Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 20)


Говорят, что в 1937 году "Тошин Куро Косай" выступала против агрессивной империалистической политики Японии, а спустя несколько лет выступила против нападения на Перл-Харбор. Позднее утверждалось, что ее лидеры довольно хорошо осведомлены о военной мощи и решимости Соединенных Штатов к действию и призывали считаться с этими факторами.

Но в ту пору Япония не была столь сильна, как сейчас, а власть в ней захватил могущественный военно-промышленный комплекс, так называемый "дзайбацу". В конце концов он и привел страну к поражению в войне на Тихом океане.

После разгрома общество Черного клинка присмирело и ушло в глубокое подполье, где отсиживалось до тех пор, пока не прошли суды над военными преступниками во время американской оккупации страны и не прекратила свое существование американская военная администрация. Через некоторое время общество возродилось вновь и стало постепенно набирать силу, пока не сделалось еще более влиятельным, чем прежде. Нам известно, что высокие темпы экономического развития Японии в послевоенные десятилетия были заданы членами общества Черного клинка, проводившими свою экономическую политику через могущественное министерство внешней торговли и промышленности и с помощью руководителей новых промышленных монополий "кейрецу", пришедших на смену прежних "дзайбацу". Подумайте об этом, лейтенант. Этот клан разрабатывает и осуществляет экономическую политику для всей страны, с тем чтобы экономика в предстоящие десятилетия развивалась бы и дальше, а не топталась на месте.

Шипли явно восхищался достижениями японцев, что придавало его опасениям реальный и конкретный характер.

- Можно ли представить себе, что еще в 1947 году они сформулировали сложные концепции, которые не утратят своей ценности и в XXI веке? Наши лучшие умы до сих пор не могут додуматься до этого. Посмотрите, что сделало из Японии общество Черного клинка: этакий экономический и технологический колосс, какой ранее я вообразить было невозможно.

Вот мы и выступаем против этого, лейтенант. А теперь мы располагаем информацией, абсолютно достоверной и многократно подтвержденной, что тайное общество Черного клинка достигло такой мощи, что способно осуществить свои планы: утвердить экономическое господство во всем мире.

Только теперь Шипли протянул вторую фотографию и пояснил:

- Это Юджи Шиян - человек достаточно влиятельный, чтобы приостановить восхождение Нишицу к власти.

На фотографии был изображен мужчина с тонкими чертами лица. Его непривычно длинные блестящие черные волосы спускались до самых плеч. Глаза были добрые, но в глубине их Вулф заметил затаенный огонек, выражающий странные, непонятные эмоции... Не ярость и ее одержимость, нет! Но что-то страстное и решительное...

- Наохару Нишицу и Юджи Шиян. Один представляет воинственных радикалов, грезящих об осуществлении вековечной мечты японцев - всемирном господстве. Другой - выступает за Японию, несущую ответственность за глобальный новый порядок, - пояснил Шипли. - Мелкие скандалы, разразившиеся в последние годы и поколебавшие всю политико-экономическую инфраструктуру Японии, ослабили личные позиции Шияна и приглушили его голос, который он время от времени поднимал против торговли тайной информацией и ростовщичества, чем всегда потихоньку занимались во всех деловых и политических кругах Японии. Нишицу еще предстоит склонить на свою сторону совершенно новую прослойку в японском обществе: могущественных технократов, чьи изобретения и усовершенствования должны обеспечить стране экономическую безопасность в XXI веке. В связи с тем что Шиян пользуется среди них безмерным авторитетом и влиянием, он имеет для Нишицу особую ценность. До сих пор Шияна не трогали лестные предложения Нишицу. Но могущество второго все возрастает. Хотя Шиян все еще не отказался от намеченного к нам приезда в ближайшие полгода для чтения лекций с целью убедить американцев воспринимать Японию такой, какова она есть, мы тем не менее полагаться на него больше не можем.

Шипли положил фотографию Юджи Шияна обратно в папку.

- Перед Моравиа поставили задачу собрать достаточно убедительный компромат на Нишицу, чтобы приостановить растущее влияние "Тошин Курс Косай" в Японии. Так сказать, приложить Нишицу. Как только его уберут, мы сможем сконцентрировать и помочь утвердить в Японии новый порядок и развалить тайное общество Черного клинка.

- Но ведь кто-то встал на пути Моравиа! - воскликнул Вулф.

Шипли поморщился и согласно кивнул головой. Потом вытащил третью фотографию, по виду любительскую, черно-белую, явно снятую с большого расстояния. С фотографии на Вулфа смотрел японец с резкими чертами лица, с коротко подстриженными волосами с проседью и нависшими косматыми бровями. Глаза его хоть и получились на снимке затемненными, но все равно были какими-то пронзительными, сверлящими.

- Этого человека зовут Мизусумаши Кафу, или Водяной Паук. Так его зовут по-японски. Но известен он больше под именем Сума. Он кажется слишком маленьким и хрупким для убийцы. Однако пусть вас не вводит в заблуждение его невзрачная фигура, - угрюмо заметил Шипли. - Водяной Паук. Господи, надо же было только придумать ребенку такое имя.

Вулф подумал, что лицо на фотографии несет на себе, словно татуировку, печать смерти, и спросил:

- Так вы полагаете, что это Сума прикончил Моравиа?

- Может, и он, - ответил Шипли, убирая фотографию в папку. - Он из общества "Тошин Куро Косай" и сейчас

находится здесь, в США.

- А не можете ли объяснить поконкретнее?

- Если бы мог, то сказал бы, - отрезал Шипли.

В этот момент "линкольн" резко повернул влево, машина подпрыгнула несколько раз на тугих амортизаторах. Папка у Шипли чуть не свалилась с колеи, из нее показался кончик другой какой-то фотографии. Вулф попросил показать и ее. Шипли дал ему фото.

Это был другой расплывчатый снимок Сумы с дальнего расстояния. Убийца из общества Черного клинка был сфотографирован в полный рост. Теперь Вулф смог представить себе, насколько невысок этот человек. Его сфотографировали в момент, когда он переходил улицу. По рекламе и надписям на домах Вулф определил, что это где-то в Токио. Похоже, что он был не один, потому что повернул немного лицо в сторону, будто разговаривая с кем-то идущим рядом.

Вулф вгляделся в фотографию снова, в третий раз, чтобы получше запомнить Суму. Но он уже и без этого хорошо его помнил по предыдущему снимку. Поэтому он легко представил себе его лицо и добавил зонтик из рисовой бумаги. Несмотря на плохое качество снимка, неудобный угол съемки и отсутствие человека, идущего рядом с Сумой, он сумел представить себе лицо этого человека. В памяти возникла фигура стройной японки, которую он видел вчера вечером, когда стоял на авеню Си, поблизости от картинной галереи.

- Может, скажете что-нибудь более конкретное насчет этого фото? - спросил Вулф.

- Это обыкновенная фотография, снятая нашей службой наружного наблюдения. Сума в Токио, осенью прошлого года, - пояснил Шипли. - Вот и все.

У Вулфа мелькнула мысль, а не сказать ли Шипли про ту японку, но решил пока не говорить. О ней он не знал ровным счетом ничего, как и Шипли не знал ничего о Суме. Или же он просто не хочет рассказать все, что знает? Все "призраки" такие, они не могут поступать иначе. В любом случае есть смысл помалкивать до поры до времени.

Возвращая фотографию, он как бы между прочим спросил:

- А что, Сума единственный террорист в обществе Черного клинка?

- Конечно, нет, - вздохнул Шипли, перевязывая лентой папку и аккуратно убирая ее в сейф. - Мы точно не, смогли подсчитать, сколько у них таких головорезов, так что и проследить за их передвижением не сумели. Но нет сомнений, что Лоуренса Моравиа убил кто-то из них. - Он потер лоб. - В этой связи вспомните мои слова о том, что Нишицу начал избавляться от оппозиции внутри ЛДП. Ну вот, а теперь у нас есть и доказательства - слабенькие, правда, но зато точные, - что он приступил к этому и здесь, у нас.

- Как это? - Вулф даже подскочил, будто его током дернуло.

- За последние полгода погибли два члена нашего конгресса при таинственных обстоятельствах - один в автокатастрофе, другой из-за неисправности лифта. Оба они занимали либеральную позицию в вопросе экономических запретительных санкций в отношении Японии, иначе говоря, играли на руку Юджи Шияну. Теперь в конгрессе преобладает большинство сторонников твердой линии. Мы считаем, что все это козни "Тошин Куро Косай".

- Я что-то ничего не понял.

- До чего же умны Нишицу и его общество Черного клинка! Представьте только, лейтенант, что столь хрупкая экономическая разрядка между США и Японией вдруг окажется бесповоротно нарушенной. В течение какого-то времени в конгрессе США доминировали сторонники жесткой японской политики. Теперь же в результате изменений радикальной политики в отношении Японии и усиления позиций твердолобых конгрессменов последствия могут быть просто ужасными: будут воздвигнуты таможенные барьеры на пути японского импорта автомашин, электроники, бытовых компьютеров. А после этого неизбежно наступит расплата: прекратится ввоз в США важнейшей компьютерной технологии. Пентагон, ЦРУ, министерство обороны - вся система безопасности нашей страны зависит от поставок японских компьютерных микросхем. Что же станет с нами, когда мы не сможем больше приобретать схемы? Да еще в то время, когда Япония будет до-прежнему продавать их странам Западной Европы, даже странам бывшего восточноевропейского блока, всем, только не нам?

Шипли еще ближе придвинулся к Вулфу, а тот, глядя ему в глаза, подумал, что он и впрямь носит цветные контактные линзы.

- Мы считаем, что Америке долго не выдержать конкуренции на мировом рынке, если будет перекрыта помощь от японских технократов. А если мы проиграем в конкурентной борьбе, то наша экономика неизбежно ослабнет, а производство начнет сворачиваться настолько быстрыми темпами, что только сторонники Нишицу, которые уже захватили командные посты в крупнейших мировых многонациональных конгломератах, смогут спасти нас. Но какой, спрашивается, ценой? Они будут править нами, регулируя поставки компьютерных микросхем. Мы попадем в вечную экономическую зависимость от них.

Автомашина остановилась, и дверь открылась. Вулф вышел вслед за Шипли и увидел, что они подъехали к аэровокзалу Национального аэропорта. Несколько секунд Яшида пристально рассматривал его, будто стараясь запомнить. Небо немного просветлело, но в воздухе пахло грозой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать