Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Мико (страница 73)


Су уже пришел в себя и смог улыбнуться. “О, боги всех четырех сторон света, — безмолвно молился он, — сегодня вечером принесу жертву каждому из вас”.

— Я с вами, Нанги-сан, — сказал он, постаравшись правильно употребить английскую идиому. — Судя по всему, я буду упиваться этой работой. — На лице его вновь появилось озабоченное выражение. — Но не надейтесь, что я добьюсь очень больших прибылей, только не при нынешнем тревожном истощении наших фондов. Банк окажется на грани банкротства, если нам придется платить по векселям и другим долгосрочным вкладам. И даже если наплыва требований о возвращении вкладов не будет — да услышат нас все боги и сделают так! — все равно мы оправимся от застоя не раньше, чем через год, и только тогда я смогу создать хотя бы видимость развития.

— В этом нам должны помочь два обстоятельства, — невозмутимо проговорил Нанги. — Во-первых, не позднее, чем через трое суток мы должны получить дополнительный капитал, которым сможем распоряжаться.

— Могу я спросить об источнике этого капитала? — тотчас насторожился Су.

— Просто будьте готовы разумно разместить часть его, с максимальным оборотом за минимальное время.

Су уже качал головой.

— В этом большой риск. В нынешнем положении мы такое дело не потянем.

— Потянем, если учесть сведения, которые вы раздобудете в банке “Ройял Альберт”. — Нанги с улыбкой поднялся на ноги. — Садитесь им на загривок, мистер Су, подобно псу, оседлавшему огромного дракона. Помните ту скульптуру в храме? Пускай они идут на риск, делают всю работу, а вы тем временем пустите наши денежки в рост без всякого риска. — Он кивнул. — Мои поздравления! Для вас это большой день. Не сходить ли нам куда-нибудь отметить это?

* * *

Таня возилась с терминалом компьютера, когда пришла шифровка. Это была настоящая удача. Но если бы дежурил кто-то другой, что было более чем вероятно, он (или она) попросту отметил бы звездочкой неудобочитаемое послание, и по возвращении ее попросту отстранили бы от дел.

Все, что связано с “Рыбой-мечом”, как она в шутку называла эту операцию, было ее детищем. Она была главным координатором, в основном потому, что операция считалась скорее личным делом Минка, нежели работой.

Строго говоря, это было не совсем так. “Рыба-меч” была частью работы примерно до прошлого года. Уже тогда операцию надо было свернуть, за что Таня и ратовала. По сути, что касается остальных членов Красной Станции, да и всей остальной “семьи”, ее можно было считать свернутой. И лишь Минк и Таня знали, что это не так.

В этот миг, когда Таня узнала, что “Рыба-меч” перешла запретную грань и превратилась в личное дело, она стала вести себя очень настороженно. Одной из ее задач, тайной, а оттого еще более важной, стала охрана Минка. По ее мнению, он выбрал самое неудачное для такой операции время. Хотя она понимала, что, если к интересам дела примешиваются личные чувства, говорить о каком-либо “удачном” времени вообще не приходится.

Вот она и стала покровительницей “Рыбы-меча”, хотя и понимала, сколь безрассудно это предприятие. Есть вещи, которые можно хранить в холодильнике дольше других, но на свежем воздухе все скоро протухнет.

Поняв, что Минк не согласится свернуть деятельность, Таня сменила тактику, добиваясь, чтобы круг людей, вовлеченных в дело, был строго ограничен. Об этом тоже не может быть и речи, сказал Минк. “Рыбу-меч” невозможно посадить под замок.

Тогда она стала добиваться, чтобы работали только по восемь человек в две смены. Но Минк заявил, что и это “Рыбе-мечу” придется не по вкусу. Это стесняет свободу действий, сказал он. Таня тогда промолчала, зная, что в этом-то и заключается назначение “ящика”. Обычно он использовался для более серьезных дел, но можно было применять его и в отношениях с другими группами вроде “Рыбы-меча”.

И в конце концов она сделала то, о чем он просил ее с самого начала — поручила дело двум людям. Но она не хотела удовлетвориться этим и поддерживала постоянную связь. “Рыба-меч” была очень своенравной, и Таня хотела исключить любые ошибки. Она только раз позволила себе расслабиться, когда Минк спускался вниз. Он думал, что даже она этого не знала. Но она знала.

И вот теперь она внимательно следила за возникающими на экране терминала зелеными светящимися буквами; они деловито маршировали по нему ровными рядами. Получив все сообщение, она какое-то время вглядывалась в дрожащие значки, потом нажала кнопку расшифровки. Появилась фраза: “В САМОМ ДЕЛЕ?”, и она набрала шестизначное ключевое число-доступ в определенной последовательности, расшифровав сообщение, появившееся на экране. У нее была одна минута — ни больше ни меньше, — чтобы запомнить его. Если за это время она не нажмет клавишу “печать”, чтобы получить текст на бумаге, компьютер уничтожит шифр, словно его никогда и не существовало.

Таня побледнела, прочитав краткое сообщение, настолько ошеломившее ее, что она не успела решить, нажимать ей кнопку печатающего устройства или нет. Время вышло, и сообщение исчезло с экрана. Большого значения это не имело, коль скоро оно все еще стояло перед глазами чередой сверкающих значков.

В душе она прокляла Минка со всеми его личными неурядицами. После этой шифровки “Рыба-меч” превратилась из источника возможных неприятностей в источник неприятностей реально существующих.

Сочиняя ответ, Таня нажала кнопку “посыл”. Когда на экране

появилась только дата, она вспомнила, что коды меняются каждую неделю, и сегодня как раз вступает в действие новый. Значит, надо идти к Тони Теерсону.

Она встала и спустилась на два этажа вниз. Чудо-мальчик работал в пустовавшем углу этого этажа. Его уединение скрашивали нагромождения картонных коробок, деревянных ящиков, посылочных бирок и огромных рулонов бурой оберточной бумаги. И еще его шифровальные машины.

Хотя Минк заставил Теерсона работать над советскими шифрами “Альфа-3” почти сутки напролет, его дьявольский маленький мозг еще и разрабатывал собственные коды для Красной Станции. Теерсон говорил, что они не поддаются расшифровке, и Таня верила в это. Когда она подошла к нему, он сидел на армейской койке, которую попросил установить в своем рабочем уголке. Таня подозревала, что у Чудо-мальчика вообще не было никакой личной жизни, и он наверняка отсыпался тут же, в конторе. Кроме того, из-за разницы во времени между Вашингтоном и районами, по которым он вел радиоперехваты, в основном России и Азии, он предпочитал спать только урывками.

— Привет, — по своему обыкновению коротко бросил он.

— Кофе не хочешь?

Тони протянул ей голую руку. Он был в тенниске с надписью “Депеш мод” и линялых синих джинсах.

— Просто ширни меня в вену, доктор!

Таня засмеялась, подошла к кофеварке и наполнила две кружки.

— Трудная была ночь? — спросила она, вручая одну ему. Он отхлебнул крепкого кофе “френч-роуст” и застонал, зажмурившись от восторга.

— Напиток богов. — Он сделал еще глоток. — Да, я тут повозился, расшифровывая этот новый, мать его. — Он имел в виду “Альфу-3”. Тони отставил пустую кружку. — По правде говоря, я не думаю, что мне удастся разобраться в нем.

Он встал и потянулся, зевнув во весь рот.

— Боюсь, здесь снова такой же случай, — сказала Таня. Сама она едва прикоснулась к кофе, потому что пила чай. Но ей не хотелось показаться недружелюбной. А Чудо-мальчик снова застонал:

— Ты хочешь сказать, что еще одна неделя вот так и пролетит? О Бог мой! — Он запустил пятерню в волосы. — Мне бы сейчас душ принять.

— Сначала дело, а личная гигиена потом, — сказала Таня, ставя кружку. — Я сейчас на открытой линии.

— Понятно. — Теерсон залез в коробку с дискетами, вытащил одну и дал ее Тане. — Вот отличная штука.

— Да они все хороши, — сказала она, направляясь к двери. — Удачи тебе. Он кисло заворчал.

— Да уж, с этим монстром без везения никак нельзя.

Она ушла, увидев, как он натягивает наушники “уокмэн” и садится работать. У Чудо-мальчика дело всегда было на первом месте. Таня решила составить докладную записку для Минка с предложением предоставить Теерсону дополнительный отпуск.

Поднявшись к своему компьютеру, она вставила в машину дискету, которую дал ей Теерсон, и нажала клавишу “ввод”. Появилось слово “ЗАПОЛНЯЙТЕ”, и она отпечатала: “РЫБА-МЕЧ”. Подождав, пока цикл завершится, она ввела свой ответ. Компьютер автоматически использовал новый шифр, заменив в блоке входа старый код на новый:

“ЕЖЕЧАСНО СООБЩАЙТЕ ПОСЛЕДНИЕ СВЕДЕНИЯ. ГОТОВЬТЕСЬ ВСКОРЕ НАЧАТЬ ДВИЖЕНИЕ. В ПРЕДЕЛАХ 36 ЧАСОВ ПОЛУЧИТЕ ЗАМЕНУ. СВЕРНИТЕ “РЫБУ-МЕЧ”, КОГДА ОБСТАНОВКА СТАБИЛИЗИРУЕТСЯ И ВЫ БУДЕТЕ УВЕРЕНЫ, ЧТО ВИДИТЕ ЦЕЛЬ”.

Потом она пошла писать рапорт.

* * *

Николас сидел на каменной скамье без спинки в саду Сато. Он проторчал здесь около часа, с тех пор как ушли его хозяева. Он сделал вид, будто идет в свою комнату, дабы им не пришлось бодрствовать вместе с ним. Но он даже не потрудился раздеться, а просто подождал четверть часа и вернулся в опустевший сад.

Свет просачивался сюда бесконечно медленно. В каком-то смысле это огорчало, потому что прежде лишь холодное мерцание луны создавало игру света и тени и ничего не мешало наслаждаться благоуханием цветов. Теперь же, по мере того как мир делался зримым, ароматы приглушались.

Николас почувствовал чье-то присутствие за спиной. В этот миг человек переступил порог кабинета Сато и вышел на сверкающую гальку. Предрассветный воздух казался водянистым из-за белого тумана. Не было слышно ни звука, только щебетание птиц.

Николас знал, что это Акико, ему не было нужды оборачиваться или слышать ее голос. Их “ва” слились уже много часов назад, и этого было достаточно, чтобы Акико запечатлелась в его сознании. Система была одновременно и примитивной, и утонченной. Как сказал Акутагава-сан, городская жизнь напрочь вытравила это свойство у современных людей.

Благодаря “ва” Николас понимал, что Акико опасна. Он не знал, почему именно, не ведал, представляла ли она опасность конкретно для него. Но знал, что она была сэнсэем. Очень немногие люди были способны определить это по внешнему виду и отпечатку ее духа. Этого не могли сделать даже другие сэнсэи, лишенные умений и дарований Николаса. Но он мог.

— Николас-сан.

Ее низкий голос возбуждал его, и он приказал себе сохранять спокойствие. И все-таки пульс барабанил в висках, а кровь ударила в голову.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать