Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 73)


Чика вынула из кармана какой-то странный ключ и, вставив его в замочную скважину, повернула вправо. Дверь открылась, и они вошли в кабину лифта. Внутри тоже не оказалось никакой кнопки, была видна лишь пожарная сигнальная чека. Чика вновь вытащила тот же самый ключ, вставила его в щель и повернула влево, лифт пополз вверх.

- Так вот каким образом ты попадала в квартиру Моравиа!

Чика согласно кивнула головой:

- Только он да я знали этот путь. Поскольку Лоуренс был проектировщиком, то для него не составляло труда предусмотреть и такую штуку.

"И действительно, почему бы не предусмотреть, - подумал Вулф. - Когда ведешь тайную жизнь, нужно предусматривать все пути и способы самозащиты".

Лифт остановился, дверь автоматически открылась, они вышли и очутились в кромешной тьме. Но рассматривать ничего не пришлось: в тусклом свете лампочки из лифта Вулф смог разглядеть лишь бесцветные стены и почувствовать, что начисто потерял ориентировку.

- Осторожнее здесь, - предупредила Чика и скользнула куда-то вниз.

Вулф последовал за ней. Они пошли направо. Вдруг он понял, что коридор кончился. Он знал, что Чика где-то рядом, слышал скрежет металла о металл и звук открывающейся крышки люка. Вулфа овеяло свежим воздухом, пахнущим почему-то сеном, что уж совсем было непонятно в этой обстановке.

Тут Чика куда-то исчезла. Затем зажегся свет, освещая вверху квадратный люк, в который она полезла первой, а потом помогла влезть и ему. Они очутились в знакомой уже Вулфу потайной комнате Моравиа. В ней по-прежнему стояли трюмо и жаровня-ибачи, лежали замшевые перчатки, висели на стене ковер и несколько эротических фотографий. Чика отодвинула подальше тростниковую циновку толщиной чуть более двух дюймов, лежавшую рядом с люком, через который они проникли в Марион- - комнату, закрыла его крышку и, задвинув щеколду, вновь подтащила циновку на место, замаскировав тем самым люк.

- Камивара мертв, - сказала Чика. - Ты применил свою способность "макура на хирума", чтобы убить его. Как теперь чувствуешь себя?

- Хотел бы я знать, правильно ли я поступил, выпустив джинна из бутылки, - ответил Вулф.

- Это хорошо, что ты так думаешь, - сказала Чика. - "Макура на хирума" определенно имеет и негативную сторону. И тебе потребуется время, чтобы увидеть все в истинном свете. - Глаза Чики при этих словах ярко сверкнули. - Мир изменился для тебя, Вулф, и назад пути нет.

Он вспомнил, как она стояла среди луж крови на кухне Джонсона и разговаривала с Сумой. Что они тогда замыслили? Какую игру она затеяла против него, сначала придя на помощь, а затем выдавая врагу? Ему захотелось спросить, какие у нее отношения с Сумой, да и вообще хотелось спросить о многом. Было ясно одно: мир для него изменился и выяснять отношения с Чикой в данный момент не имело смысла. Он должен был осознать суть происходящего. А пока что Вулф находился в сером промежуточном пространстве. Кто друг, а кто враг? Это было для него загадкой. Он не сомневался лишь в том, что Чика хочет привезти его в Токио. Если он окажется там, то, вероятно, найдутся ответы на некоторые из вопросов. А сейчас разумнее всего было не ломать попусту голову и выжидать благоприятного момента.

- Да, назад пути нет, - сказал он. - Я понимаю.

Вслед за этим последовало молчание. Что за ним скрывалось, Вулф определить не мог. Неужели он сделал что-то не так?

Он взглянул на Чику и сказал:

- Мы можем и не выбраться отсюда.

Чика ничего не ответила. Тогда он придвинулся поближе и спросил:

- Зачем Камивара приходил к Джонсону? Кто он такой?

- Он был не просто профессиональным убийцей, если ты это имеешь в виду. Он здесь долго околачивался и знал все ходы и выходы.

- Как и твой контрпартнер?

- Не понимаю, что ты хочешь сказать.

- Я говорю о Суме.

- Нет, Сума - другое. - Она на минутку задумалась. - Камивару должны были отозвать отсюда еще некоторое время назад. Думаю, что решение об этом уже было принято. Он стал... бесполезным.

- Ты имеешь в виду, что он слишком долго не был дома?

- Не совсем так. - Чика секунду помолчала. - Полагаю, что чувство реальности настолько покинуло его, что он перестал быть полезным для общества Черного клинка.

- Ты хочешь сказать, что он тронулся умом?

- Вполне возможно.

У Вулфа снова возникло ощущение, что он делает что-то не так. Ему, видимо, не стоит сейчас вступать с Чикой в конфликт, подозревая ее во лжи или, по крайней мере, в том, что она не раскрывает всей правды. Тут и слепому ясно, что ее не испугаешь.

Вулф подумал о Бобби, мгновенно сгоревшем в страшном огне. Вот он что-то кричит, спасая их жизнь, а в следующий миг его не стало. Общество Черного клинка пытается разделаться и с ним, а федеральная военная разведка, едва завербовав его, предпринимает ту же попытку. Так что он уже и не понимает толком, кто же подставил его - Сума или "призраки" и разведка. Все это похоже на войну. Впрочем, как сказала Чика, война уже идет, и его втянули в нее.

"Думай, черт бы тебя побрал, - бранил он себя, - думай. Соображай, в качестве какого оружия тебя используют". Но думать он пока что мог лишь о смерти Бобби и о последней скудной информации, которую тот выдал, - о том, что Бризарду кто-то сообщил о его местонахождении. А сделать это могла только могущественная организация, соткавшая паутину от Токио до Вашингтона, через человека по имени Шипли из министерства обороны. Кто-то в этом министерстве заинтересован в том, чтобы его, Вулфа,

убрали.

Он был убежден, что у всех этих разрозненных несостыковывающихся мыслей есть что-то общее, надо только заметить его. Важнее другое. Он вдруг понял, что для кого-то он является чем-то большим, чем он сам мог себе это представить.

И тут он подумал о той картине, которую Чика позволяет ему мысленно рисовать, и о большом жюри присяжных заседателей, которому из офиса окружного прокурора представят улики и доказательства, необходимые для вынесения вердикта, если его отдадут под суд. И он попросил Чику:

- Расскажи мне побольше о клубе Запретных грез.

- Взгляни на фотографии на этой стене.

Вулф посмотрел на них. Он уже немного привык к ее отвлеченным ответам на вопросы и, к своему удивлению, находил, что ему даже нравится ломать голову над ее словами и как бы просеивать их, подобно тому, как его отец просеивал опалы там, в шахте, в далекой-далекой Австралии. Вулф смутно понимал, что Чика таинственным образом воздействует на него, принуждает покончить с прежней жизнью.

- Что ты нашла в этой теме такого, что заставило тебя фотографировать?

- Если я правильно поняла, - ответила она, - ты имеешь в виду фотографии, на которых отражен процесс фиксации женщин.

- Да, именно их.

- Тебя что, заинтересовала эта тема?

- Признаюсь, от этих фотографий трудно отвести взгляд.

- Да, трудно. А знаешь почему?

- Не знаю.

- А по-моему, знаешь.

- Ну хорошо, - согласился он. - Возможно, из-за их оторванности от жизни. Все они - как бы сцены из спектакля.

- Правильно. Причем из лучшего спектакля. Смысл этих сцен означает открытие правды, спрятанной в глубине, подобно жемчужине, находящейся в теле моллюска. Потому что с помощью фантазии, Вулф, легче изучать психику индивидуума. - Она повернулась к нему. - Видишь ли, навязчивая страсть Лоуренса заключалась не в сексе как таковом, а в создании фантазии секса, с помощью чего он мог изучать скрытые стороны человеческой души. Для него это была единственная правда, представляющая подлинную ценность. - Она показала рукой на фотографии. - Просматриваешь ли ты единую тематику, которая объединяет все эти работы?

- Нет.

Улыбнувшись, она сказала:

- Иди сюда, детектив. Раз уж ты обнаружил это убежище, то должен и суметь определить, что объединяет эти фотографии.

Вулф стал приглядываться более внимательно к каждой детали изображений. Что-то привлекло его внимание в лицах фотомоделей. И хотя все они были густо затенены или сняты полуанфас, он все же сумел уловить на одном снимке линию щеки, на другом - изгиб губ, на третьем - резкий излом брови. Затем добавил к ним знакомый силуэт.

- Все эти девушки, очевидно, с Востока, - предположил он.

- Да, они японки. - Чика подтянула колени к подбородку и обхватила их руками. - Я повстречала Лоуренса в определенный час и в определенном месте - в храме Запретных грез. Вот там-то я и сделала эти фотоснимки.

- Боже мой, и все это он видел собственными глазами? Что же это, черт побери, за клуб такой?

- Это самый что ни на есть центр деятельности общества Черного клинка.

У Вулфа внезапно закружилась голова, и на мгновение он коснулся Чики.

- Помнишь тот вечер в твоей квартире? - спросил он. - Почему ты занималась мастурбацией, хотя и знала, что я наблюдаю за тобой из соседней комнаты?

- Я всего лишь делала то, чего ты хотел. А ты хотел, чтобы я это делала, Вулф. Я уже говорила тебе об этом.

- А я и тогда не понял, и сейчас не понимаю.

- Думаю, что понимаешь. - Глаза у нее сверкнули мягким светом. - Разве тебе не хотелось, чтобы я поиграла со своим телом?

- Конечно, нет. Я... - И он вдруг замолк на полуслове, с трудом проглотив слюну. По правде говоря, был момент, когда он мысленно произнес: "Хотел бы я видеть, как она ублажает сама себя".

- Тот генератор в квартире - это своеобразное сердце гигантского зверя, моего зверя. Он выполняет роль экрана, создавая ультразвуковые помехи, заглушающие и блокирующие поле "макура на хирума". Он экранирует мое поле и прячет меня от "Тошин Куро Косай". Он же был включен в тот вечер, помнишь?

- Да, помню.

- И все же я почувствовала твое желание столь сильно, что оно проникло сквозь ультразвуковое защитное поле. Примитивные эмоции обычно достаточно сильны, чтобы пробить защитный барьер такого рода. Вот почему энергия "макура на хирума" проявляется особенно мощно, когда ее носителя охватывает вожделение, когда подобные эмоции вырываются на свободу.

Вулф снова вспомнил, как Белый Лук повел его на промерзшую плайю. Он не раз задумывался над тем, почему дед выбрал именно то время. Теперь стало ясно: это было время полового созревания его внука.

- Мы, по-видимому, можем чувствовать ауру друг друга, - сказал он, - но я знаю, что ни Камивара, ни Сума не могли уловить моей ауры. Похоже, я был для них как бы невидим...

- Нет, неверно, - не согласилась Чика. - Стена может быть и чистой, без всяких знаков, тем не менее ты знаешь, что это стена. Твоя аура уникальна. С тобой ничего не происходит, и ты им кажешься как бы не существующим.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать