Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Мико (страница 80)


Джеймс не знал, кем на самом деле был этот ублюдок, но поклялся себе, что скоро выяснит это. В регистратуре гостиницы он справился о Бристоле, посчитав, что этот ублюдок не станет менять имя на этом этапе, но ошибся. Ему ответили, что сегодня у них не останавливался ни Текс Бристоль, ни какой-либо Бристоль вообще.

Голубой монстр пустился в объяснения, присовокупив к словам сотню долларов, показав какой-то значок и разыграв целое представление: он, мол, частный сыщик, расследует дело об измене, вот и описание этой парочки, дело-то пустяковое, просто надо оформить бумаги на развод. И дальше в том же духе. Так ему удалось узнать номер их комнаты. Одной на двоих.

“Уютно устроились, — подумал Джеймс. — И что такого есть у этого гада, чего нету у меня?”

Джесс Джеймс поднялся на четвертый этаж.

* * *

Кроукер только что вышел из душа. Он чувствовал себя помолодевшим лет на тридцать. Насухо вытершись полотенцем, он натянул легкие слаксы, темно-синюю тенниску с надписью “Нет на свете мест лучше Ки-Уэст”, выведенной по трафарету зелеными буквами на груди, и свои потрепанные кеды, которые брал с собой в ванную.

Аликс надела обрезанные джинсы и розовую шелковую рубашку с короткими рукавами. Поджав пальцы голых ног, она полулежала на двух подушках и читала книгу в бумажной обложке, купленную в придорожном кафе, где они закусывали.

— Эта книжица ничем не лучше жратвы, которую нам сегодня подали, — сказала она, отбрасывая книгу прочь. — Вампиры на южном побережье Штатов. Кто тут кого дурачит?

И в этот миг входная дверь распахнулась с треском, похожим на винтовочный выстрел.

* * *

Сато обнаружил своего гостя в саду. Под дождем.

— Мой дорогой друг, — крикнул он из своего сухого и уютного кабинета, — вы же там простудитесь и умрете.

Николас ответил не сразу. С поникшими плечами сидел он на каменной скамье, глядя на раскачивающиеся ветви самшита. Жирная серая птичка-ржанка горделиво сновала туда-сюда по сухой полоске ветки возле самого ствола. Она то и дело вскидывала головку, и ее свирепый взгляд, казалось, посылал проклятия мерзким стихиям.

Сам Николас вряд ли вообще замечал сырость вокруг. Его кимоно промокло до нитки, не осталось ни одного сухого клочка. Но это не имело значения. Теперь он знал, что Акико и Юко были разными существами. Больше он не мог обманываться. Выражение лица могло солгать, как и произнесенные шепотом слова, и даже быстрый взгляд, исполненный понимания. Но тело — это совсем иное. Реакция на какое-нибудь интимное прикосновение, расслабление, отклик — это было уникальным. Такое невозможно сыграть.

Невыразимая печаль наполняла его при мысли о том, что он снова потерял ее. Ну конечно, она никак не могла остаться в живых. Логика подсказывала, что она умерла от рук Сайго, как он и признался Николасу, наслаждаясь каждым словом и тем, какое действие оно оказывает. Речь-то шла о его ненавистном двоюродном брате.

И все же Николас, возможно, впервые в жизни, не хотел следовать логике. Отчаянная надежда взяла верх над знанием и разумом. Он не знал, смеяться ему или плакать.

И он презирал себя за наслаждение, полученное от этого прелюбодеяния. Пусть Акико — не Юко, все равно он занимался с ней любовью не только на уровне телесного совокупления. Кто она такая, почему так похожа на его пропавшую возлюбленную — все это было пустяком в сравнении с мыслью о том, что он открыл ей свое сердце. Если она не Юко, может ли он любить ее? Какие чары сделали это возможным? Или, быть может, некая живая частица Юко каким-то образом поселилась в душе Акико? В любом случае он чувствовал себя грязным, недостойным самого себя. Эта ошибка вывела Николаса из равновесия, а без равновесия он был беспомощен в этом безумном мире.

— Линнер-сан?

Он услышал голос Сато, перекрикивавший шум ливня. А потом Сато оказался подле него и набросил на его плечи прозрачное пластиковое покрывало.

— Созерцание должно согласовываться со стихиями, которые оно почитает, — сказал он тихо. — Я оставлю вас одного.

— Нет, Сато-сан, пожалуйста, не уходите.

Николас внезапно захотел общества. Он и так чувствовал себя слишком одиноким, почти брошенным. Все его юношеские грезы исчезли. За то время, пока гремел гром, безумная надежда умерла.

“Но во что превращается человек без надежды?” — подумал он.

— Этот сад прекрасно успокаивает в любое время суток! — сказал Сато. Он открыл было рот, чтобы продолжить, но снова закрыл, потому что в небе грянул гром. Подождав, он сказал: — Я часто думал, что гром — это крики богов. Из-за грозы я нынче утром проснулся рано. Я дремал, прислушиваясь к ее стенаниям. Почти как человек, вам не кажется?

— В самом деле, очень по-человечески, — сказал Николас и подумал, что должен сознаться, вновь обрести душевный покой. — Сато-сан...

— Китайцы обучили наших предков геомантии, — сказал Сато, опережая Николаса, — чтобы мы могли вечно оставаться в гармонии с силами природы. Мы не тигры, как бы нам ни хотелось. Но и в нашем ничтожном состоянии есть некое совершенство, к которому мы, обычные люди, можем лишь стремиться.

Он взглянул на Николаса сверху вниз своими подернутыми влагой добрыми глазами. А потом неожиданно положил руку ему на плечо.

— Может быть, вы теперь войдете и позволите мне заварить для вас чаю?

* * *

Глядя, как прямая,

словно шомпол, спина Русилова исчезает за стальной дверью, Проторов подумал: как же так, почему после стольких лет ревностного служения идеологии он вдруг дал такой крен в сторону личной жизни? Он не обзавелся семьей и, разумеется, видел в этом доказательство своей беззаветной преданности делу окончательной победы идеалов коммунизма во всем мире.

Но теперь у него был Русилов, как же это случилось? Сильные чувства к этому молодому человеку сделали его уязвимым. А ощущение уязвимости пугало.

Виктор Проторов уже восемь лет ничего не боялся. С тех пор как умер его старший и единственный брат. Проторов в то время был главой Первого управления, ответственного за внутреннюю безопасность в России. Создать неприступную вотчину внутри Девятого управления, цитадель, из которой в должное время будет нанесен удар по внешнему миру, чтобы его родина сделала шаг вперед, к общей победе, — это ему еще предстояло.

Зима в том году выдалась особенно суровая, день за днем валил густой снег, Проторов руководил многими операциями, и все были важными. Тогда он еще не набрался решимости просить дать людей его не полностью укомплектованному управлению. Он научился обходиться тем, что имел. Однако острая нехватка людей и суровая погода вынудили его лично наблюдать за ходом слишком большого числа операций. В итоге его занесло на север, далеко от Москвы, а тут как раз привезли Минка. Проторов знал, что Минк в России, и отчаянно хотел схватить его. По счастливой случайности поймали его довольно быстро, и он уже был на Лубянке, когда брат Проторова, всего лишь лейтенант, хотя он был тремя годами старше Виктора, узнал о том, что Минк там.

У Виктора Проторова дела всегда шли лучше, чем у Льва — ив учебе, и в общественной жизни. Проторов знал, как следует говорить с людьми, знал, как сдавать экзамены, уяснил для себя, кем ему хотелось быть. А Лев всегда был этаким мечтателем, стоявшим на распутье и не знавшим, куда направить стопы. Он всегда боялся дать маху. И дал. В тот унылый день, когда валил снег.

Хотя сообщение о захвате Минка было отправлено Виктору Проторову до омерзения ненадежной телеграфной связью. Лев отправился на Лубянку, чтобы самолично допросить шпиона. Ему, несомненно, хотелось доказать младшему брату, что есть вещи, которые он умеет делать не хуже и без посторонней помощи.

Но это ему не удалось. Минк как-то скрутил его и, используя как заложника, вырвался на свободу. А потом он убил Льва прямо на снегу, будто мясник.

Тело так и лежало в снежной круговерти, все боялись притронуться к нему, ждали приезда Проторова. Когда через несколько часов Виктор вернулся в Москву, крови он почти не увидел, она застыла на морозе. Тем не менее, в левом виске Льва зияла рана — там, где пуля пробила череп. Проторову не хотелось осматривать рану на затылке брата: он знал, что выходное отверстие выглядит куда страшнее входного. Но он заставил себя перевернуть тело Льва и взглянуть на кровавое месиво. Снежинки, прилипшие к векам, мешали ему, но Виктор все смотрел и смотрел, даже после того, как отдал приказ начать облаву на Минка и сбежавшую с ним вместе Таню Владимову.

Возможно, именно тогда Проторов впервые подумал, что семейная жизнь чревата слишком уж большими страданиями. Быть может, именно в тот миг он и решил, что не будет заводить семью. Ибо чувство потери и ужасающей уязвимости было непреодолимым. Он вдруг возненавидел американца по имени Минк. Он никогда не думал, что способен так ненавидеть другого человека.

Спустя полгода он расконсервировал важного, глубоко законспирированного агента, чтобы тот прикончил жену Минка, которая спала, одинокая и уязвимая, в их доме в маленькой деревушке в штате Мэриленд. Один пистолетный выстрел в упор непременно в левый висок. И Проторов, и Минк прекрасно знали, что это значит. Но и этого Виктору было мало, а посему их война продолжалась. И не было ей конца.

И Проторов вздохнул, оставшись один в своем кабинете, запрятанном глубоко в недрах здания. Он сдвинул очки на лоб и растер ладонью лицо. Проторов почувствовал, что вспотел. Хотя Тэнгу, его второй агент в “Тэнсин Сёдэн Катори-рю”, и был убит, у его дублера, последнего агента, оставшегося у Проторова в этом районе, дела шли успешно. В какой-то степени Проторов потерпел неудачу, но пока не сознавал ее отдаленных последствий.

Зажужжала маленькая шифровальная машина, готовясь расшифровать код “Альфа-3”. Его спутник-шпион снова собирался что-то ему шепнуть.

* * *

Кроукер схватил тонкое запястье Аликс и рванул изо всех сил. Он услышал, как она вскрикнула от боли и удивления, когда почувствовала, что он с силой оттолкнул ее к дальнему краю кровати, от греха подальше. Одновременно его рука метнулась под кровать, где лежал пистолет. Почти не целясь, он выстрелил в лампу, и свет в комнате погас.

Теперь только из коридора сквозь дверной проем просачивалась полоска света, теснившая сумрак. И в самой середине этой полоски мелькнула тень, мотнувшаяся в комнату.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать