнулся я.

— Слушай, не сношай мне мозги! — взорвался он. — Если нашел — молодец! Хотя лично я думаю, что это такой же засранец, как тот пацан из Ржева! В любом случае, тащи его немедленно в Контору за шкирку — и все дела! Сдашь оперативному дежурному, а завтра разберемся...

— Не могу, Петр Леонидович, — возразил я. — Знаете старый анекдот, как мужик медведя поймал? А тут не медведь, а Всемогущий! И он на вашу... то есть, на нашу Контору плевать хотел с высокой колокольни! Никуда он ехать не собирается, и разговаривать на эту тему с ним бессмысленно...

— Ты где сейчас? — спросил Ивлиев. — Он рядом с тобой?

— Почти, — нарочно туманно сказал я.

— Но ты знаешь его данные? Имя, фамилию, адрес?

— Знаю. Пока.

— Что значит — пока? — заорал Ивлиев. — Что ты мне крутишь морковкой перед носом? Ты можешь нормально доложить, что там у тебя за чрезвычайная ситуация?

— Могу, — спокойно сказал я. — Значит, ситуация такая. Имеется человек, который обладает суперспособностью творить чудеса. Именно он в свое время вычеркнул смерть из списка атрибутов нашего мира. И только он может вернуть ее человечеству. Но у него есть два условия. Никто не должен знать про его дар. В том числе и особенно — сотрудники и руководство Профилактики. Это первое. А во-вторых, он требует, чтобы вы немедленно передали ему через меня Ярослава Лабыкина. После этого он сотрет у меня все воспоминания о нем и отпустит восвояси. Но пока омнипотент не получит Лабыкина, он будет удерживать меня в качестве своего заложника. Вот и все. Профилакт Ардалин доклад закончил.

— А на хрена ему понадобился Лабыкин? — с подозрением поинтересовался шеф.

— Откуда я знаю? Может, он с ним сожительствует...

— Блин, и тут эти «голубые»! — посетовал горестно Ивлиев. — Ну и что ты предлагаешь?

— По-моему, если мы отдадим ему Ярослава, то ничего не потеряем, — осторожно сказал я. — Все равно от Лабыкина особого толка нет. Причем желательно не тянуть кота за хвост. Завтра Всемогущий передумает и пошлет нас всех подальше...

Ивлиев долго молчал.

Вот что значит — человек со сна. Моему шефу и в голову не пришло возмутиться тем, что человек, которому, по идее, должна быть подвластна вся Вселенная, не может сам вызволить Лабыкина из застенков Профилактики.

— Ладно, черт с ним! — наконец сказал Ивлиев. — Посмотрим, чем эта хренотень кончится. Ты хоть проверил этого типа на вшивость? А то, может, какой-то гомосек наплел тебе три короба туфты, а ты и уши развесил?

— Обижаете, Петр Леонидович, — сказал я. — Это самый настоящий омнипотент, ошибка исключена. И чудеса у него настоящие, не какая-нибудь лажа в виде цирковых фокусов.

— Тогда пусть че-нить сотворит, чтоб я тоже поверил, — вдруг жестко сказал Ивлиев.

Я растерянно оглянулся на Антона. Тот, полуприкрыв глаза, словно всматривался в глубь себя. Потом шепнул мне: «Скажи, пусть подождет».

— Минутку, Петр Леонидович, — сказал я в трубку и нажал кнопку отключения микрофона.

— Говори, — обратился я к Антону, — сейчас он нас не слышит.

— Твой босс вышел из спальни на кухню, чтобы не разбудить супругу, — сказал Антон. — Сейчас сидит в одних трусах за столом и смотрит в окно, из которого открывается вид на проспект. Движения по проспекту почти нет. Однако через две минуты на перекрестке забарахлит светофор, и черный «Мерседес» воткнется в бок желтым «Жигулям». Используй это, а я буду давать отсчет времени...

— Значит, так, Петр Леонидович, — сказал я в трубку, отпустив кнопку блокировки микрофона. — Сейчас Господь Бог устроит вам показательную аварию на перекрестке, который виден из окна вашей кухни. Черная иномарка столкнется с желтыми «Жигулями». Вы готовы наблюдать?

— Ну, готов, готов, — проворчал Ивлиев. — Только там сейчас ни одной машины нет — родит он их, что ли? Но ты ему это не говори, — спохватился он.

Антон дважды резко сжал и разжал пальцы обеих рук.

Значит, осталось двадцать секунд.

— Та-ак, — сказал я. — Внимание... Приготовиться... Старт!

Несколько секунд в трубке было слышно только сопение Ивлиева. Потом он воскликнул:

— Ох, черт! Ну и замочились, голубчики!

— Теперь верите? — спросил я.

— Что-то у меня все равно возникают смутные сомнения, — задумчиво произнес Ивлиев: — Разве ж это

чудо — устроить ДТП? Откуда я знаю — может, он заранее подговорил своих дружков?

— И светофор из строя вывел, да? — укоризненно сказал я. — Петр Леонидович, не заставляйте Всемогущего сердиться. А то он сгоряча может такого натворить — всей планетой потом не расхлебаем!..

— Когда он хочет получить своего зассанца? — после паузы спросил Ивлиев.

— До рассвета.

— ...бнулся он, что ли? Сейчас уже три часа ночи! Или он думает, что я со сверхзвуковой скоростью летаю?

— А при чем здесь вы? — удивился я. — Вам достаточно позвонить в нашу Лабораторию и распорядиться, чтобы Ярослава выпустили за ворота, когда я подъеду. А уж я постараюсь успеть до рассвета...

— Не нравится мне все это, — заколебался мой шеф.

— Верьте мне, Петр Леонидович, — сказал я. — Я сделаю все, как надо. И тогда уже завтра сбудется то, о чем мы все мечтали.

— Как бы другое не сбылось: за что боролись, на то и напоролись, — загадочно проронил Ивлиев. — Ладно. Скажи этому своему импотенту, что мы согласны пойти ему навстречу. Но пусть он сделает свое дело не после того, как получит Лабыкина, а в тот момент, когда этот хренов уникум выйдет из Лаборатории. Скажи, что это — наше встречное условие.

— Секунду, — сказал я.

Вопросительно взглянул на Антона. Тот утвердительно кивнул.

— Заметано, — сказал я. — Правда, он надеется, что вы будете благоразумными, потому что он будет все видеть...

— Скажи ему, что Ивлиев никогда не был хитрожопым, — грубовато посоветовал голос в трубке. — И не надо пугать нас сказочками типа: «Не садись на пенек, не ешь пирожок»... А ты, Ардалин, постарайся сделать вот что. Пока будешь в своей памяти, запиши все, что знаешь об этом типе. Смерть — это, конечно, хорошо, но мы не можем допустить, чтобы этот тип безнаказанно разгуливал на свободе. Может, за тобой «хвост» пустить на обратном пути?

— Человек, от имени которого я сейчас говорю, возмущен вашими гнусными кознями, — сообщил я. — Он просит передать вам, что вы имеете дело не с каким-нибудь уголовником или террористом... И что его нельзя перехитрить или загнать в ловушку...

И отключился.


* * *


Улицы были пусты. Только изредка навстречу вспыхивали фары какого-нибудь возвращавшегося из ночного клуба или бара любителя «клубнички». А может, кто-то ехал из аэропорта, где встречал поздний — или наоборот, ранний — рейс. Или гангстеры творили свои делишки под покровом ночи.

Половина четвертого. В это время город словно вымирает. И если бы не радио, можно было бы подумать, что все человечество куда-то сгинуло до рассвета.

Я сморгнул, чтобы прогнать сон. Эх, надо было выпить кофейку покрепче перед выездом.

Покосился на Антона. Тот сидел рядом, прикрыв глаза и привалившись боком к дверце. Балдеет Всеведущий. Пользуется моим присутствием, чтобы впитать в себя знания о мире. Видать, даже внутренняя боль его отпустила, раз он такой довольный и умиротворенный.

— Интересно, — сказал я вслух, убавляя до предела слышимости музыкальную муру, которой потчевало ночных радиослушателей неугомонное «Авторадио», — когда с нами произойдет это, какими мы будем? И, кстати, как это должно реализоваться? Мы что — теперь всегда должны держаться друг за друга, все трое? Или мы превратимся в подобие сказочного дракона с тремя головами?

— Скоро сам все увидишь, — кратко отозвался Антон. — Не бойся, все будет гораздо проще, чем ты думаешь... Никаких сливаний в экстазе и прочих киноэффектов. Мы останемся такими же, какими были. За одним-единственным исключением. Мы уже не будем принадлежать этому миру, а, следовательно, он не сможет на нас воздействовать. А чтобы образовать Троицу, нам достаточно взяться за руки.

— А за ноги можно? — попытался пошутить я.

— Да хоть за... сам знаешь, за что, — грубовато ответил Антон. — Лучше прибавь скорость.

— А мы куда-то опаздываем?

Но мой спутник только молча сверкнул на меня глазами в темноте кабины, подсвеченной слабым светом приборной панели, и я догадался — так нужно.

— И все равно непонятно, — сказал я немного погодя» — Если мы останемся людьми со всеми прежними потребностями в еде, питье, воздухе... сексе, наконец, то как это увязать с твоим заявлением о том, что мир не будет воздействовать на нас?

— Ну, ты и зануда, Альмакор, — сообщил, ворочаясь на сиденье, Антон. — Успокойся, никто тебя не лишит ни жратвы, ни секса. Просто эти потребности станут для тебя как бы виртуальнами. Хочешь — удовлетворяй их. А не хочешь — все равно не умрешь... И вообще, не о том ты сейчас думаешь, Алик, совсем не о том...

— А ты о чем думаешь? — с вызовом поинтересовался я. — С чего начать перекройку нашего поганого мира?

Увлекшись разговором, я прозевал глубокую выбоину в асфальте, и машину тряхнуло так, что мы чуть не пробили головами потолок кабины.

— Вот черт! — выругался я сквозь зубы. — Кажется, я знаю, что надо сделать прежде всего. Чтобы все дороги в мире стали идеально гладкими.

— Понятно, — хмыкнул Антон. — А потом ты, наверное, сделаешь так, чтобы в мире не стало дураков, да?

— При чем здесь дураки? — не понял я.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать