Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 59)


Достигнув вершины лестницы, дед поднял руку ладонью от себя, и Вулф пустил стрелу. Она устремилась вверх, и, когда пролетала мимо Белого Лука, тот протянул руку, ухватился за нее, и она увлекла его за собой.

Вулф встал прямо под отверстием. Его дед взмыл в синее небо, как ястреб, о котором он рассказывал. Он поднимался все выше и выше, пока не растворился в небесном просторе.

В то же мгновение огромный дедовский лук исчез, и Вулф услышал голос деда: "Путь прям, а мост, ведущий к жизни, узок, и мало кому удается пройти по нему".

- Вулф!

Он моргнул, открыл глаза и увидел перед собой озабоченное лицо Чики.

- С вами все в порядке?

Этот вопрос вначале удивил его, но потом он обнаружил, что его трясет, а из глаз текут слезы. Он подумал о Белом Луке, который так хотел, чтобы его внук последовал за ним по метафизическому пути, и который, заглянув однажды в глаза внука, заметил таящуюся там искру дарованной свыше силы. "Ты осилил этот путь благодаря себе самому, благодаря тому, что внутри тебя, - сказал ему Белый Лук. - Познай себя, Вулф. Придет время, и тебе это пригодится". Так значит, он знал, что произойдет, значит, предвидел будущее. И Вулф тоже знал об этом будущем, но для его юного разума это знание оказалось слишком большим и пугающим, чтобы задумываться о нем. Потому-то он отключился, внушив себе, что уснул в момент смерти своего деда...

- Глупо было вот так прямо, очертя голову, бросаться за Сумой, - упрекнула Чика. - Один на один, без моей помощи, он мог убить вас.

Вулф смотрел на нее, ничего не понимая в ничего не слыша. Но вот оцепенение прошло, и все происшедшее стало казаться пригрезившимся кошмаром.

Он поднялся на ноги, чувствуя, как силы возвращаются к нему.

- Я понимаю, - сказал он наконец.

- Что?

- Понимаю, почему вы здесь и почему общество Черного клинка идет за мной по пятам. Все понимаю.

Вашингтон - Токио

Всякий раз, когда Торнберг Конрад III ездил в клинику "Грин бранчес", находящуюся в Арлингтоне, штат Виргиния, он брал с собой жену Тиффани.

В этой клинике у Торнберга появилось особое чувство времени и понимание своего предназначения, он вспоминал здесь свою жизнь и отдельные мелочи, которые ранее проходили незамеченными. Сюда он приезжал трижды каждую неделю в обстановке строгой секретности, а если кто и видел, что он посещает клинику, то, само собой разумеется, считал, что Торнбергу в его солидном возрасте и при его активном образе жизни просто необходимо основательное медицинское обследование с помощью всяких электронных приборов. И они не очень-то ошибались, но лишь только в одном своем предположении.

Действительно, Торнберга обследовали там с помощью всяких приборов, но не на предмет выявления возможного атеросклероза, хронического повышенного давления, подагры, отеков и прочих бесчисленных болезней, обычно присущих пожилым людям. Когда врачи снимали электрокардиограммы или электроэнцефалограммы, они вовсе не ставили перед собой задачу выявить признаки надвигающейся старости, а хотели определить нечто совсем противоположное.

Дело в том, что Торнберг являлся владельцем клиники "Грин бранчес". Он приобрел ее в собственность лет пятнадцать назад, когда она представляла собой научно-исследовательский онкологический центр, существовавший на взносы и пожертвования спонсоров, так как субсидии от федерального правительства и от разных других государственных учреждений были мизерными, да и те приходилось выколачивать с трудом. К сожалению, директор центра не обладал задатками ловкого пробивного деляги, каковым ему следовало бы быть, и для клиники настали тяжелые времена.

Купив клинику, Торнберг первым делом просмотрел личные дела всех научных и технических сотрудников, работавших там, и решил, кого оставить, а с кем распрощаться. Затем он начал приглашать на работу специалистов, хорошо знающих биологические науки - эндокринологию, геронтологию и генетику, - чтобы создать работоспособный коллектив врачей-исследователей. Теперь перед клиникой "Грин бранчес" стояла лишь одна-единственная задача: увеличить продолжительность жизни Торнберга Конрада III.

На это дело Торнберг денег не жалел. Но простачком он не был и не гонялся за всякими сумасбродными проходимцами, обещающими раскрыть секреты вечной молодости. Он очень хорошо разбирался в биологии и умело отделял зерна от плевел, в результате чего коллектив исследователей, собранный в его клинике, занимался самыми актуальными и новейшими направлениями в физиологических науках.

Одно время ученые клиники чрезвычайно обрадовались, добившись в результате лабораторных работ определенных успехов по культивированию синтезированного человеческого гормона, схожего с искусственным инсулином "фактор-1". Это сложное соединение протеина, как поначалу показалось, способствовало восстановлению мускульного тонуса и омоложению внутренних органов у пожилых людей. Результатом шестимесячного курса лечения синтетическими гормонами стало то, что стрелка "часов жизни" пациентов как бы повернулась вспять и они ушли на целых двадцать лет в прошлое.

А затем начали проявляться побочные эффекты: инфаркты, диабеты, почечная недостаточность и даже странное и диспропорциональное увеличение рук и лица. Тогда врачи-исследователи изменили технологию получения искусственного инсулина типа "фактор-1", что стало сдерживать развитие побочных явлений.

И вот теперь, когда Торнберг вошёл в прохладный, затененный зеленым стеклом и отделанный мрамором вестибюль клиники, он снова почувствовал тлетворный запах смерти, который проникал всюду. Сам воздух, казалось, загустел и стал походить на атмосферу индустриального города. В клинике смердело, словно на поле боя или в какой-то скотобойне.

Торнберг заметил, как раздуваются прекрасные ноздри Тиффани, как тяжело и быстро вздымается ее грудь.

- Минувшей ночью мне снилось это место, - сказала она. - Знаешь ли, милый, мне всегда снятся сны накануне приезда сюда. Как ты думаешь, что бы это значило?

- Понятия не имею, - ответил Торнберг, поздоровавшись кивком головы с охранниками, сидящими позади высокого пугающе черного деревянного помоста. Они знали его в лицо не только потому, что он частенько наведывался сюда, но и потому, что он лично принимал их на работу, как, впрочем, и всех других сотрудников клиники.

- А какой сон?

- Будто я совсем голая, - стала рассказывать Тиффани. - Я всегда в своих снах бываю голой, когда мне снится клиника. Двое мужчин в белых халатах вкололи мне физиологический раствор, и вскоре я превратилась в лягушку, обыкновенную

зеленую лягушку, сидящую и квакающую на огромном листе водяной лилии.

- Хочешь знать, что это такое?

В этот момент автоматически открылись двери крайнего лифта с левой стороны, и Торнберг, взяв под руку Тиффани, ввел ее в кабину. Двери автоматически закрылись, и, хотя Торнберг даже не нажал кнопку, лифт доставил их вниз, на глубину трехэтажного здания, к скальному основанию местности.

- Нет, еще не все, - продолжала рассказывать Тиффани. - Там и ты тоже был - этакий маленький розовый мальчик на кривых ножках. Я увидела тебя, и у меня язык стрелой вылетел изо рта, ну ты знаешь, такой длинный, тонкий, какой обычно бывает у лягушек, я поймала комара и слопала его. Он нажрался крови, а я догадалась, что он укусил тебя и это твоя кровь, поэтому я напилась твоей крови и еще подумала, а не сделаюсь ли я от этого плотоядным существом (Тиффани была ревностной вегетарианкой). Сон, конечно, не из приятных. А после этого мне это место больше не снилось.

- Прости меня, дорогая, - отреагировал Торнберг, похлопывая жену по ее прекрасной руке, - но, прежде чем ты узнаешь, в чем тут дело, все это кончится.

Он широко улыбнулся, увидев женщину с седовато-пепельными волосами, и воскликнул:

- О, доктор Шепард! Вы, как всегда, приходите вовремя.

Доктор Шепард - стройная гибкая женщина с густыми посеребренными сединой волосами и слегка накрашенными губами - лишь рассмеялась. Светлые глаза и элегантные очки придавали ей вид озабоченного заумного врача. С самого рождения она отличалась острой наблюдательностью.

- Мистер Конрад, вы ведь прекрасно знаете, что охрана сразу же сообщает нам о вашем прибытии. Мы всегда готовы встретить вас и как нашего дорогого пациента.

Тут она обратилась к супруге Торнберга:

- Как мы себя чувствуем теперь, дорогая Тиффани?

- Прекрасно, как я полагаю.

- Нет ли болей в животе? Сердцебиения? Не мучают ли запоры? Мочитесь нормально?

- Да, все, как всегда.

- Великолепно! - доктор Шепард обняла Тиффани Конрад. - Теперь пройдемте и хорошенько, не спеша, все обследуем. Как? О'кей?

- А я не превращусь в лягушку или еще в какое-то страшилище? - испугалась Тиффани. - Мне приснилось, что я стала лягушкой и наглоталась крови. Человеческой крови.

- Я бы насчет этого не беспокоилась, - успокаивала ее доктор Шепард. - Это значит, что вы все еще никак не привыкнете к диете, которую мы предписали вам. Вы же знаете, что вам необходимо есть хотя бы немного мясной пищи.

- Мне? Но это же никак невозможно. Я не выношу мяса ни под каким видом.

Оглянувшись на Торнберга, доктор Шепард подвела Тиффани к медицинскому столу для обследований, покрытому белоснежной бумажной простыней.

- Снимайте одежду, Тиффани.

- Хорошо, доктор.

Тиффани послушно принялась раздеваться, складывая аккуратно одежду на стоящий рядом стул. Затем, без понуканий и уговариваний, покорно улеглась на стол.

Доктор Шепард тихонько оттянула у нее кожу на ладони между большим и указательным пальцами и стала рассматривать ее на свет.

- Прекрасный цвет, оттенок. Содержание жира весьма незначительно.

Открыв обернутую в бумагу папку, она начала что-то записывать в ней шариковой ручкой. Взяв анализы крови в три пробирки, она опечатала их и поставила на металлическую подставку, а потом проделала еще какие-то манипуляции, неведомые Торнбергу.

- Можно вас попросить выйти со мной на минутку?

Доктор Шепард молча повела его по коридору и открыла дверь в одну из четырех десятков лабораторий, устроенных в комплексе зданий клиники "Грин бранчес". Там стояли в ряд несколько компьютеров новейшей конструкции. Подойдя к одному из них, она включила его и вставила программу. Торнберг увидел на экране монитора последовательный ряд сложных цветных диаграмм. Они начали перестраиваться, да так замедленно, что ему показалось, будто он наблюдает за живыми существами, а не за невероятно сложными построениями, совершаемыми самим компьютером.

Доктор повернулась к нему и стала объяснять:

- Мы беспокоились, как бы у нее не развилось малокровие, потому что анализы показывали недостаток красных кровяных телец. Теперь же по всему видно, что дело идет на поправку.

Торнберг прекрасно разбирался в людях и сразу сообразил, что доктор Шепард знает что-то еще, но не очень-то расположена об этом рассказывать, поэтому предложил напрямую:

- Давайте выкладывайте все до конца, доктор. Я приехал сюда не для того, чтобы меня тут обхаживали или вешали мне лапшу на уши.

- Разумеется, не для этого, - согласилась она. - В последнее время количество белых кровяных телец в крови вашей супруги несколько повысилось. Но, само по себе, из-за этого не следует слишком волноваться.

"А что, все врачи должны напускать туману и стараться помягче разъяснять свои же диагнозы?" - подумалось ему.

- По сути дела, - продолжала она, - мы надеемся, что это свидетельствует всего лишь о какой-то незначительной инфекции.

- Но определенно вам пока ничего не известно?

- Нет, мистер Конрад, не известно. Вы, должно быть, знаете, что это пока для всех нас... э-э... как бы сказать... неисследованная территория. А учитывая конечные результаты предыдущих экспериментов...

Торнберг шагнул к ней и бесцеремонно перебил:

- Вам бы следовало знать, что самое важное здесь - время.

- Да, да, я понимаю.

- Понимаете? - насмешливо хмыкнул Торнберг. - Пудрите мне мозги всякими тут медицинскими паллиативами. Наговорили разной чепухи. Доктор, я уже давно вынашиваю мечту найти такой эликсир, который подействовал бы на меня так, будто я хлебнул вина из святого Грааля. А чего по сей день мы добились? Только такого вина, которое, как в той легенде, дает жизнь и тут же отбирает ее. Мертвого тупика - вот чего! - Он подумал о Тиффани, прекрасная смуглая загорелая кожа которой отсвечивала под тонким слоем лосьона. - И все же я еще не опустил руки. В моем возрасте человеку нужно заразиться какой-нибудь великолепной идеей, - он пристально посмотрел на доктора Шепард. - Я хоть и старею, но с ума еще не спятил. У вас достаточно мудрости, чтобы всегда помнить об этом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать