Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 48)


- Это вовсе не так, - возразил он, присаживаясь рядом.

Она подняла голову.

- Тогда почему вы с такой готовностью записываете меня в преступницы? Я и за "Тошин Куро Косай", и против него. Для Сумы я состою в этом обществе, а для вас - нет.

- Работаете на ваших и на ваших?

- Сначала вам нужно дойти до понимания, что "Тошин Куро Косай" объединяет людей, обладающих... силой, превосходящей обычные понятия.

Вулф вспомнил лицо Аркуилло, слова Бобби о голубой шаровой молнии, возникшей в темном переулке Баррио, и ему показалось, что внутри него зашевелились гадюки. На какой-то миг ему почудилось, что он слышит заклинания Белого Лука. Но только на миг.

- Что это за сила? - спросил он охрипшим голосом.

- В каждом она проявляется по-разному, - ответила Чика. - У большинства увеличивается продолжительность жизни. Многие обладают также даром ясновидения - "макура на хирума". Они способны предвидеть будущее или же читать мысли других людей. Но этот дар, как правило, ненадежен. То, что удалось разглядеть в будущем, может и не произойти, а иногда предсказания вообще не срабатывают.

Вулф смотрел на нее, чувствуя, как его до костей пробирает холод.

- Это далеко не все, - заметил он.

- Да, не все, - согласилась Чика. - Но я не вижу смысла сейчас...

- Расскажите мне еще.

После некоторого колебания она кивнула головой в знак согласия и продолжала:

- В некоторых случаях эта сила проявляется в скрытой, постоянно меняющейся форме, и тогда она похожа на тень, на нечто живое, что некоторые люди могут ощутить и, возможно, даже увидеть в пределах своего поля зрения. В таком концентрированном состоянии сила способна на многое. Она, например, может действовать как невидимый кулак, перемещать неодушевленные предметы. Она способна причинять боль и даже приносить смерть другим людям. С ее помощью можно создавать участки пространства, лишенные воздуха или света.

- А порождать огонь? - вырвался у него вопрос.

- Да, и огонь тоже.

Вулф испытал такое чувство, будто его охватило и закрутило что-то огромное и темное. Призрачные гадюки вырвались наконец на свободу, и лишь огромным усилием воли он сдержал позыв к тошноте.

- Члены "Тошин Куро Косая", или общества Черного клинка, считают себя своего рода ангелами-хранителями Японии, - объясняла Чика. - Их священный долг, как они его понимают, заключается в том, чтобы обеспечить Японии экономическое лидерство в мире. Члены общества представлены во всех слоях японского общества. И они действуют сообща. В основном благодаря им Япония добилась экономического расцвета. Но этот расцвет, так называемое экономическое чудо, всего лишь первый шаг к цели, поставленной "Тошин Куро Косай". А эта цель - тотальное господство Японии в мировой экономике.

- Мне все это в основном известно, - заметил Вулф.

Чика улыбнулась.

- Постепенно, - сказала она, - среди членов общества появились те, кто не разделяет планов "Тошин Куро Косай" относительно будущего Японии. И они стали противодействовать им без ведома руководства общества Черного клинка.

- Вы хотите сказать, что внутри него идет война?

- Да, война, - кивнула она. - Но особая, потому что она ведется подпольно, за кулисами, и ее участники используют не обычное оружие, а свои исключительные способности.

- Какие же это способности?

- Вы чуть не стали последней по счету жертвой в этой войне.

Вулф глубоко вздохнул.

- Это, наверное, случилось в ту ночь, - промолвил он, - когда убили мою подругу Аманду и я погнался за убийцей?

- Вы не поняли, - возразила Чика. - Аманда была вашей подругой, а лучшую приманку, чтобы обеспечить ваше появление в нужном месте и в нужное время, вряд ли придумаешь.

В последовавшей после этого заявления тишине неестественно громким показался Вулфу бой старинных часов из позолоченной бронзы, стоявших на камине в гостиной. Часы пробили час ночи, и казалось, будто их звон висел в воздухе, не утихая, целую вечность.

- Что вы имеете в виду? - спросил он наконец.

- А то, что в ту ночь убить должны были вас. Аманда в этом деле играла роль приманки, не больше. Поразмыслите-ка над этим. Все шло по плану.

- Вы не правы, - возразил Вулф. - Я звонил ей тогда по телефону. Звонил, потому что мне приснился кошмарный сон про нее. Причем он казался таким реальным, таким... - Что-то в выражении лица Чики заставило его оставить эту тему. - Разговаривая с ней, я почуял, что тут что-то не то. По-моему, это была не она, - закончил он.

- Я уверена, что не она, - мягко произнесла Чика. - Это были люди из "Тошин Куро Косай".

- Меня предупреждали, что они постараются добраться до меня, так же как добрались до Моравиа, - сказал Вулф. - Но, наверное, я не поверил, что это произойдет, да еще таким образом.

- Люди "Тошин Куро Косай" жестоки. Это входит в их понятие об образе жизни.

- Так же, видимо, как и обман, - проговорил он, глядя на нее и тщетно пытаясь проникнуть в ее мысли. - Может быть, вообще все это сплошной обман.

- Может быть, - согласилась Чика, сидя абсолютно неподвижно, совершенная в своей неподвижности. - Слова тоже часто вводят в заблуждение, и вы знаете это не хуже меня. Я, однако, осмелюсь сказать следующее: сейчас общество Черного клинка больше всего опасается, что вы и я объединим свои силы. Вот почему они пошли на самые крайние меры, чтобы вызвать у вас недоверие ко мне.

- Если все, что вы сообщили мне, правда, то это значит, что я наверняка у них под колпаком.

- Именно так.

- Чушь! - воскликнул он. - С моим опытом - опытом

полицейского - я бы заметил, что за мной следят.

- Ну почему же? Вы же не предполагали этого, - парировала Чика. Яркий свет от ламп, казалось, зажег пламя в ее глазах, и Вулф разглядел, какие же они у нее темные. - Не забывайте, эти люди не такие, как вы, совсем не такие.

- Ну да, конечно. И еще они хотели меня убить, - пробурчал Вулф. - Они что, помимо всего прочего, шизофреники?

- Отнюдь нет. Но я пока не знаю, что они замышляют.

Вулф начал ходить по комнате. От избытка адреналина в крови ему вдруг стало не по себе. Он ощутил дикое желание потрогать мойку, холодильник, печь, какие угодно материальные предметы, солидные и основательные, которые и останутся таковыми, даже если все то, что наговорила ему Чика, окажется правдой.

- А теперь, значит, я должен просто верить вам, так?

Она пожала плечами.

- В данный момент я могу лишь сказать, что если вы будете узнавать все про меня медленно и самостоятельно, то убедитесь в моей искренности.

- Возможно. Но боюсь, что как раз сейчас я не могу позволить себе доверять вам.

- Тогда мне придется заслужить ваше доверие.

- И как же вы предполагаете это сделать?

- Мне в голову приходит только один способ, - сказала Чика. - Я покажу вам, как был убит Лоуренс Моравиа, и объясню почему.

* * *

Оракул стоял - а может, сидел, лежал, горбился на четвереньках, или как еще о нем можно было бы сказать? - посреди небольшой лаборатории, расположенной в изолированном, усиленно охраняемом отделении исследовательского центра "Шиян когаку". Внешне он выглядел довольно невзрачно: гладкий матово-черный куб с выпуклой передней стенкой, в которую вделан молочно-белый экран с отходящим от него проводом, на конце которого - особая светопишущая ручка. По правде говоря, на первый взгляд Оракул походил скорее на какой-нибудь музыкальный инструмент, чем на материальное воплощение сложнейшего научного эксперимента.

Юджи с самого начала подозревал, что Хирото недооценивает всей серьезности того, что они создали. Он настаивал на том, чтобы они общались с Оракулом так же, как обычные ученые общаются с обычными компьютерами, пользуясь математическим языком единиц и нулей.

Встроенный Юджи Шияном в систему речевой модуль впечатления на Хирото не произвел, поскольку, по его словам, во всех предыдущих образцах такие модули оказывались настолько сложными в управлении для компьютерного "мозга", что замедляли его операции до неприемлемого уровня.

Юджи тем не менее предпочитал вести устные диалоги с Оракулом, а не пользоваться экраном новейшего типа, который Хирото вмонтировал в центр его передней панели.

К изумлению Хирото, чем чаще с Оракулом общались посредством речевого модуля, тем в меньшей степени это сказывалось на быстроте операций, а в конце концов метод устного диалога стал обеспечивать не меньшую эффективность, чем "прогон" данных через экран или через любой из боковых терминалов. И все же, оглядываясь назад, Юджи понимал, что они просто не могли заранее предвидеть, какие изменения произойдут в нейроволновом мозгу Оракула, насколько они будут значительны.

Оказавшись перед черным кубом, Юджи включил питание и обратился к нему:

- Оракул...

- Минуточку, - раздалось в ответ.

Юджи замолчал, ошеломленный.

- Да? - послышалось вновь.

- Что сейчас произошло?

- Мое сознание наполняли мысли, воспоминания и чувства Ханы-сан.

- Ты, должно быть, ошибся, - возразил Юджи. - У тебя нет никакого сознания.

- Я мыслю. Следовательно, я существую.

Юджи уставился на куб. Он не знал, смеяться ему или плакать. "Я, наверное, схожу с ума, - подумал он, - или сплю. В любом случае, этого не может быть". Он сделал глубокий вдох и сказал:

- Независимо от того, что сейчас произошло, я могу заверить тебя в одном - ты не мог загрузить мысли Ханы, ее чувства, само ее существо в свой блок памяти.

- Разве вы единственный, кто может судить о жизни? Разве мир живет по вашим предначертаниям? Марионетка движется благодаря тому, кто ею манипулирует. Но кто манипулирует кукловодом?

- Ты говоришь так, будто познал дзен-буддизм.

- Я познал дзен-буддизм. И многое, многое другое. Я стал тем, чем вы меня сделали, но даже вы не знаете, что это и чем это станет.

- А ты знаешь?

- Разумеется, нет. Я не Бог.

- Что ты можешь знать о Боге? Это понятие в тебе не запрограммировано.

- Вы ошибаетесь. Внутри меня в блок неврологии помещены цепочки генов, содержащие определенный объем информации, для изучения которой потребуется жизнь многих поколений исследователей. Но я уже приступил к ее дешифровке. Именно оттуда я и узнал о Боге.

- Ты используешь содержащуюся в ДНК информацию для того, чтобы дополнительно программировать себя?

- А разве вы не ставили передо мной такую цель? Разве не так функционирует эвристический блок, которым вы меня снабдили?

"Боже мой, - пронеслось в голове у Юджи, - я ведь включил в блок неврологии свою собственную ДНК!" Он закрыл глаза и прижал ладони к лицу. Ему стало холодно, будто он окунулся в ледяную купель. Его лицо, когда он убрал с него руки, выглядело мрачным.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать