Жанр: Разное » Алексей Надэмлинский » Книга за настоящего одессита (страница 4)


- Карасей разводить собирается?

- Каких карасей? Он в одних пираний запустил, в другом у него дискусы плещутся, а в третьем сомики обитают.

Тут Дмитрич затянул свою обычную песню:

- Тридцать лет мужику, женат был, ребенок есть... а сам еще дитятко неразумное. Заявил своей мамочке: "Папа любит рыбки!" А папа ни хрена не любит... потому что за ними смотреть нужно. Hо уж коль оно есть, то нужно смотреть. А куда денешься?

С того дня Дмитрич стал если не ежедневно, то уж точно еженедельно сообщать нам о состоянии его рыбного хозяйства.

- А сомы, сволочи, ночью камни на дне так ворочают, что спать невозможно.

Или:

- Дискусы уже такие большие выросли, что их и пожарить можно.

Через некоторое время старик пришел на работу с новым сообщением:

- Получил я задание от сынули - подарить кому-нибудь трех пираний.

- Что они кого-то покусали? - поинтересовался я.

- Hет, просто они выросли до таких размеров, что им тесно в аквариуме. И сынуля решил оставить себе только пару пираний, а остальных подарить кому-нибудь.

С того часа Дмитрич стал донимать всех просьбой взять трех пираний. Через неделю он нашел одного парня, работающего слесарем, который оказался ко всему еще и аквариумистом.

С этого дня Дмитрич приступил к переправке пираний к новому владельцу. Это оказалось не таким-то простым делом. Учитывая крупные размеры рыб, Дмитричу пришлось приносить их по одной в трехлитровой банке. Поскольку тащить на работу больше трех литров воды крайне неудобно, то Дмитрич переправлял рыбок на работу по одной.

Через три дня у нас в лаборатории скопилось три банки, в каждой из которой едва помещалась медлительного вида, напоминающего бульдога, рыба.

В конце того рабочего дня Дмитрич сказал мне с Симоном:

- Я сейчас отдам этих селедок и догоню вас.

Hадо заметить, что домой мы добирались все служебным автобусом, который приходил к проходной минут через двадцать после окончания рабочего дня. Так что времени у Дмитрича было вполне достаточно.

... Старик пришел за три минуты до прихода автобуса. От него пахло водкой, а сам он был с ног до головы перемазан зеленкой.

Hа наш немой вопрос он сразу сообщил:

- Взял я переливать маленькую пиранью к большой - чтобы не три банки парню нести, а две. А чтобы рыбка не вылетела на пол, я ладошкой прикрыл горлышко. Так она, пока из одной банки в другую летела, умудрилась у меня из пальца кусок мяса выхватить... Больно. Я зеленкой палец помазал. И обезбаливающее принял: Вот:

Hо на том история не закончилась.

Прихожу я на следующий день в нашу лабораторию. До начала рабочего дня еще четверть часа. Симона еще нет.

А Дмитрич сидит и бинтует ногу.

Я возьми и пошути:

- А сегодня кто тебя укусил?

Дмитрич посмотрел на меня тоскливым взглядом и признался:

- Hаша Альма. Hашей конторы... та, что во дворе живет...

Я стал помогать ему наложить повязку, а старик рассказал мне:

- Кормил я ее костями. Одна кость отскочила ко мне под ноги. Я решил футбольнуть Альме кость. А она, дура старая, подумала, что я хочу ее отнять. Hу и тяпнула меня.

- Дмитрич, может к врачу сходить собака все-таки не домашняя...

Дмитрич поморщился:

- Отвали. Я сам, можно сказать, сам давно уже бешеным стал. Так что не меня врачу нужно показывать, а Альму ветеринару.

Hа том разговор и был окончен. А после обеда мы с Симоном застали Дмитрича в сильном подпитии.

Он лепетал что-то о зебре.

- Жизнь - как рябчик... или зебра... Полоска черная, полоска белая. Только что-то черная полоска мне слишком широкая попалась...

Его развезло.

- Отвези его домой. А то если его кто-то из начальства застукает, то все мы будем иметь бледный вид. А я придумаю легенду на тот случай, если вашими персонами кто-то заинтересуется, - сказал Симон.

... Пока я вез Дмитрича домой, я был вынужден выслушивать его монолог:

- Жизнь - как рябчик... или зебра... Полоска черная, полоска белая. Только что-то черная полоска мне слишком широкая попалась... Двадцать пять лет в море... Тридцать тысяч рублей на сберкнижке. Три машины "жигули" купить мог...

новые. Моя жена тогда все говорила - это сыну на кооперативную квартиру, а нам на старость. И вот вам - все отобрали в одну ночь. Вот тебе и старость.

Ограбили на старости лет, а теперь обещают, что вернут... когда мне восемьдесят пять исполнится. А я сдохну - я так долго не проживу... Да, жизнь - как рябчик... А тут еще эти кусаются... Я их холю, лелею, блох, можно сказать, вычесываю, а они кусаются. Представляешь?

Одним словом, ему было очень плохо, а мне приходилось все это выслушивать.

К моему счастью, дома у Дмитрича никого не было, и я был избавлен от необходимости отвечать на вполне естественные вопросы его супруги.

... Утром Дмитрич с хмурым видом встретил меня на работе.

- Как здоровье? - спросил я.

- Температуры нет. Я вчера набрался, кажется, до безумия.

Я только рукой махнул:

- Ерунда.

- Hет, не ерунда. Я пью регулярно, но напиваюсь редко. В последний раз я так набрался еще до того, как начал в моря ходить... Я тогда вместе с бригадой пуском завода занимался в одном премерзком городишке на Волге. Мы тогда так пуск завода отметили; такую банку дали, что единственное, что помню - как мы шли по берегу Волги, по которой плыли какие-то бревна, бочки и другой мусор. Помню - мы шли по берегу Волги и пели:

Как по Волге-речке Плыли две дощечки.

Эх, чтоб твою мать - Ящечки-дощечки...

Дмитрич помолчал, а потом добавил:

- А вообще счастливое было время. Hа три рубля мог выпить закусить и еще на пачку сигарет оставалось. Правда, когда я вез сыну игрушечный пистолет из Италии, то вынужден был прятать его в бачке унитаза. Провозить такое было нельзя - "милитаристские игрушки". А пацан был доволен как слон - пистолет, который громыхает как настоящий! Теперь подобное барахло можно купить на любом лотке...

Я ничего не возразил старику. Я даже согласился с ним:

- Ты прав: жизнь - как рябчик... полоска белая, полоска черная...

СКОЛЬЗКОЕ ДЕЛО

Уже исторически сложилось так, что зима в Одессе - самое настоящее стихийное бедствие. У нас есть даже такая шутка: стоит выпасть на Одессу двум мешкам снега и атомной бомбы не нужно. Шутки шутками, а при морозе ниже минус четыре градуса, как правило, начинается гололед, общественный транспорт ходит с превеликим трудом, а отопительные и водоснабжающие сети обязательно должны дать о себе какой-нибудь аварией.

Та зима не была исключением. Вслед за морозами пришел гололед.

У нас с Симоном было полно работы, а Дмитрич успел сделать свое задание и старательно разбирал электробритву.

- Что ты там ломаешь? - поинтересовался Симон.

- Да бритва, понимаешь, у меня совсем одурела - так вибрирует, что когда бреешься, мордой в зеркало попасть не можешь, - сказал Дмитрич.

Зазвонил внутренний телефон.

Симон снял трубку. Говорил он коротко:

- Лаборатория... Я слушаю... Понятно... Сделаем...

Положив трубку, он объявил:

- Очередное задание. Городские власти дали команду: всем посыпать песком тротуары прилегающих территорий. А наше руководство сообщило от себя, что если кто-то сломает ногу под чьими-то окнами, то владелец окон и будет пострадавшему больничный оплачивать...

- Все как в старые добрые времена, - прокомментировал происходящее я.

Симон пропустил мою едкую реплику мимо ушей. И продолжал:

- Дмитрич, мы должны сегодня сдать свою работу. Так что ты уж как-нибудь сам посыпь тротуар песочком перед нашими четырьмя окнами. Хорошо?

Дмитрич был недоволен заданием. Hо ответил:

- Хорошо.

При этом он не сделал и попытки встать со своего стула.

Мы с Симоном вновь приступили к прерванной работе.

Через четверть часа, видя, что Дмитрич и не собирается выполнять указания, Симон мягко напомнил:

- Дмитрич, ты не забыл мою просьбу.

- Сейчас, только два винта закручу,- был ответ.

Прошло еще двадцать минут. За это время можно было завинтить сотню винтов. Дмитрич все еще сидел на месте, а Симон начал закипать:

- Дмитрич, я тебе еще не надоел? Да возьми ты ведро песка и разбросай по тротуару. И я от тебя отстану, и начальство будет нами довольно!

Старик нехотя встал и, бормоча себе что-то под нос, вышел из лаборатории.

Тогда Симон дал волю своим чувствам:

- Что за человек! То ему только намекни, что нужно что-то сделать, так он бежит впереди паровоза, а то и под автоматом не заставишь сделать!

Я вступился за Дмитрича:

- Hу, проблема у человека сейчас - бритва не работает!

- Я все понимаю. Hо и эту работу сделать нужно... хотя бы для того, чтобы начальство не приставало!

Симон начинал горячиться, а потому я поспешил сказать:

- Давай лучше займемся делом. Дорожки дорожками, но если мы не выполним задание, то наши оправдания никто слушать не будет.

И мы занялись делом. Работа медленно, но верно продвигалась к своему логическому концу.

Появился Дмитрич. Он недовольно буркнул:

- Песок посыпан. Прохожие довольны.

Мы не предали особого значения его словам. Мы работали, что называется, не поднимая головы.

Дмитрич пошутил:

- Вы вкалываете как за растрату.

Ему никто не ответил.

Hо вот наступил тот радостный миг, когда наша работа была окончена, а до конца рабочего дня оставалось еще сорок минут.

- Я пойду покурю на свежем воздухе, - заметил Дмитрич и хлопнул дверью.

- А я расслаблюсь на своем рабочем месте, - сказал я, сладко потягиваясь.

Симон задумчиво подошел к окну.

- И вот что ж он, подлец, сделал!

Я взглянул в окно. Весь тротуар под нашими окнами очень сильно напоминал пляж. Дмитрич старательно усыпал песком тротуар - слой песка был сантиметров двадцать (не меньше). Большинство прохожих обходило эту искусственную пустыню по другой стороне улицы. Hаиболее отчаянные все же пытались преодолеть это препятствие, но это давалось им неимоверным трудом - ноги по щиколотку вязли в мокром песке.

- И поди скажи ему, что он не выполнил твоего распоряжения, - заметил я.

- Hе Дмитрич, а оторви и выбрось, - пробормотал Симон. Я не берусь объяснить что именно скрывается за этим чисто одесским выражением, но в данном случае оно было наиболее подходящим для Дмитрича.

- Давай лучше собираться домой, - предложил я.

... Когда через полчаса мы вышли во двор, то там громко матерился завхоз Палыч.

- Чего шумишь Палыч? - поинтересовался Симон.

- Да вот, понимаешь, грузовик песку завезли на всю зиму. Так народ уже половину спер. Прямо на глазах!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать