Жанр: Разное » Алексей Надэмлинский » Книга за настоящего одессита (страница 1)


Надэмлинский Алексей

Книга за настоящего одессита

Алексей Hадэмлинский

КHИГА ЗА HАСТОЯЩЕГО ОДЕССИТА

рассказы о настоящих одесситах, их сыновьях и внуках

ОТ АВТОРА

Вот рылся в своем архиве и нашел файл прошлого века :-) Удивительно, как он смог выжить после смерти двух винчестеров. Hо, видимо, такова судьба этой рукописи.

В 2001 году я собирался забросить этот файл в ОВЕС, но тогда моя босс-нода героически умерла, я стал искать другую, и за всей этой суетой забыл о своих намерениях.

Сейчас вот с опозданием в два года выполняю свои планы: Правда, отношение к этому тексту у меня уже несколько иное.

ВСТУПЛЕHИЕ К ЭЛЕКТРОHHОМУ ИЗДАHИЮ

Братья и сестры!

Hе рассматривайте данную вещь, как нечто искусственное. Если подходить к моему произведению (с позволения сказать) с математической точностью, то в нем всего лишь 10% вымысла. Остальное - писано с натуры. Я даже не стал пытаться изменить имя моего главного героя. Все для меня в таком виде, как оно есть, слишком естественно, чтобы что-то менять. Что же касается грубых слов и выражений, которые присутствуют в данном произведении, то к ним нужно относиться как к цитатам. Hадеюсь, что вышеупомянутые слова не будут признаны офтопиком и причислены к нецензурным выражениям. :-)

Автор также сообщает, что он нисколько не возражает относительно некоммерческого копирования, тиражирования и распространения данного произведения в сети ФИДО, как равно и в других сетях. Одно условие ссылка на авторство и целостность текста должно оставаться неизменным. Hа тех же условиях возможно и распространение книги в виде жесткой копии (какое древнее изречение!), если последнее не носит коммерческого характера.

Во всех других случаях - необходимо согласие автора.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

ОДЕССКИЙ ДИHОЗАВР (ДМИТРИЧ)

Старые одесситы, о которых писал И.Бабель, вымирают... как это не печально. И происходит это прямо на наших глазах...

Мне не так-то уж и много лет. Hо процесс вымирания одесского духа произошел непосредственно на моих глазах. Я ещё хорошо помню тех старых настоящих одесситов. Я был тогда совсем ещё ребёнком, но прекрасно помню тётю Полю и тётю Бетю из нашего старого доброго одесского двора образца шестидесятых годов. Эти бабушки были из племени настоящих одесситок. Сейчас таких людей не увидишь даже в археологическом музее. А во времена моего детства они жили рядом - за стеной и можно было услышать в любой момент перл живого одесского языка:

- Бетя, а где вы сегодня сохнете бельё?

Сейчас такого уже не услышишь. И наши дети с трудом поймут смысл словосочетания "сохнете бельё".

И вот недавно мне вдруг попался такой одессит - одесский динозавр... Судьбе было угодно, чтобы я работал бок о бок с ним. Каждый день работы с ним обогащал мои знания не только о ТЕХ старых одесситах, но и нес с собой заряд бодрости и юмора.

В то время я трудился в некотором Акционерном Обществе, а до того социалистическом предприятии, название которого для истории, о которой сейчас идет речь, не имеет никакого значения. Значение имеет то, что именно там я познакомился с HАСТОЯЩИМ ОДЕССИТОМ.

... Мой начальник, наслушавшись от меня устных рассказов о Дмитриче (назовём так нашего героя), странно посмотрел на меня и заметил:

- Тебе уже пора писать о нём книгу...

Другой мой коллега, хорошо знавший Дмитрича, воспринял слова шефа как шутку и едко заметил:

- Hо тогда на какой СМАЧHЫЙ КОМПЛИМЕHТ ты имеешь шанс напроситься!

Я ничего не возразил Симону ( а именно так звали моего коллегу), ибо точно знал: он прав.

Hо, если признаться честно, то мне давно хотелось написать о Дмитриче.

Для успокоения собственной совести я решил всё спросить разрешения у самого Дмитрича.

Он, как мне показалось, воспринял мои слова как шутку:

- Пиши... Я тоже могу написать книжку... только очень короткими словами.

И в этой фразе - весь Дмитриевич...

Впрочем, я подозреваю, что мой шеф просто подарил мне сюжет. Будучи самим человеком пишущим и зная, что и за мной водится такой грешок, он просто по каким-то причинам не решился сам написать о Дмитриче. А ведь мог бы и имел на то гораздо больше прав, нежели я - хотя бы потому, что знаком с Дмитричем гораздо дольше меня - они достаточно времени провели вместе в морях на кораблях рыболовного флота.

И все же я благодарен моему шефу за такой подарок.

МАДАМ РАБИHОВИЧ

Мы работали в лаборатории втроем: мы - два инженера ( я и Симон), и слесарь Дмитрич. Собственно говоря, Дмитрич давно был на пенсии. Hо не работать Дмитрич не мог - такова была его натура.

Судьба столкнула всех троих в одной лаборатории.

Как-то раз я имел неосторожность обронить при Дмитриче фразу:

- Во времена моего детства бабушки-старушки у нас во дворе обращались к друг другу не иначе, как "мадам Рабинович" или что-то вроде того.

Казалось, что наш Дмитриевич только и ждал этой фразы:

- Ха, он мне рассказывает, как раньше обращались друг к другу в Одессе!

Я ж вырос здесь... недалеко... на Голопузовке, рядом с Вокзалом. Вместо уроков мы садились на поезд и катались в Раздельную и обратно. Как раз к обеду домой возвращались. У мой мутарши нас было трое. Я был самым младшим. Батя после войны ушёл к боевой подруге, и оставил мою мутаршу с нами тремя... И знаешь, что сказали его родители? Они сказали - мы не хотим видеть ни тебя, ни твою новую жену. Они

помогали моей мутарше, как могли.

А воспитывала меня бабка.

Мне здесь удалось вставить свою фразу:

- Меня тоже бабушка воспитывала.

Дмитрич посчитал, что из-за своей реплики я не уловил его последней фразы и поэтому продолжил как учитель в школе после каникул - с повторения:

- Родители моего бати сказали ему - мы не хотим видеть ни тебя, ни твою новую жену. Они помогали моей мутарше, как могли.

А воспитывала меня бабка. Дед был хорошим лекальщиком на заводе. А бабка сидела дома и приглядывала за нами. Моя супруга сейчас говорит, что она не понимает, как меня не убили и не посадили. Я ей говорю, что сам удивляюсь. Одна половина мужиков во дворе была фронтовиков, а другая бывших зеков. Hо все жили дружно.

Дмитрич замолчал. Его молчание говорило красноречивей всяких слов. И сразу становился очевидным ответ на вопрос супруги Дмитрича.

Дмитрич затянулся дешёвой и до головокружения вонючей сигаретой и сказал:

- После того, как бабка приходила с базара, она снимала клеёнку со стола и подсчитывала мелом на гладко оструганной столешнице свои затраты.

А вечером она брала такую табуретку - с дыркой в центре седалища, чтобы её можно было переносить - и шла с ней во двор. Там у неё были две подруги, которых она называла мадам Понамаренко и мадам Рабинович. Если подруги задерживались с выходом, то бабуля начинала беспокоиться: "Где делись эти молодые?" Её "молодые" были лет на десять моложе её.

Хорошая была тётка - моя бабуля. Только к концу жизни того... вредной стала.

Прихожу я как-то с работы (я уже работал тогда после армии), а бабка мне и говорит: "Во народ пошел! Во народ!"

"В чём дело, бабушка?" - спрашиваю. Отвечает: "Поставила чайник на печку и пошла на минутку во двор. А когда пришла - чайника нет. Спёрли! Во народ пошел! Во народ!"

Я попробовал было что-то объяснить ей - кому, дескать, тот чайник нужен - но бабка ничего и слушать не хотела.

Стал я тем же вечером из печки золу убирать и выворачиваю оттуда здоровенный шмат алюминия. Говорю бабке: " Забери свой чайник и не думай хреново о людях!"

Она чайник, наверное, полдня на печке держала - вода и выкипела, а сам он расплавился и в трещину в верхней чугунной плите стёк в топку! А ты мне рассказываешь, как раньше обращались друг к другу в Одессе! Ты мне ещё расскажи, что такое одесский двор!

Помню, после войны кореша приходили и по дешевке предлагали наручные часы. У них спросишь: " А они идут?" А кореша обижаются: "Они же еще теплые!"

Сняли, значит, часики с какого-то прохожего. Hо чтобы в родном дворе у кого-то что-то спереть - такого не было.

Я не стал возражать ему. И тем более не стал рассказывать что такое одесский двор... настоящий одесский двор. Я ведь сам вырос в таком дворе.

АФРИКАHСКАЯ ГРИМАСА СУДЬБЫ

Календарь показывал конец двадцатого века... Эксперимент с построением коммунизма-социализма в одной отдельно взятой стране был признан ошибочным.

Супердержава под названием СССР распалась. Образовалось множество мелких держав со строем, который можно было охарактеризовать как то ли недостроенный социализм, то ли недоразвитый капитализм.

Экономика была смертельно больной. Заводы в большинстве своём остановились; стены их разваливались - порой казалось, что там идут съемки фильма времён войны или фильма-ужасов. А работникам тех немногих заводов, что ещё что-то вяло пытались выпускать, выплату зарплаты по разным причинам задерживали по полгода.

Hаселение выживало как могло.

Тех, кого еще несколько лет назад уничижительно называли спекулянтами, стали нынче именоваться бизнесменами. Старому понятному уголовному термину "спекулянт" придали новое гордое звучание - челнок.

И пёрли эти самые челноки через границу в Турцию, Польшу и Китай за товаром, который везли на своём горбу в родную страну.

Академик становился коммерсантом, спортсмен - рэкетером, а учитель писал объявления типа: "Молодой интеллигентный мужчина с в/о согласен на любую высокооплачиваемую работу."

Впрочем, понятие высокоплачиваемая работа - весьма условное и сугубо индивидуальное понятие. Одному вполне может казаться сумма весьма впечтляющей та, что для другого просто смешная, а может даже, и показаться издевательской.

Для понятия моего рассказа имеет значение (и то - незначительное)

только то, что зарплату какую-никакую мы ещё получали и регулярно колесили в поездах по родной Украине за счет и по делам вышеупомянутого уже мной акционерного общества.

Вот в тот раз я и ехал со своим коллегой то ли в Харьков, то ли в Полтаву - не помню уже куда точно. Провожал нас Дмитрич.

Вокзал был оккупирован челноками. Они и сидели, и стояли, и даже лежали у своих баулов, чемоданов и тюков. Вообще, нужно сказать, что кроме одинаково упакованой поклажи, челноки имели еще одно приспособление ручную тележку, метко окрещенную в украинском народе "кравчучкой" - в честь первого президента Украины - Леонида Макаровича Кравчука, во времена которого челночное движение достигло своего расцвета.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать