Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Мико (страница 8)


По традиции мужчины разом подняли маленькие чашечки и с удовольствием принялись за чаепитие. Николас улыбнулся украдкой, заметив, что Томкин слегка поморщился от горечи, которую почувствовал на губах после первого глотка.

— А теперь, господа, — Томкин неожиданно отодвинул от себя чашку и всем корпусом подался вперед, словно футболист, готовящийся рвануться в атаку, — приступим к делу.

Нанги, державший свое тело неестественно прямо, осторожно достал из внутреннего кармана платиновый портсигар и — словно пинцетом — двумя тонкими пальцами вытянул сигарету. Так же осторожно он щелкнул зажигалкой и глубоко затянулся. Затем повернул голову и выпустил дым сквозь широкие ноздри.

— Легче-легче, настырная обезьяна! — ехидно прошипел он по-японски и добавил, слегка усмехнувшись: — Не так ли выражаются англичане здесь, на Дальнем Востоке, мистер Линнер?

Николас возмутился, но виду не подал.

— Да, возможно... Старые колонизаторы пользовались этой идиомой, заимствованной из китайского...

— Искаженного китайского, — поправил Нанги.

Николас кивнул.

— Это было очень давно, Нанги-сан, — продолжал он, — времена изменились и принесли новые, более просвещенные взгляды.

— Что верно, то верно, — выпустил дым Нанги, раздосадованный тем, что ему нечем крыть.

Но тут в разговор вступил Сато, пытаясь увести разговор в сторону от скользкой темы:

— Мистер Томкин, вы и мистер Линнер только что прибыли в Токио. Ваш юридический советник мистер Грэйдон прибудет лишь завтра в одиннадцать пятнадцать. Может быть, пока мы обсудим только общие положения нашего объединения? Для обсуждения же деталей у нас будет еще предостаточно времени. Я...

— Процент, предназначенный для “Ниппон мемори” в условиях нашей страны, совершенно неприемлем, — перебил его Нанги. Он затушил окурок о край пепельницы и тотчас же раскурил вторую сигарету. — Это просто попытка ограбления в чистом виде.

— Принимая во внимание принципиально новую технологию чипа, которую “Сфинкс” согласен предоставить нам в случае успешного слияния, — произнес Николас прежде, чем Томкин успел открыть рот, — я не думаю, что долевое участие 51 — 49 является слишком высокой ценой. Подумайте об огром...

— Я банкир, мистер Линнер. — Голос Нанги был тверд, взгляд холоден. — Наш “кэйрэцу” владеет многими концернами, включая трастовые, страховые и торговые ассоциации, равно как и “Сато петрокемиклз”. И все они связаны между собой двумя факторами. — Он спокойно пыхнул сигаретой, будучи уверен, что инициатива снова в его руках. — Первое: все они зависят от денег, которыми их обеспечивает банк “Даймё”. Второе: все они ориентированы на высокий процент прибыли...

— Слияние обеспечивает достаточно высокий процент, Нанги-сан.

— Но не несет нам конечного капитала. Кроме того, мне почти ничего не известно об этих компьютерных чипах, — отрезал Нанги, как бы закрывая тему.

— Чтобы оценить важность того, что мы имеем, — спокойно продолжил Николас, — необходимо сперва обрисовать ситуацию в целом. Чип компьютерной памяти — это тоненькая пластинка кремния, которая, в свою очередь, состоит из множества микроскопических ячеек, содержащих определенные биты информации. Например, наиболее распространенный чип — “б4 килобайта RAM” — включает в себя шестьдесят четыре тысячи таких ячеек, расположенных на площади не большей чем площадь вашего ногтя...

Нанги, не вынимая изо рта сигареты, сидел, скрестив ноги и ничего не отвечая.

Николас продолжал:

— “RAM” — значит память свободного доступа. Это быстродействующие чипы, и поэтому они пользуются большой популярностью — ведь главное для компьютера — скорость. Проблема же состоит в том, что, когда выключается питание, эти чипы теряют всю заложенную в них ранее информацию, и их приходится программировать заново. Потому-то и были изобретены чипы типа “ROM”, обладающие нестираемой памятью. Это значит, что их ячейки либо пусты, либо заполнены постоянно, что является, естественно, их недостатком, — чтобы изменить программу, чипы необходимо извлечь из компьютера. Долгие годы мечтой компьютерных техников оставались такие чипы, которые бы и легко перепрограммировались, и не теряли информацию при отключении питания.

Перед тем как продолжить, Николас обвел взглядом присутствующих. Никто не выглядел скучающим.

— Не так давно наша электронная промышленность предложила частичное решение проблемы: “ERROM” — быстро-стираемый программируемый чип постоянной памяти. Единственная проблема — они менее оперативны, нежели чипы “RAM”. “Ксикор” — один из наших конкурентов — сделал еще один шаг в этом направлении. Он начал комбинировать “RAM” и “ERROM” затем, чтобы “RAM” мог выполнять все скоростные вычисления, а потом переводить полученные результаты в “ERROM”, непосредственно перед тем, как будет отключено питание. Но подобные тандемы громоздки, дорогостоящи и все еще не способны выполнять весь комплекс необходимых операций. Более того, дисковые системы хранения информации, при всей своей архаичности, ничуть не уступают им в оперативном плане.

Николас сложил руки на коленях и сконцентрировался на банкире:

— Иначе говоря, Нанги-сан, гибкий, не утрачивающий информацию чип, который совершил бы революцию в компьютерной сфере, до сегодняшнего дня изобретен не был. — Глаза его загорелись. — До сегодняшнего дня, Нанги-сан. “Сфинкс” же сделал невозможное — его сотрудники разработали технологию подобного чипа. С результатами испытаний, проходивших, кстати, в лабораториях “Сато

петрокемиклз”, вы можете ознакомиться в любую минуту. Мы же предлагаем вам этот чип на эксклюзивной основе. Естественно, изобретение такого масштаба не может долго оставаться эксклюзивным — неизбежно последуют имитации. Но пока что мы имеем достаточно времени для успешного старта, столь важного для завоевания рынка. Пока другие концерны будут биться над разгадкой схемы чипа, наши заводы уже полным ходом будут выполнять заказы.

— Что и послужит источником ваших прибылей, — добавил Томкин. — В течение двух лет они возрастут до ста пятидесяти миллионов долларов...

— То есть тридцати шести миллиардов шестисот шестидесяти миллионов иен, — перебил Нанги. — Не пытайтесь обучать меня основам финансирования, мистер Томкин! — Небрежным жестом он погасил окурок о край пепельницы. — Оценки эти ваши, а не наши, и астрономичность их представляется мне сомнительной.

Томкину уже явно осточертело упрямство старого банкира, и он обратился непосредственно к Сато:

— Послушайте, Сато-сан! Я приехал сюда с твердой решимостью заключить сделку. В любом деле неизбежны трудности, и я готов к конструктивному их обсуждению. Но здесь я слышу такую чушь, что мне кажется, будто я присутствую на заседании МИТИ.

— В свое время Нанги-сан был в МИТИ первым заместителем министра, — осклабился Сато, — а семь лет назад он создал банк “Даймё” и, разумеется, “Сато петрокемиклз”.

— Я не удивлен, — ехидно усмехнулся Томкин. — Однако мне очень хотелось бы убедить его в том, что это не тот случай, когда иностранный хищник посягает на экономический баланс Японии. У каждого из нас есть то, что необходимо соседу. У меня — товар, у вас — возможность его воспроизводства. Это выгодно для всех! — Он перевел взгляд на неподвижную фигуру банкира. — Вам понятно, Нанги-сан?

— Я прекрасно вас понял, — ответил Нанги, — но я также понял и то, что вы приехали сюда для того, чтобы отхватить изрядный кусок собственности нашего “кэйрэцу” в Мисаве, а также порядочный кусок земли, которая уже предназначена для расширения “Нива минерал майнинг”. Но земля здесь чрезвычайно дорога, что не могут представить себе такие, как вы, по-сибаритски развалившиеся на своих обширных владениях с виллами, бассейнами и конюшнями. Вы просите нас отдать вам эту землю и ждете, что мы внемлем вашим просьбам. Но, спрашивается, ради чего? Ради пресловутой “технологии будущего”? Но решит ли эта технология наши земельные проблемы? Сделает ли она Японию более независимой от богатых нефтью стран, мечтающих обобрать нас до нитки? Освободит ли она нас от гнусной обязанности перед Соединенными Штатами служить заслоном от коммунизма на Дальнем Востоке?

Нанги выпрямился, как змея, приготовившаяся к нападению:

— Времена изменились, мистер Томкин. И мы давно уже не являемся вашим поверженным противником, обязанным слепо подчиняться любому приказу.

— Да выслушайте же вы меня внимательно! — Томкин еле сдерживал свои эмоции. — Я принес вам ключ к миллионам, а вы проповедуете мне тут какую-то чушь. Я бизнесмен, а не политик, ясно? И если вы затянете переговоры, мне придется подумать о других партнерах. О “Мицубиси” или “Тошиба”, например.

— Попытайтесь и вы нас понять, — спокойно отреагировал Сато на гневную эскападу Томкина. — Нам очень сложно действовать в сложившейся ситуации. Япония не имеет таких просторов, какие имеют Соединенные Штаты. Отсюда совершенно другое отношение к иностранным компаниям, зарящимся на кусок японского пирога.

— Но в том-то и дело, — парировал Томкин, — что я не интересуюсь Японией как таковой. Я думаю о мировом рынке. И вам должно думать о нем. Вы же вместо этого решаете проблемы каких-то “гарантий”, хотя “гарантии” эти не что иное, как барьеры на пути к мировому рынку. Мне кажется, вам пора покончить с затянувшимся “экономическим детством” и стать наконец мощной державой.

Нанги остался равнодушным к тираде Томкина.

— Если то, что вы именуете барьерами, будет уничтожено, результат окажется весьма плачевным. В этом случае объем американского импорта в нашу страну увеличится более чем на восемьсот миллионов долларов. Даже вы, мистер Томкин, не станете отрицать, что эта сумма далеко не капля в море торгового дефицита вашей страны.

Лицо Томкина стало багровым, как помидор:

— Ребята, я думаю, вам все-таки пора взяться за ум. Ваша ограничительная политика изолирует вас от мирового сообщества. А ведь промышленность Японии чрезвычайно зависима от иностранных энергоносителей. Так прекратите же наводнять свой внутренний рынок исключительно товарами местного производства! Откройте его и для нашей продукции, иначе в скором времени вы превратитесь в процветающих сирот.

— Почему вы так ненавидите японцев? — холодно спросил Нанги. — Потому что они производят более качественные товары? Потому что эти товары имеют на американском рынке куда больший спрос, чем ваши собственные? Не ухмыляйтесь, мистер Томкин, — это объяснение звучит не так уж и смешно. Мы делаем вещи, которые и лучше и дешевле, чем те, которые выпускаете вы. Американцы верят в наше “ноу-хау” сильнее, чем в обещания ваших компаний.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать