Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 47)


Торнберг хмыкнул и зажег спичку, вновь раскуривая погасшую сигару.

- Твой муж почти гений, поэтому я и организовал ему работу в Вашингтоне везде, где только возможно, - сказал он. - Но гениальность не помешала ему оказаться дерьмом, не так ли?

- В мире хватает всякого дерьма, - уклончиво отозвалась Стиви. - Я делаю все, чтобы его было поменьше, и если хоть кому-то принесла пользу, то это мне приятно.

- То же самое можно сказать и про Мэтисона, - произнес Торнберг, с легким свистом выпуская дым и буравя ее глазами. - Ты ведь мне веришь? Не считаешь же ты, что я вовлек тебя в какое-то грязное дело, чтобы вести слежку за каким-то фараоном.

- Я не люблю таких выражений.

Торнберг понимающе кивнул.

- Приношу глубочайшие извинения. В мои намерения не входило обидеть тебя, - сказал он, сообразив, что зашел слишком далеко, хотя это и требовалось для определения текущего эмоционального состояния собеседницы. - Просто я знаю, как привлекателен Мэтисон, как тебе понравилось ухаживать за ним и как мало ты видишься с Мортоном.

Торнберг знал, что самой сильной и опасной стороной Вулфа Мэтисона является его умение завоевывать преданность окружающих. Требовалось принять контрмеры, поэтому он продолжал:

- Если будешь, скажем так, неравнодушной к нему, то можешь оказаться в неловком, мягко говоря, положении. Он скоро отправится за границу, и, возможно, не один, а с женщиной. Тебе лучше в это никак не вмешиваться.

Она посмотрела на него в упор, но не промолвила ни слова.

- Как я уже говорил, к Мэтисону я испытываю лишь глубочайшее уважение, поэтому и хочу, чтобы он участвовал в этой драке.

- Но ведь драка-то ваша? - заметила Стиви. "Быстро соображает", - подумал про себя Торнберг.

- Да, - согласился он вслух. - Но я гарантирую, что это для него лучше, чем та ситуация, от которой он избавится. Даю слово, в конечном счете в этом деле ты его поддержишь.

- Будьте уверены, меня не прельщает роль подруги, которой остается только догадываться, что к чему, - сказала Стиви с улыбкой и, наклонившись, пожала ему руку. - Я знаю, какую большую помощь вы оказали мне... И Нортону тоже. Я вам весьма признательна за все это.

- Ты мне нравишься, Стиви. В самом деле нравишься, - промолвил Торнберг. - Про большинство других людей, включая собственных детей, я бы так не сказал. Ты умна, и тебе не плевать на других. В нашем теперешнем мире такие качества особенно ценны. Хэм такой же, в, хотя я бываю излишне требователен к нему, это идет ему только на пользу. Я ему благодарен.

- Тогда мы понимаем друг друга.

- Разумеется, понимаем, - кивнул Торнберг и выпустил клуб дыма, чуть не поперхнувшись.

"Есть повод для смеха, - подумал он. - Президент воображает, будто Хэм работает на него, а эти тупые генералы в Пентагоне уверены, что на них. Но это не так. На самом деле, - удовлетворенно отметил про себя Торнберг, - он работает на меня. А в каком-то смысле они все на меня работают, в том числе и эта рафинированная фифа, воображающая, что видит всех насквозь. Я же умнее всех их, вместе взятых, включая сюда и Вулфа Мэтисона".

* * *

- Вы смотрите так, будто я вас съем, - сказала девушка, в которой Вулф узнал Чику. На ее лицо падал свет от фонарей. Черные опалы в маленьких ушах вспыхивали красными, зелеными и синими искрами.

Вулф молчал. Его разум заполнили неясные картины, связанные с сексом и смертью, и он смотрел на нее, пока ему не начало казаться, что она, словно богиня, окружена каким-то таинственным ореолом. Перед его мысленным взором вставали образы Чики: перепрыгивающей через сточную канаву под дождем, впархивающей через заднюю дверь в катафалк, стоящей на широко расставленных ногах с пистолетом на изготовку посреди холодной, насквозь продуваемой улицы перед двумя вооруженными грабителями. Затем она вспомнилась ему стоящей - тоже с широко расставленными ногами - посреди ее необычной квартиры и страстно ласкающей свое собственное тело. А потом перед ним всплыл образ Аманды, мертвой, лежащей в луже крови с диктофоном у головы, снова в снова воспроизводящим запись ее слов, адресованных ему.

Он почувствовал, как у него в ушах с ураганной силой застучал пульс, а ладони стали мокрыми от пота.

- Я был на выставке, - выдавил он наконец из себя. - Видел ваши конструкции. Они вызывают чувство тревоги. Видел и сделанные вами фотографии искусно связанных женщин, еще более тревожащие. А еще я видел, как вы грозили пистолетом уличной шпане и как садились глухой ночью в катафалк. Наверное, я вправе проявлять настороженность.

- У меня есть разрешение на ношение оружия.

- В этом я не сомневаюсь. Обращаетесь вы с ним вполне профессионально.

- Я могу войти? - спросила она, разводя руки. - Оружия у меня с собой нет. Хотите обыскать?

О да, он хотел. Однако виду не подал. Сердце у него билось так, что, казалось, выпрыгнет из груди.

- Как вы меня нашли? С какой целью? - спросил он и тут же подумал, почему она не спрашивает его, зачем он следил за ней. Наверное, уже и так все знает. Вулф внутренне содрогнулся от осознания того, что страшится ее. А может быть, и не ее самой, а того, насколько властно она его влечет к себе.

- Я хочу, чтобы вы узнали обо мне правду. Между нами гораздо больше общего, чем вы думаете, - донесся до Вулфа ее голос.

В ушах у него звенело. Он почувствовал, как струйка пота медленно поползла у него по спине.

- Вы не объяснили, как нашли меня.

- Этого не расскажешь одной фразой, -

ответила она. - Может быть, вы позволите мне объяснить? Или вы уже заочно осудили и приговорили меня?

- Входите, - сказал он.

Она вошла в дом Стиви. Вулф следовал за ней и не мог оторвать взгляд от ее ягодиц. Она уселась на край обшитой цветастым ситцем софы. Вулф занял стул напротив. Он смотрел на нее, не мог не смотреть, и чувствовал себя все более беспомощным, очарованным, загипнотизированным. Во рту у него пересохло, а на виске напряженно билась жилка.

- Как насчет чашки чая для меня? - спросила она. - От центра города, да еще с пробками на дороге, ехать пришлось довольно долго.

Они прошли на кухню. Вулф поставил чайник на огонь и стал рыться в шкафчике.

- "Эл Грей" подойдет? - спросил он.

- В самый раз.

Потом он стоял и смотрел, как она пьет чай, темный и крепкий, как жидкая бронза. Она, казалось, была поглощена этим ритуалом.

- Расскажите мне о Суме! - потребовал он.

- О ком, о ком?

- Вы его знаете. Водяной Паук.

- Сума из "Тошин Куро Косай", общество Черного клинка. Я не думала, что вам известно...

- Моравиа и общество Черного клинка, - перебил он ее. - А вы связующее звено между ними.

Она посмотрела на него. Он определенно заинтересовал ее.

- А почему вы так считаете?

- Потому, - произнес он, - наклоняясь и кладя руки на спинку стула, - что я видел фото, на котором вы и Сума болтаете между собой, переходя улицу в Токио.

- Я не виделась с Сумой семь месяцев.

- Неправда. Фото сделали прошлой осенью, не больше пяти месяцев назад.

Она повернулась к нему спиной и уставилась в окно, за которым во тьме шумели деревья.

- Значит, у меня тут все пошло не так, как надо, - проговорила она.

- Пока что я не услышал ничего, чему мог бы верить.

- Да, вы не можете. Я вижу, - сказала она, глядя на него в упор. - Вы чересчур агрессивно настроены по отношению ко мне.

Они стояли друг против друга, разделенные самым обыкновенным столом.

- Мне трудно не считаться с имеющимися у меня уликами уже только потому, что вы говорите мне неправду, - сказал он. - Думаете, я шучу? То, что мне известно, говорит о том, что вы убили нескольких человек. Я, например, знаю, что Моравиа использовали для проникновения в ваше общество Черного клинка.

- Оно не мое, - поправила она.

- Я также знаю, что Сума - один из лучших профессиональных убийц этого общества, и его заприметили здесь. Еще я видел, как вы и Сума болтали между собой, как...

- Фото. Вы видели фото, снятое скрытой камерой. Вы не...

- ...как двое убийц, вспоминающих прошедшие деньки. Я обнаружил кусок ткани от ваших конструкций в сожженной машине. Этот "Файерберд-87?" заметили во время операции по поимке убийцы-рецидивиста, и как раз тогда один из моих людей был убит, а у преследуемого мной преступника все лицо превратилось в кровавую кашу. Вот какая информация связана у меня с вами.

- И это все? - переспросила Чика не моргнув глазом. - Ну нет, есть еще кое-что. Почему вы не все говорите? Разве вы не хотите рассказать, как лазили в окно моей студии?

У Вулфа внутри не то что захолодало - там забушевала ледяная буря.

- Вы знали, что я там?

- Да, - ответила она, засовывая руку себе между ног.

- Тогда, ради бога, ответьте, зачем вы устроили мне это представление?

Чика обогнула стол, встав к Вулфу так близко, что он почувствовал ее запах, запомнившийся ему при обследовании потайной комнаты Моравиа и ее собственной квартиры.

- Я сделала это, - произнесла она, делая упор на каждом слове, - потому что тебе хотелось именно этого.

- Я оказался там, чтобы раскрыть вашу связь с Сумой.

- А не ради этого? - спросила она, прижимая его руку к своему лобку.

- Нет!

Он отдернул руку, словно боясь, что японка нашлет на него пламя, и он обгорит до неузнаваемости, точь-в-точь как Аркуилло.

- Да, кто-то сейчас лжет, - заметила Чика.

На вид ей было не больше двадцати, но поведение и уверенность в себе скорее соответствовали женщине лет на десять старше.

Вулф обошел вокруг и остановился.

- Пора бы вам объясниться, - потребовал он.

- Если вы готовы выслушать, - откликнулась она и, поскольку он промолчал, продолжала: - Во-первых, меня очень ловко подставили. Кто угодно мог отодрать кусок ткани от моей конструкции. Даже если бы я убила вашего сотрудника или вела ту самую машину, то неужели вы считаете, что я настолько глупа, чтобы оставлять такую улику?

- Ошибки совершают все, - подчеркнул Вулф. - Думаю, что даже вы не исключение.

На ее лице промелькнула тень улыбки.

- Во-вторых, что касается фотографии, то вы правы. Ее, должно быть, сделали прошлой осенью. Я встречалась с Сумой в октябре.

- Значит, вы из общества Черного клинка!

- Да! - в голосе Чики прозвучала нотка ярости. - И нет.

- Либо да, либо нет, - отрезал Вулф. - Так что же?

- Я вам завидую, - произнесла Чика, усаживаясь. - Весь ваш взгляд на мир такой черно-белый. Вот тут, по одну сторону, то, что вы защищаете, а там, по другую, - то, против чего должны бороться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать