Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 72)


- Дело дрянь, - громко сказал он Бобби, - они нас преследуют на вертолете.

- Вот черт! Что ж я за идиот! - выругался Бобби, вцепившись покрепче в руль обеими руками. - Они нас засекли из-за чувствительного инфракрасного покрытия нашей машины. - Он резко затормозил и крикнул:

- Мотаем отсюда!

Вулф не возражал. Вместе с Чикой он вывалился из кабины, но не побежал, так как Бобби за ними не последовал.

- Выходи скорее и бежим! - поторопил он Коннора. Взглянув вверх, Вулф увидел вертолет, пролетающий уже над отелем "Плаза". - Бобби, ради Христа! Ты не можешь здесь оставаться. Они засекли фургон.

- Да не волнуйся. Мне они вреда не сделают. Они...

- Пойми, это же Бризард, друг ты мой дорогой. У него теперь все козыри на руках, он может вытворять все, что захочет, и вопросов никаких задавать не будет.

- Я с вами не побегу.

Вертолет постепенно приближался.

- Вылезай, к чертовой матери, из этой мишени, Бобби! - настаивал Вулф. - Я знаю, что говорю.

Но тут Чика схватила его за руку и потащила по южной стороне улицы по направлению к ближайшему переулку, чтобы укрыться под густыми кронами растущих там деревьев.

Вулф оглянулся и увидел, что их желтый фургон отъехал от тротуара и помчался прочь от серой каменной стены и ворот Центрального парка. Стрекот вертолета слышался совсем рядом, люди задирали вверх головы, а машины поспешно освобождали дорогу фургону с надрывающейся сигнальной сиреной.

Тень вертолета пересекла асфальтовое покрытие дороги, и Вулф увидел, как желтый фургон резко остановился, а Бобби выскочил и что есть мочи пустился бежать. Между фургоном и другими машинами образовался приличный разрыв. Пешеходы остались далеко позади. Голос из громкоговорителя (может, это орал сам Бризард) перекрывал мощный гул вертолета, накренившегося теперь набок и словно ищущего, где бы приземлиться.

И в этот самый момент - за секунду-другую до того, как вертолет коснулся земли, - Вулф вновь увидел Бобби, и ему стало легче. Коннор с трудом пробивался между остановившимися машинами. Он почти добежал до деревьев, в тени которых прятались Вулф и Чика, и тут из парка вынырнул вишнево-красный мотоцикл "Электра-Глайд-Харлей" и помчался по направлению к нему. Вулф успел рассмотреть, что за рулем сидел Сума.

- Бобби! - только и успел предостерегающе крикнуть Вулф.

Чика резко толкнула его обратно под защиту нависших крон деревьев, а Бобби Коннор в этот момент завертелся на месте, судорожно вздрогнул и вспыхнул ярким голубым пламенем.

* * *

Хэм Конрад пришел на теннисный корт и готовился сыграть с адвокатом Харрисом Паттерсоном. В этот момент он увидел, как какая-то вроде бы знакомая женщина направляется к нему; Он лишь тяжело вздохнул.

- О-о! Привет, миссис Симмонс, - произнес он, изображая на лице лучшую из своих улыбок. Только сейчас он понял, что это и есть та самая особа, которая так хищно уставилась на него с Марион, когда они сидели в ресторане на Коламбиа-роуд.

- Не лучше ли вам называть меня просто Одри, Хэм? - сказала миссис Симмонс. - Смею надеяться, что вы помните меня.

Она вырядилась в самый что ни на есть модный теннисный костюм от Эллесси, который, по прикидке Хэма, влетел сенатору Симмонсу в немалую сумму - никак не меньше трехсот долларов.

Держа ракетку на плече, она провела своими наманикюренными красным лаком ноготками по его волосатым рукам. Теннисный костюм выгодно подчеркивал ее плоский живот, стройную фигуру с длинными ногами. Хэм даже умудрился рассмотреть набухшие соски под тонкой хлопчатобумажной тенниской и сразу понял, что она не носит бюстгальтер. Сомнений не было: она явилась сюда отнюдь не для того, чтобы играть в теннис.

Одри одарила его лучезарной улыбкой и тут же ринулась в наступление:

- Я рада, что вам понравилось то, что вы видите.

- Э-э-э-э, миссис Симмонс... нет, извините, Одри. Я не хочу выглядеть грубым и обидеть вас, но меня ждет партнер, с которым мы договорились...

- Да-да, я знаю, этот симпатичный тугодум Харрис Паттерсон.

- Вы его знаете?

- Знаю кого? - с обезоруживающей улыбкой спросила Одри. - Ах, этого! Да я же имела его.

"Бог ты мой, - подумал Хэм, - на ком же женился Леланд Симмонс?"

Одри запустила накрашенные ноготки под рубашку Хэму.

- Хэм! Если бы ты знал, как я мечтаю побыть с тобой!

- Одри, да я же...

- Я просто мечтаю сделать тебе минетик, почувствовать, как напрягается и твердеет твое естество, как...

- Да не кричи ты так громко! - Перепуганный Хэм схватил ее за руку и повел подальше от ограды теннисного корта, где их могли случайно подслушать. Но он никак не ожидал, что она пустит в ход и вторую руку, ласково поглаживая у него между ног. Глаза ее оживились:

- Ты любишь меня?

- Одри, прекрати! - сердито сказал он, отбрасывая ее руку. - Ведь твой муж направил тебя ко мне для того, чтобы вызволить вашего сына из беды. Я ему помог, и на том все кончилось.

- Нет, не кончилось, - запротестовала Одри. - И ты, и я, оба мы знаем, что, когда придет время, ты призовешь моего супруга и он будет обязан вернуть тебе должок, как это принято делать здесь. Так почему же ты думаешь, что мне на это должно быть наплевать? - Она пристально посмотрела ему в глаза и что-то заметила в них. - А-а, теперь я понимаю. Ты думаешь, что мой муж сможет тебе помочь, а я нет. - Она улыбнулась. - Вот тут-то ты ошибаешься. - Она приложила указательный палец к его губам и многозначительно постучала по ним. - Ну а теперь, позволь мне посмотреть, как ты играешь в теннис с этим великим пронырой и занудой Харрисом Паттерсоном. - Увидев вытянутое лицо Хэма, она

усмехнулась и вновь приняла серьезный вид, прежде чем задать неожиданный вопрос. - Любопытно, имеет ли все это хоть какое-нибудь отношение к той бабенке, с которой я видела тебя накануне. Марион Старр Сент-Джеймс - так, кажется, ее зовут?

- Так ты еще знаешь и Марион?

Одри удивленно подняла брови:

- Марион? Разве ее так зовут? Я знаю ее не лично, а лишь со слов Харриса. Но я с ней никогда не встречалась, - и она снова улыбнулась своей многообещающей улыбкой. - Харрис так любит говорить обо всем... но после. Он объясняет, что это помогает ему снять напряжение. Болван да и только! Но иногда бывает почище, чем болван, должна в этом признаться. Вам интересно?

- Одри, миленькая, меня не интересует твоя затея, как похитрее возвратить должок.

Она скорчила недовольную гримаску:

- Неужели я тебе не нравлюсь, ну хоть чуточку? - И опять ее пальчик коснулся его губ. - Не ври, Хэм! Твое тело не позволит тебе лгать.

- Да нет же, я говорю, что ты просто прекрасна, - искренне сказал он.

В ответ она широко улыбнулась:

- Но ведь когда я стала болтать насчет минета и насчет того, что спала с Харрисом, тебе же это понравилось?

- Ну что ж, не я придумал мерки поведения женщины.

Она вся задрожала от гнева и отвесила ему увесистую оплеуху.

- Какое ты имеешь право судить обо мне по тому, как я веду себя с мужчинами. А если бы я была одного с тобою пола, ты тоже судил бы обо мне по тем же меркам? Уверена, что нет! Ты бы лишь ухмыльнулся, подмигнул и стал бы рассказывать скабрезные анекдоты про пенисы и про все такое прочее.

Тут она бросила на него свирепый взгляд и продолжала дальше:

- Ты же сам спал с этой Марион Старр Сент-Джеймс. Имел, кого хотел, а почему бы мне не иметь, кого я хочу?

- Но ведь ты замужем.

- Ой, уморил! Ну стань взрослее, пожалуйста, - ухмыльнулась она, лукаво взглянув на Хэма. - Думаю, что тебе лучше прочитать подобную лекцию твоей жене.

- Но ты же не знаешь мою жену!

- А ты не знаешь Леланда Симмонса.

Хэм ничего не ответил, а оглянувшись назад, помахал Харрису Паттерсону и крикнул:

- Приду через минутку!

Обратившись опять к Одри, он спросил:

- Ну так чего ты от меня хочешь?

- Теперь ничего не хочу, - ответила она. - Вижу, что ошиблась адресом. А насчет Харриса я сказала правду. Только вот когда легла к нему в постель и увидела, какой он занудный, тут же смылась от него. Честно говоря, Хэм, я нахожу тебя довольно интересным, более того, даже человечным. Способ, которым ты помог моему сыну, просто великолепен. Мне бы хотелось тоже подходить к нему таким же образом, но не могу: слишком тяжелый груз давит на нас обоих. Не скрою, твое телосложение и привлекло меня, но я разглядела в тебе и некий огонек. Однако теперь я не уверена, что он горит по-прежнему.

- Одри, да я...

- Все в порядке, Хэм, - улыбнулась она. - Я никогда не собиралась вымогать у тебя что-либо. Просто-напросто разыграла сцену. Мне все это было забавно, а тебе, вижу, не понравилось. Поэтому давай забудем о моей шутке. - Она уже было отошла от него на несколько шагов, но, словно опомнившись, вернулась. - Да, кстати, насчет Харриса и той женщины, Сент-Джеймс. Он заканчивает составлять документ, по которому она исключается из довольно странного договора.

- Что ты имеешь в виду под словом "странный"?

Одри широко открыла глаза:

- Я имею в виду: "очень странный".

- А с кем контракт-то? Кто партнер?

Одри сняла с плеча ракетку и слегка ткнула ею Хэма в живот.

- Вот это-то и есть самое пикантное в договоре. - Она мягко улыбнулась. - Партнер не кто иной, как твой папаша.

* * *

- Я слышу их, - шепнул Вулф. - Они очень близко.

Чика быстро зажала ему рот ладонью.

Где-то поблизости скрипнула половица, чей-то голос, лишь немного приглушенный тонкой перегородкой, произнес:

- Получше проверь всю эту проклятую одежду. От этого негодяя всего можно ожидать.

Вулф с Чикой лежали лицом вниз в крохотной потайной комнатке без окон, которую Вулф в свое время раскопал при осмотре апартаментов Лоуренса Моравиа. Лишь ничтожная стенка отделяла их от полицейских из нью-йоркского управления полиции, которые с ног сбились, разыскивая их по всем комнатам.

Как раз в тот момент, когда Бобби Контор загорелся, Чика втащила Вулфа в служебный вход здания, рядом с которым они скрывались под кронами деревьев. Оказалось, что это был тот самый дом, в котором жил Моравиа, и Чика преднамеренно попросила Бобби ехать на улицу Сентрал-Парк-Саут.

Не говоря ни слова, она повела Вулфа мимо мусорных ящиков, потом налево и вниз, и они очутились перед узкой бетонной лестницей. В воздухе ощущалась сырость, слышно было, как где-то рядом из прохудившегося крана капает вода.

По лестнице они поднялись на бетонный помост, весь покрытый масляными пятнами, а в дальнем конце его они увидели дверь большого грузового лифта. Двадцативаттовая лампочка, ввинченная в дешевенький белый керамический колпачок, еле светила, но все же, подойдя к двери, они смогли различить, что рядом не было никакой кнопки вызова - виднелась лишь сигнальная пожарная чека, что соответствовало предписаниям городских властей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать