Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Мико (страница 90)


Ненависть вспышкой пробежала по лицу Сайго, придав ему сходство с горгульей. Сколько ненависти, подумалось Акико. Она пожирает его изнутри. Ненависть была ей хорошо понятна.

Возможно, именно в эту минуту она постигла родство их душ. Акико и Сайго. Предназначены друг для друга?

Чуть погодя лицо его приняло прежний вид, он смог говорить, но, как ни странно, ничего не сказал о происшедшем.

— Ты ждала? — произнес он.

— Но ведь именно этого ты хотел?

Акико посмотрела ему в глаза — они были как неподвижные камни на дне спокойного озера. Если правда, что глаза — зеркало души, то Сайго явно был рожден без нее. Она не увидела в его глазах ничего живого, только вихрь эмоций, мертвый груз, как труп на виселице.

Сайго кивнул, и она поняла, что он доволен. Скорее всего, полагал, что оплеуха сделала ее уступчивой. Полагал ошибочно. Другой человек подобного типа на его месте расслабился бы, но он — нет. Акико заметила это.

— Поздно, — сказал он. — Пора уходить. Одевайся.

Он не отвернулся, когда она снимала свою “дзи”. Раздеваясь, она чувствовала на себе его застывший взгляд. Акико не стыдилась своего обнаженного тела, как большинство японцев. Но все же она ощутила присутствие Сайго, его испытующий взгляд.

В его взгляде не было похоти, по крайней мере в смысле обычного вожделения. В этом она разбиралась. С другой стороны, он и не разглядывал ее с холодной оценивающей пристальностью, и это имело для нее некое значение. С таким человеком ей никогда не приходилось сталкиваться прежде.

Полностью раздевшись и обтеревшись полотенцем, она встала лицом к нему.

— Что тебя так занимает? — С этими словами она закинула полотенце на плечи так, чтобы ничто не ускользнуло от его внимания.

— Если ты имеешь в виду секс, — сказал он, — то у меня сложилось свое мнение на этот счет.

Он вглядывался в ее тело ниже пупка, возможно, смотрел на вьющиеся блестящие волосы на лобке.

— Я не отдаю этого так просто, — сказала она. — Почему ты думаешь, что я отдамся тебе?

— Ты совсем голая, верно? А меня почти не знаешь.

— Если бы я, такая, как есть, знала бы тебя хорошо, — она пристально посмотрела на него и продолжила, — шансов у тебя не прибавилось бы.

— Ты хочешь сказать, что это не предложение?

— Если ты хочешь меня, это твоя проблема, — сказала она, натягивая на себя одежду. — Ты не позволил остаться мне одной, чтобы переодеться.

Мгновение он смотрел на нее, потом резко отвернулся, шагнув к металлической двери, отпер ее и принялся откреплять квадратный знак “рю” от двери. Он отложил его в сторону и начал покрывать дверь лаком так, чтобы не осталось никаких следов этого знака.

Акико брало любопытство, но она знала, что лучше не спрашивать его, почему он решил позаботиться о том, чтобы стереть все следы пребывания “рю” в этом здании. Поскольку эта дверь на третьем этаже была единственной, которая вела вниз на улицу, возможно, именно это его и беспокоило.

Одевшись, Акико подняла свою сумку и вышла, пройдя мимо него.

Она внимательно наблюдала, как он запирает дверь на висячий замок.

— Мне негде остановиться, — сказала она. Он вынул из своего кармана ключ и дал ей.

— Там есть лишняя спальня, — сказал он. — Не трогай ничего в доме. — Он написал ей адрес. — Дождись меня. Я не знаю, когда вернусь.

Три недели спустя они гуляли в пригороде, среди мандариновых рощ. Большая часть южной половины острова оставалась земледельческой и, казалось, хранила обычаи старины. Сайго сказал, что ему это нравится.

Даже здесь, далеко на юге, сверкающий снег лежал достаточно толстым слоем, он похрустывал и звенел под ногами мелодично, словно фарфор Мин. В лунные ночи он матово светился во тьме.

Их дыхание плыло в воздухе, слова вылетали изо рта клубами пара, сплетаясь друг с другом, как цепочка островов.

Многое переменилось в жизни Акико за это время, и ей очень хотелось знать, изменилось ли что-нибудь для него. С любым другим ответ был бы известен.

Это началось три недели назад. Тогда он вернулся домой поздно ночью, открыв дверь в полной тишине. Акико дремала, но его поле сразу проникло в бета-уровень, где бодрствовал ее дух, пока ее сознание спало.

Она открыла глаза и мгновенно стряхнула с себя дремоту. Она знала в себе такую способность, но других это часто смущало.

Сайго, стоя в тени у двери, произнес:

— Ты спала?

— Нет. Ты хотел, чтобы я подождала тебя. Я ждала.

Он бесшумно вошел в комнату, и она почувствовала, как его поле — неуправляемая эманация озлобленного ребенка — проникло в нее. Она не отшатнулась, вообще не сделала никакого движения, ни единым намеком не выдав того, что поняла его намерение. Сделать так — означало бы потерять власть над ним. Кроме того, это могло бы его напугать, чего она не могла себе позволить.

Ударив ее и утолив свою слабость, он сказал:

— Я оставил там свою ношу. Сходи и принеси.

Его голос был совершенно спокоен.

Акико встала и пошла к двери. Проходя мимо Сайго, она почувствовала, что душа у него вялая, как у сытой змеи. На ступеньках она, к своему удивлению, обнаружила молодую девушку, примерно одного с собой возраста. Девушка лежала возле двери и вся дрожала. Обхватив ее рукой, Акико повела девушку в дом.

Девушка споткнулась о порог и, падая, тяжело повисла на руках Акико, которой пришлось протащить ее три или четыре ступеньки.

Девушка понемногу приходила в себя. В теплом свете лампы Акико разглядела ее. Лицо красивое, но такое же вялое, как дух

Сайго. Зрачки больших глаз расширены, сквозь полуоткрытые губы вылетают невнятные звуки.

— Она под воздействием наркотиков, — сказала Акико.

— Вот именно.

Слова Акико Сайго воспринял так, будто она сообщила ему, что девушка — японка.

— Уложи ее в постель, — бросил он небрежно. — Она будет жить с тобой в одной комнате.

Акико молча выполнила его приказание. Уложив девушку на ватный футон, заботливо укрыла ее шерстяным одеялом и вернулась в гостиную. Посмотрела на Сайго. Он опустился на татами; засыпанное снегом пальто торчало на нем, как замороженная лилия, голова была опущена, подбородок касался груди, глаза полуоткрыты.

На мгновение Акико пришло в голову, что если она хочет завоевать Сайго, то лучшего момента нельзя и придумать: он в полном кё.

Но он вдруг вскинул голову и пристально посмотрел на нее, словно змея, готовая ужалить.

Акико мгновенно почувствовала опасность и, отогнав прочь мысль о том, чтобы предпринять наступление, опустилась перед ним на колени, положив на них руки ладонями вверх.

Глаза его погасли, и вскоре он уже спал. Она тоже задремала и проснулась лишь перед рассветом. Напротив спал Сайго, его дыхание было глубоким и ровным. Она все еще не могла понять, как же он относится к ней.

Работать в додзё было чрезвычайно трудно. При ее появлении жизнь здесь сразу замирала. Все были вежливы с ней, но, если она находилась рядом, гармонии не было, и никто не понимал этого лучше, чем она сама.

Она чувствовала, что сэнсэй не доверяет ей, а ученики — не любят и не хотят ее принять. Она никогда не чувствовала себя такой одинокой, полностью отрезанной от всего и всех, словно она айсберг в тропиках, который солнце забыло растопить. Если она и существовала для всех них, то только как надоевшая, незаживающая рана.

Они хотели, чтобы она уехала, и она знала это. Но все еще отказывалась подчиниться их объединенной воле. Мужчины никогда не властвовали над ней, и она вовсе не собиралась позволить им этого сейчас. Она боролась с этим, может быть, с самого рождения. Ее воля была осенена страшной тенью катана — меча чести. Неужели они действительно думают, что смогут сломить ее?

Но как же они старались! Для начала сэнсэй поместил ее в группу самых слабых учеников, юношей, постигающих “рю”, как полагала Акико, в течение примерно шести месяцев. Она быстро и поразительно точно оценила их возможности. Все они были уровнем ниже, чем она. Это была намеренная пощечина. Но вместо того, чтобы позволить себе страдать от унижения, она приняла решение использовать это к своей выгоде.

Как любой ученик-новичок в “рю”, она молча просидела в течение всего урока, внимательно и сосредоточенно наблюдая за действиями сэнсэя, показывающего в конце, в качестве примера, наступательно-оборонительную комбинацию.

Всему этому Сунь Сюнь уже обучил ее, она овладела этим год назад. Но Акико постаралась придать своему лицу выражение полного неведения и была удовлетворена тем, что ученики, судя по их поведению, поддались на ее обман.

Когда дело дошло до отработки приемов, сэнсэй поручил ее одному из учеников. Еще одна откровенная пощечина: все прочие ученики отрабатывали приемы непосредственно с сэнсэем. Ей дали полированный деревянный шест, может быть, в половину толщины боккэна — деревянного меча кэндо, используемого для обучения, — ив три раза длиннее. Она устроилась на полированном деревянном полу, окруженная деревом, специально сосредоточившись на нем, восприняв от него качества, особенно ценимые японцами: гибкость и прочность.

Войдя в синки киицу и вытянув шест во всю длину, она легко сбила с ног атакующего ее ученика.

В наступившей тишине сэнсэй послал к ней следующего юношу. Результат был тот же, она лишь изменила прием. Тогда сэнсэй выставил против нее сразу двух учеников: Акико, все еще коленопреклоненная, смотрела прямо перед собой. Она не повернула головы, чтобы узнать, где находится и что делает второй ученик. Синки киицу направляло ее, обе руки сжимали деревянный шест легко, но крепко, в самом центре; ей было необходимо сохранить точку опоры, а баланс играл критически важную роль.

Она оставалась в прежнем положении, не очень выгодном, так как не могла использовать ноги. Но зато она могла свободно владеть торсом. Сконцентрировавшись на пустоте, она почувствовала позади себя движение. Шевельнула плечами, опустив правое и увеличив таким образом инерцию, что сделало ее более сильной. Шест просвистел в воздухе, сильно ударив ученика и заставив его отлететь в сторону.

Противоположный конец шеста — сейчас опущенный — начал движение вверх, и как раз в тот момент, когда второй ученик достаточно приблизился, его закругленный конец, подскочив, легко воткнулся в шею юноши. С ошеломленным лицом тот тяжело осел на ягодицы.

Только тогда она позволила себе слегка расслабиться и осмотреться. Однако она ошиблась, рассчитывая, что теперь сэнсэй будет бороться с ней лично. Он приказал ей подняться и, взяв у нее шест, указал им в направлении комнаты, где занимался класс Сайго. Он посылал ее в группу другого сэнсэя, человека со свирепым лицом, меченным оспой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать