Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 112)


Не обращая внимания на сбивающий с толку хаос, Вулф направил луч своей "макура на хирума" еще глубже в устройство Оракула и таким образом смог уловить основной ритм его существования, искажающий пульсацию сердцебиения и мешающий общей синхронизации жизненных вспышек.

- Только так я могу помочь тебе.

И он освободил Оракула от страданий, наладив четкий ритм его жизнеобеспечения.

* * *

Вернувшись на свою виллу в загородном клубе "Магнолиевая терраса", Торнберг Конрад III почувствовал себя так, будто получил изрядную дозу радиационного облучения. Во рту пересохло от горечи предательства сына, под ложечкой сосало от чувства его измены. Он буквально трясся от злости и боли, как трясется дерево в сильнейшую бурю. Добравшись до обтянутого чехлом кресла, он буквально рухнул в него и обхватил голову руками. Света зажигать не стал: сейчас ему больше всего хотелось посидеть в прохладной темноте, окутывающей виллу.

Почему случилось так, что из всех, на кого он рассчитывал, его предал самый надежный? Еще давным-давно он махнул рукой на других своих детей, как на бесполезный мертвый груз, и вытолкнул их из родного гнезда в реальный мир, а в результате оказалось, что он расстался с ними из-за мелочных обид и пустяков.

Никто из них, по сути дела, не заслуживал отцовского проклятия, а вот Хэм заслужил. А ведь он, Торнберг, помогал ему делать карьеру, используя старые товарищеские связи в Вашингтоне, старался всегда выставить его в более выгодном свете.

Торнберг с трудом поднялся с кресла и прошел по ковру к буфету. Там он взял тяжелый хрустальный стакан, налил себе привычную дозу виски с содовой и залпом выпил треть содержимого, будто это было не спиртное, а некое лекарство, каковым оно в данный момент и на самом деле оказалось для него.

В последние недели он жил на этой вилле. Она была сложена из крупных камней и стояла посреди обширного поместья. При жизни Тиффани вилла была его домом, теперь же она казалась заброшенной и необитаемой. Множество комнат, бесшумные шаги слуг, которые, как он подозревал, шпионили за ним, их перешептывания по темным углам насчет него, кажущийся теперь пугающим вид лесных окрестных холмов - все это стало тяжким бременем для его психики.

Пришла на память еще одна строка из поэмы Йитса: "Распалась связь вещей, их не удерживает центр..."

Господи! Похоже, приходит конец всему. Он сделал большой глоток виски с содовой. О чем только думал Хэм, решившись взломать сейф в клинике "Грин бранчес" и сфотографировать секретные документы с записями клинических экспериментов? Конечно же, эти эксперименты отчасти отдавали преступлениями и в чем-то нарушали законы. Но кто же, черт возьми, принимал эти законы? Он слишком долго вертелся около этих идиотов с Капитолийского холма и имел с ними множество дел, поэтому знал их как облупленных и ничего, кроме презрения, к ним не испытывал. Они были настолько корыстны и продажны, что ни разу не отвернули свои рыла от льющегося на них потока взяток, из года в год подпитывающего их за предоставление определенных льгот.

"Главным недостатком Хэма, - думал Торнберг, - была его неспособность видеть дальше жестких рамок законов, навязываемых человеческим обществом". Торнберг же, твердо усвоил правило, гласящее, что во вселенском бардаке нельзя долго придерживаться искусственных правил.

Он сделал еще глоток виски и содрогнулся, вспомнив, как вытаскивал из воды тело сына, как заворачивал его в парус, принесенный из трюма, как крепко обвязывал веревкой и прикреплял к запасному якорю, предварительно снятому с цепи. Когда все было готово, он спустил труп с борта спасательной шлюпки и вдруг подумал, что забыл произнести молитву. Он попытался это сделать, но слова совершенно выветрились у него из памяти.

Теперь, вспомнив всю эту картину, Торнберг почувствовал во рту вкус крови и, испустив легкий стон, заковылял по ковру в спальню, где под фальшивым дном ящика в ночной тумбочке у кровати прятал морфий, столь необходимый ему в данный момент.

До кровати оставалось сделать всего шаг, как вдруг он увидел, что кто-то сидит на пуфике, слева от ночной тумбочки.

- Кто тут? - спросил он испуганным старческим голосом.

- А вы что, не распознали по запаху моих духов?

Торнберг повернул голову и принюхался.

- Стиви? - неуверенно произнес он. - Отменяя наш совместный ужин, вы сказали, что возвращаетесь в Нью-Йорк. Что вы здесь делаете?

- Жду вас.

Твердая нотка в ее голосе заставила его насторожиться. "Что произошло?" - спросил он себя и сразу же растерялся. Может, Хэм показал ей документы, украденные из сейфа в клинике? Нет и еще раз нет, такого быть не может! Хэм даже не догадывался о его отношениях со Стиви. По-видимому, он с каждым днем становится все более подозрительным, нужно срочно принять морфий, а еще нужнее узнать, удалось ли Вулфу пробраться к этой ведьме Минако и проникнуть в мир, где умеют управлять процессом замедления старения и наделять организм необычайной энергией и силой.

- Рад вас видеть, - сказал он наконец.

- По всей видимости, не обрадуетесь, когда услышите то, что я хочу вам сказать.

- Не понимаю.

- Мне хотелось бы знать, почему вы никогда не говорили мне о ваших отношениях с Амандой.

- Стиви, - сказал он и, осторожно ступив, присел на краешек кровати. - Не думаете же вы, что ваша сестра была в каких-то отношениях со стариком. Просто

когда ей стало известно, что я провожу эксперимент по определению эффекта регулирования старения человеческого организма, она упросила меня сделать ее участницей этого эксперимента.

- Стало быть, она добровольно согласилась стать подопытным кроликом?

- Да, добровольно.

- И она знала все опасности, поджидавшие ее?

- Разумеется, знала. Я пытался отговорить ее, но...

- У меня на руках ваша переписка с Амандой.

- А-а, - только и произнес он, уловив в надвигающихся сумерках ее суровый взгляд. Теперь Торнберг понял, в каком она сейчас состоянии и как далеко от него она находится.

Он отрицательно помотал головой и, сказав: "Мне нужно уколоться", поставил хрустальный стакан на ночной столик и выдвинул нижний ящик.

Стиви сидела не двигаясь, пока он отодвигал фальшивое дно, запускал глубоко в ящик руки и зажигал торшер у кровати.

- Что, ищете вот это? - насмешливо спросила Стиви.

Он посмотрел на нее. Теперь в свете торшера ее легко было рассмотреть: она казалась такой желанной в джинсах цвета хаки, блузке апаш кремового цвета под бейсбольной курткой из кожи и сукна. Ему всегда нравились ее длинные ноги, большие крепкие груди, но в данный момент его внимание привлекли тонкие кожаные перчатки на руках. А привлекли потому, что она держала в правой руке армейский кольт калибра 11,43 миллиметра и в упор целилась в него.

- А ты уверена, что он заряжен?

- Я же сама набивала обойму, - холодно улыбнулась в ответ Стиви.

- Ты никак не можешь выстрелить, Стиви, - убеждал Торнберг. - Ты ведь психиатр и хорошо знаешь последствия этого поступка, я имею в виду не только приговор суда, но и то, что годы спустя ты будешь сама себя мысленно казнить. Да к тому же еще я не сделал ничего такого, что давало бы тебе право целиться в меня из пистолета.

- Вы убили Аманду.

Торнберг с изумлением глянул на нее.

- Ты просто-напросто с ума спятила. С какой стати я бы стал...

- Она умерла от снадобий, которыми вы ее снабжали. Заткнитесь! Не отпирайтесь! - Стиви покачала головой. - Теми же, от которых загнулась и Тиффани. Только с Амандой получилось по-другому. Тиффани вы вертели, как хотели. Где лежит ее тело, Торнберг? В морге? Нет, не в морге. Не было ни похорон, ничего не было. Могу спорить, что вы отдали ее своим вурдалакам из клиники, а они изрезали ее на кусочки для всяких там исследований, а потом сожгли. Все шито-крыто, и судмедэксперт не задаст никаких неудобных вам вопросов. А медицинское заключение о смерти состряпает кто-нибудь из врачей в клинике, стоящих перед вами на полусогнутых.

Но с Амандой такое не прошло бы. Она жила не в вашем обществе, до нее вам было не добраться. Когда вам стало известно, что она вот-вот умрет, вы не могли так просто тайно похитить ее и привезти в клинику. А если бы она умерла от лекарств, которыми вы ее пичкали, то при вскрытии возникли бы очень серьезные вопросы. Так вот, чтобы избежать вопросов, вы ее и убили. А для маскировки все это представили так, будто она пала жертвой подлого вора, которых полным-полно в Нью-Йорке, особенно в районе, где она жила. Вы прекрасно знали, что ее убийство таким образом не поднимет слишком много шума и не вызовет удивления.

- Все сказала? - перебил ее Торнберг. - Рассказала ты все очень складно, но я должен все же назвать твой рассказ сказкой. Не знаю, кто накачал тебя этим бредом, но могу заверить, что...

- Заткнись! - прервала его Стиви, на этот раз в грубой и решительной форме. Она даже встала, не в силах больше выносить переполнявший ее душу гнев... - Я же на себе испытала эти твои хитрые иезуитские приемчики. Одного не могу понять - почему это я умудрилась восхищаться, как ты ловко обводишь вокруг пальца многих людей, в том числе влиятельных и могущественных. Да, ты помог Мортону сделать карьеру и таким образом обеспечил мне доступ в свет, о чем я всегда мечтала. А ты был таким могущественным и блестящим, ну прямо как солнце, и я стала близка с тобой, греясь в лучах твоего могущества и наслаждаясь отблеском славы. Стоило мне только назвать твое имя, и нужные двери распахивались передо мной.

Боже мой, как я трепетала в предвкушении чего-то необычного, воображая себя актрисой с Бродвея, играющей на сцене. Как я запуталась в своей лжи! Я просто жила в ней, день и ночь, а вот когда по твоему приказу улеглась в постель с Вулфом, как последняя проститутка, то это переполнило чашу моего терпения. Теперь я оглядываюсь на этот эпизод с опаской и таким отвращением, что ты себе и представить не можешь. Потому что, когда я вспоминаю, как добилась расположения Вулфа и использовала его ради твоей выгоды, у меня поневоле возникает чувство страха и отвращения.

Но ты все-таки прав в одном: я полюбила Вулфа и уверена, что со временем и он полюбит меня. Но, как ты понимаешь, я не стану тогда в своих с ним отношениях плясать под твою дудку. Никогда даже я не приглашу его с тайным умыслом ну и, само собой разумеется, никогда не скажу ему, что выполняла твое задание.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать