Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 116)


"Соси кровь из камня".

Что? Это ему послышалось, или голос возник в уме? Жужжание мух в голове мешало понять, откуда идет голос.

"Соси кровь из камня".

Теперь он расслышал и понял, откуда идет голос. Все еще мерцало сознание, ощущение было такое, будто он вздремнул немного. Пробуждайся! Снова послышалось жужжание, тело стал окутывать черно-красный саван.

Камень - это же его собственное тело. Да, оно. Прекратить бороться? Что? Прекратить бороться? Я же умру, уже умираю.

Вулф прекратил сопротивляться, тело его свободно повисло в воздухе, стало резиновым. Л теперь в нем ожила "ки" - внутренняя энергия, восстали жизненные силы. Из спинного мозга в головной стержнем протянулась "макура на хирума", а затем дождем посыпались сверкающие искры. Поднялся черный ветер, возникло темное непонятное существо, которое, обхватив ноги Яшиды, вонзило в него длинные кривые когти. Сила "ки" била фонтаном, отчего вся атмосфера в комнате потемнела и сгустилась до того, что воздух превратился в воду.

Яшида тяжело закашлялся, замолк и сорвался с потолка, грохнувшись вместе с Вулфом на пол.

Вулф вырвался из его хватки и лежал на полу не двигаясь. "Дыши, - приказал он себе. - Дыши глубже!" Кровь энергии, которую он высасывал из камня своего тела, освежала и вливала силы. Дышал он способом "хара" - низом живота, как когда-то учил его сенсей, давая уроки борьбы айкидо. Чувства приходили в порядок, но вместе с ними росла боль. Шея распухла и, казалось, стала в три раза толще, на коже выступили Синяки и кровоподтеки, мускулы задеревенели. Снова прервалось дыхание.

Но надвигалось и другое. Его "макура на хирума" оказалась незащищенной. По комнате разнесся неприятный запах, будто открыли выгребную яму.

Вулфу удалось встать на колени, чтобы продолжать сражаться с Яшидой - тот уже опять сцепился с ним. Вулф захватил своей правой рукой вытянутую правую руку противника, тяжело навалился на нее и вывернул вправо. Яшида сразу же потерял равновесие. Тогда Вулф выпустил его руку и мгновенно ребром правой ладони резко и сильно ударил его по внутренней стороне локтя. Кости хрустнули и сломались, в тот же миг Яшида лбом ударился об пол. Вулф, перекрутившись, ухватил левой рукой сломанную руку Яшиды и, действуя ею как рычагом, повалил врага на спину.

Вулф начал задыхаться. Мускулы рук у него дрожали, телу не хватало кислорода, и он весь затрясся. Он понимал, что теперь уже сражаться не в силах. Внезапно напав на него с потолка, Яшида обескровил его и лишил силы. Если он снова нападет, хоть и со сломанной рукой, Вулф оказать сопротивление не сможет.

Яшида тем временем откатился и тяжело привстал на одно колено. Боль в шее у Вулфа стала почти нестерпимой. С каким-то звериным ревом Яшида опять обрушился на него. Вулф не мог даже поднять головы, но обрушил на Яшиду удар черного луча своей биоэнергии.

Яшида попытался блокировать этот удар с помощью своей "макура на хирума", но слишком поздно понял, что его биополе совсем ослабло. Вулф же, без труда отразив биоэнергию Яшиды и направив ее против него самого, пустил на него свой биолуч в отраженном виде, использовав для этого бронзовое зеркало, а сам приготовился отбить новый, хотя и ослабевший импульс биоэнергии врага.

Удар невидимого луча "макура на хирума" Вулфа пришелся Яшиде по правой стороне, и тот успел лишь коротко вскрикнуть от испуга. Удар был страшный, будто в Яшиду врезался мчащийся на полной скорости грузовик. Тело его оказалось отброшенным, и, пролетев через всю комнату, он с размаху ударился об оштукатуренную стену. Из тела Яшиды хлынула кровь, словно нефть из скважины, забрызгав стены, циновки, дверь и коридор.

Вулф прилег на спину, закрыл на минутку глаза и прислушался к необычному звуку капель: с потолка капала кровь Яшиды.

* * *

- Никак не могу понять, почему это Достопочтенная Мать не привлекает тебя к тому, чтобы воздействовать на твоего брата Юджи, - сказал Наохару Нишицу.

"А потому, что она не такая дура, как ты", - подумала Чика и, улыбнувшись, Ответила:

- Юджи никогда не спрашивал советов у женской половины нашей семьи.

- Кроме своей матери, - со смешком заметил Нишицу.

Она подстерегла его, когда он спешил, пробегая полупустой кафетерий в храме Запретных грез. Он явно направлялся во второе здание, где сидела в своих апартаментах, словно огромная паучиха в центре сплетенной паутины, сама Достопочтенная Мать.

На Чике лежала жизненно важная задача задержать Нишицу и отвлечь его внимание от того, что может произойти в садике напротив через несколько минут. Она, конечно же, не позавидовала участи Вулфа, вступившего в схватку с Достопочтенной Матерью, невзирая на то, каким будет ее исход, но одно она знала твердо: нужно оставить их наедине и не дать никому вмешаться.

- А Юджи вообще не слушал ничьих советов, - сказал свое мнение Нишицу. - Что-то сломалось в нем. В своем неудержимом стремлении к индивидуальности он стал почти настоящим американцем. Как он только может проявлять симпатии к американцам? При каждом удобном случае они стремятся совратить нас с пути истинного.

- Ты забываешь, что американцы помогли нам стать такими, какими мы стали, Нишицу-сан, - заметила Чика.

- Что касается американцев, то я не забываю ничего, - раздраженно ответил Нишицу. - Ты что, думаешь, я забыл, что они сотворили с нами? Моя семья жила в Хиросиме. Выжившие в том катаклизме до сих пор носят в душе шрамы

от американского злодейства. Я сам, к примеру, никогда не смогу стать отцом ребенка, и это все из-за американской атомной бомбы. Так что не надо при мне хорошо отзываться об американцах.

- Но ведь времена Хиросимы и Нагасаки давным-давно минули, Нишицу-сан, как и бесчисленные зверства, которые совершали наши офицеры и солдаты. Что же нам теперь до самой смерти отравлять свою жизнь грехами прошлого?

- Прошлое рождает настоящее, - отрезал Нишицу. - От него просто так не отмахнешься.

- Да, забыть его невозможно, - согласилась Чика. Нишицу некоторое время внимательно присматривался к ней, будто просвечивая насквозь своими опаловыми глазами, а потом сказал, словно в подтверждение своих мыслей:

- Прости меня, Чика-сан. Я должен идти, и так опаздываю на встречу.

Чика поняла, что нужно что-то срочно делать и задержать его, поэтому сказала первое, что пришло в голову:

- Нишицу-сан, ты всегда убегаешь с поля боя, потерпев поражение?

- Что? Что ты сказала?

Он всерьез рассердился, но зато Чике удалось привлечь его внимание и задержать.

- Ты же знаешь, что я права, - нажимала она, - но просто уперся и не хочешь признаться в этом. Теперь настало время, когда нужно жить в реальном мире, а не стараться изменить его в соответствии с собственными нуждами.

Нишицу схватил ее и резко дернул, поставив прямо перед собой. Опаловые глаза его сверкали от гнева.

- Что сделалось с тобой за время пребывания в Америке, Чика-сан? - Он толкнул ее вперед, к двери, выходящей в коридор. - Думаю, тебе лучше пройтись вместе со мной. Пусть Достопочтенная Мать сама услышит, какую ересь ты несешь.

Он грубо толкнул Чику в дверной проем, крепко схватил ее за руку и повел по коридору. Они прошли по саду и вот-вот должны были войти во второе здание. Нужно срочно что-то сделать, чтобы как-то остановить его.

Заметив раздвижную дверь, она уперлась каблуками и вывернулась из рук Нишицу. Одним движением раздвинув дверь, она рывком проскочила внутрь. Да это же туалет! Она повернулась и с шумом полезла ползком между полок у задней стенки. Банки с красками, моющими средствами, лаками и полировкой рухнули на нее, а вместе с ними упали кисточки, тряпки, листы наждачной бумаги и бумажные пакеты с песком. Один из пакетов Чика кинула в Нишицу, но он отшвырнул его в сторону.

Подбежав, он ухватил ее и вытащил наружу, поставив на ноги, и несколько раз подряд звонко хлестнул по щекам.

- Если еще раз поднимешь на меня руку, - угрожающе произнес он тихим голосом, - я не колеблясь убью тебя. - Ухмыльнувшись, он продолжал: - Думаешь, я не знаю о твоем предательстве? Думаешь, мне неизвестно о предательстве твоей сумасшедшей матери? - Комнату заполнило черное биополе его "макура на хирума", вырвавшееся, подобно зловещему джинну из бутылки. - Нет, ты все же пойдешь со мной к Достопочтенной Матери. - Он злобно взглянул на нее и ударил еще сильнее, явно наслаждаясь тем, как она скривилась от боли. - Я никогда не доверял ни тебе, ни твоему окаянному братцу Юджи. А почему бы мне доверять вам? Я всегда предупреждал Достопочтенную Мать, чтобы она не спускала глаз с Минако, и оказался прав. Вся проклятая семейка Шиянов должна быть уничтожена. Без сомнения, ее теперь ликвидируют.

Он ударил Чику в последний раз, глаза ее закатились, и она рухнула на пол без чувств.

Вулф повсюду искал Достопочтенную Мать, но в комнатах первого этажа ее нигде не было. Он не знал, что делать, и, чтобы заглушить боль и восстановить силы, применил свое биополе, однако дыхание никак не восстанавливалось. Ослабляла и мешала ему вовсе не боль, а травмы, полученные в схватке с Яшидой, растянутые сухожилия и порванные кровеносные сосуды на шее. Итак, прежде всего он попробовал излечить самого себя с помощью "макура на хирума", но на это потребовалось затратить немало усилий, и, хотя боль заметно утихла, а шишки и синяки почти рассосались, сил совсем уже не оставалось. Он понимал, что нужно передохнуть, но понятия не имел, как долго удастся Чике удерживать Нишацу и отвлекать его внимание. Ему нужно во что бы то ни стало побыстрее разыскать Достопочтенную Мать и расправиться с ней, прежде чем по тревоге поднимутся обитатели храма, и тогда все силы общества Черного клинка обрушатся на него и на Чику. Но где же прячется Достопочтенная Мать? "На самом верху храма Запретных грез, - послышался ему голос Чики, - за дверью, инкрустированной двумя птицами фениксами".

Тогда Вулф быстро пошел по коридорам с бесчисленными резкими поворотами, чтобы отогнать злых духов и не пропустить их в верхние комнаты. В конце коридора он увидел лестницу и помчался по ней, перескакивая по две-три ступеньки кряду. Второй этаж, третий, четвертый...

Выше - крыша. В помещениях царила мертвая тишина, густая и плотная, как смола. Хоть окна и были открыты нараспашку, чтобы проветрить и охладить помещения, все равно пение птиц с улицы сюда не доносилось. Все застыло в воздухе, ни малейшего дуновения ветерка, шевелящего кроны карликовых кленов, растущих внизу, в садике.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать