Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Мико (страница 57)


Она лежала на узкой койке, прикрывая глаза рукой. Когда он вошел, ее губы слабо шевельнулись:

— Я, кажется, слышала выстрелы...

— На вашем катере забарахлил мотор. — Не стоило ей ничего рассказывать, да это было и не безопасно.

— Его больше нет? — спросила она про судно, словно маленькая девочка, которой стало жалко любимого плюшевого мишки.

— Да. Это та цена, которую нужно было заплатить за ваше освобождение.

Она убрала руки и взглянула на него.

— Он, собственно, и не был моим — я его не покупала. Кроукер кивнул и присел на койку, стоявшую напротив.

— Нам надо поговорить, Аликс. Дело касается вашей подруги Анджелы Дидион.

Аликс вздохнула.

— Опять эта Анджела...

— Я слышал крик, — сказал Кроукер, — я обнаружил труп. И я хочу найти ее убийцу.

Она поморгала глазами.

— Значит, все, что произошло здесь, сделано только ради этого?

— Кто-то не хочет, чтобы я нашел убийцу. Это плохо. — Он заколебался, задавать ли ей вопрос, который мучил его уже больше года, который вынудил его обратиться за информацией к Губастому Мэтти; вопрос, который привел его в Ки-Уэст, хотя его начальство и предупредило, чтобы он держался от этого дела подальше.

В горле у него пересохло, голосовые связки сжала спазма. До сих пор это было лишь его подозрением, и вот теперь он видит ответ в усталых зеленых глазах девушки.

— Ее убил Рафаэль Томкин? — Он не узнал звука собственного голоса.

— Томкин там был.

— Это не ответ.

Она долго смотрела на него, будто собираясь с духом. Лодка тихонько покачивалась на волнах, слабый запах рыбы, вяленой здесь с месяц тому назад, поднимался от надраенной палубы. Наконец она приподнялась и села.

— Давайте с вами договоримся, — прошептала она. — Вы увозите меня из Флориды туда, где я буду уверена в собственной безопасности, — голос ее дрогнул, когда она приготовилась сказать главное, — и тогда я расскажу вам все, что знаю о смерти Анджелы Дидион.

* * *

Если Минк ожидал от своего гостя бурной реакции, он был жестоко разочарован. Николас только сказал:

— Это управление занимается Советской Россией. Почему же вы вышли на Японию?

— Для вас нет ничего нового в том, что Япония стала нашим главным оплотом против коммунизма на Дальнем Востоке сразу же по окончании войны. Мы уже много лет прилагаем огромные усилия, заставляя их наращивать свой оборонный бюджет, что, добавлю, они и делают, медленно, но верно. — Он пожал плечами. — И кое-чего мы добились: в этом году они согласились на размещение ста пятидесяти наших новейших сверхзвуковых истребителей Ф-20 на базе в Мисаве.

Разговор стал напоминать тот, который состоялся у Николаса с Томкиным на прошлой неделе.

— По последним разведданным, на каждом из Курильских островов размещено не менее двух советских пехотных дивизий. Двадцать восемь тысяч солдат. И на одном из них находится советский командный пост, координирующий действия этих сил. — Минк подался вперед. — Процесс координирования их действий наблюдался со времени прибытия новых “МиГов”. Но я лично не думаю, чтобы он был связан с использованием сверхзвуковой техники. Их ввели только как защиту против наших Ф-20.

Если наши разведданные — а мы получаем их все больше и больше — нас не обманывают, то все гораздо серьезнее. Проверка подтверждает, что на этом участке сконцентрировано значительное количество военной техники, причем за довольно короткое время. — Минк отхлебнул сока. — И теперь мы чувствуем, что это наращивание военного присутствия — часть специальной военной программы по созданию мощного военного заслона в этой части земного шара, под защитой которого русские подлодки с оснащенными ядерными боеголовками баллистическими ракетами, способными достичь американского побережья, смогут действовать безо всякого опасения.

Николаса кинуло в дрожь.

— То, о чем вы говорите, безумие! Полный маразм. Мы все погибнем в этом случае, все без разбора. Вымрет три четверти человеческой расы. — Он покачал головой. — Я не могу в это поверить. Даже динозавры были разумнее.

— У динозавров не хватило ума, чтобы расщепить атом, — усмехнулся Минк. — Так что советую вам положиться на нашу информацию. — В глазах Минка зажегся задорный огонек. — Она абсолютно надежна.

Некоторое время Николас молчал. Снаружи доносился шум поливальных автоматов, напоминающий стук дождевых капель.

— Безусловно, это совершенно секретный материал, — сказал он наконец. — Но вот вы сообщили ее мне, человеку штатскому. Почему?

Минк поднялся, по-журавлиному выпрямив ноги. Он стоял у стеклянных дверей, опершись рукой о белый деревянный косяк и, казалось, целиком ушел в созерцание листвы.

— Советский Комитет госбезопасности, сокращенно КГБ, разделен на девять управлений, — начал он. Тембр его голоса изменился, и Николасу показалось, что мысли его далеко отсюда. — Каждое управление имеет специфические функции. Например, Первое управление занимается внутренними делами. Если вы попали в Россию и дали понять сотрудникам этого управления, что готовы пойти на вербовку, в один прекрасный момент вы вдруг окажетесь в желтом кирпичном здании на площади Дзержинского. — Минк помолчал, поглощенный собственными мыслями, потом продолжил: — Четвертое управление курирует все операции по Восточной Европе, Шестое занимается Северной Америкой, Седьмое — Азией. — Он круто обернулся к собеседнику. — Думаю, в общих чертах вам ясно: Курилы, благодаря тесному соседству с Японией, находятся и всегда находились в ведении Седьмого управления.

Минк пересек комнату и стал рядом с Николасом. Он

был так возбужден, что не мог усидеть на месте.

— Дней десять тому назад один из моих молодых дешифровщиков разгадал новый советский шифр “Альфа-3”. Шифры меняются еженедельно, так что объем полученной информации не так уж и велик. Однако он работал над “Альфой-3”, потому что с его помощью передаются только сообщения наибольшей важности.

Минк сунул руки в карманы брюк, будто не зная, куда их деть.

— Прежде чем я сообщу вам содержание этой шифровки, я должен объяснить, что в последние девять месяцев мы бросили наши лучшие силы на то, чтобы узнать, кто возглавляет курильскую операцию.

Логично было бы предположить, что это Рульчек, Анатолий Рульчек, начальник Седьмого управления. И действительно, мы засекли его посещения курильских командных постов — три или четыре раза за это время.

Но что-то во всем этом не так. ГРУ как-то уж очень зашевелилось, хотя, насколько я знаю Рульчека, он ненавидит ГРУ со всем фанатизмом служаки старого режима. К тому же я перехватил сообщение некоего полковника Мироненко, осуществляющего командование, пока Рульчек дома, в Москве, занимался бюрократическими склоками. Что же там такое происходит? — спросил я себя. Действительно ли все эти операции возглавляет господин Рульчек, и если да, то почему он уступил, хотя бы частично, свои полномочия ГРУ? Скажу вам со всей откровенностью, Николас, у меня есть очень сильное подозрение, что КГБ и ГРУ действуют здесь заодно. Но тогда мысль о том, что всем заправляет полковник Мироненко, мне кажется еще более невероятной. Курилы слишком серьезный объект, чтобы доверить их молодому полковнику.

— Так что же это все значит?

Минк присел, согнувшись, на ручку белого ротангового кресла. Мерно покачивая ногой, он продолжил:

— Вернемся к перехваченной шифровке. Там говорится о ком-то, кого зовут Миира. Ясно, что Миира — внедренный агент, регулярно поставляющий информацию. И от этого центр очень выигрывает.

Минк вынул руки из карманов и сцепил пальцы. Николас заметил, что руки у него мокрые от пота.

— Шифровка была послана с севера Хоккайдо и получена советским командным постом на Курилах. И это в то время, когда там всем заправлял Мироненко, а вовсе не господин Рульчек.

“Пора бы ему уже перейти к делу”, — подумал Николас.

— И что же было в той шифровке?

Нога Минка прервала на мгновение свое гипнотическое покачивание. Он кивнул, как учитель, одобряющий вопрос хорошего ученика.

— Сейчас мы к этому перейдем. Но сначала не откажите в любезности сказать мне, о чем говорит вам слово “миира”.

Николас на мгновение задумался.

— Если бы я мог видеть, какими иероглифами это написано, я бы дал вам точный ответ. А полагаясь только на слух, я могу предположить, что это нечто вроде японской мумии.

— Гм, мумия... — Минк, казалось, обдумывал это слово, как будто в нем значилось нечто, совершенно новое для него. — Мумия, вы говорите?

Не услышав ответа, Минк поднял голову.

— А я бы сказал, что это скорее похоже на “диг-даг”.

— “Диг-даг”?

Казалось, Минку доставило удовольствие, что он может объяснить что-то еще.

— Это — спортивная игра в галерее с разными уровнями. У нас есть подземное помещение, глубиной в два этажа, предназначенное для тренировки наших сотрудников. В этой игре человек должен рыть, рыть и рыть, все глубже зарываясь в землю, чтобы набрать достаточное количество очков для победы.

— Так вы полагаете, что тот, кого называют Миира, нечто вроде крота?

— В действительности так оно и есть. Очень похоже, не правда ли?

Миира сидит на месте и регулярно поставляет информацию. А Центр набирает очки.

— Но где же находится этот крот? — спросил Николас. — Шифровка дает вам ключ к разгадке?

Вместо ответа Минк встал и разгладил брюки на коленях.

— Скажите, вас никогда не удивляло, что мистер Томкин так настаивал на размещении будущего предприятия “Сфинкс” в Мисаве?

Николас утвердительно кивнул:

— Конечно, удивляло, особенно, когда это стало источником различных затруднений. Я советовал ему отказаться от этой идеи, так как это мешало нам провести окончательное слияние предприятий. Но он привел факты и расчеты, доказывающие целесообразность своего предложения.

— Вранье, — вежливо сказал Минк.

— Что?

— Все, что он сказал вам и людям Сато, — вранье. — Минк поднял руку. — Разумеется, все обосновано наилучшим образом, и все расчеты настоящие. Но вовсе не из-за этого Томкин выбрал Мисаву.

— Я вас не понимаю.

— Томкин настаивал на Мисаве по той же причине, почему Сато сопротивлялся на передаче Мисавы вам. Компания вовлечена в какую-то крупную операцию. Мы не знаем ничего, кроме названия: “Тэндзи”. Одно название черт-те чего стоит!

— И что бы ни представляло из себя это “Тэндзи”, оно создается в Мисаве?

— Да, мы думаем, что это так. Хотя у “кэйрэцу” есть там офисы — якобы для управления горнодобывающим концерном, мы располагаем достоверной информацией о том, что добывающая промышленность в Мисаве незначительна. — Минк, как истинный профессионал, сделал выразительную паузу после этого. — Я думаю, русские тоже добыли эту информацию, — присовокупил он.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать