Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 86)


И все же я забеременела от его семени. Ведь это случилось как раз в тот самый момент цикла, когда у меня созрели яйцеклетки и органы мои подготовились к оплодотворению. Я ничуть не сомневалась, что забеременею и буду вынашивать его ребенка.

И вот, когда он взял мою руку, пытаясь отыскать ключ к моей сокровенной загадке, к "макура на хирума", мне страстно захотелось подняться и ногтями выцарапать ему глаза. Но ничего подобного я, конечно же, не сделала. Вместо этого я кротко улыбнулась ему, такому сильному, крупному мужчине, и поцеловала его ладонь.

- Я не враг тебе, - врала я. - Теперь ты видишь, что я не хочу причинить вред ни тебе, ни твоему другу?

- Но ведь ты не отдаешь назад мой рюкзак, - заметил он, - будто знаешь, что в нем лежит.

Кем бы он ни оказался, но дураком не был. По сути дела, он уже доказал, что является исключительно умным и находчивым человеком, чему, без всякого сомнения, обязан зачаточному состоянию "макура на хирума", дремлющей внутри него.

- Да вовсе нетрудно догадаться, что ты принес в нем, - добродушно сказала я. - Эксперименты провожу я и никому не позволю совать свой нос в их результаты.

- А результаты, - подковырнул он, - таковы, что ты сжигаешь людей живьем.

Безусловно, он был прав, но говорить ему об этом не следовало.

- Минако, - продолжал Торнберг, - я пришел сюда, чтобы узнать, чем ты тут занимаешься. Кое-что мне удалось выяснить, но нужно знать все. А волноваться тебе не следует. Как тебе стало известно, официального расследования я не провожу, оно носит сугубо частный характер, и руковожу им я и только я.

Тогда я взглянула на него по-особенному я, чуть приоткрыв рот, произнесла:

- А это роли не играет. Я не могу позволить тебе вернуться с результатами анализов.

- Ну, теперь-то, когда я встретил тебя, плевать мне на эти результаты, - сказал он, обнимая меня. - Все, чего мне хочется, так это стать частицей тебя, узнать твою тайну. Ты что, думаешь, что я настолько глуп, чтобы рассказать тебе о своих открытиях?

Я почему-то решила, что он вот-вот бросит меня на пол я снова овладеет мною. "Мужчинами, - еще подумала я, - удивительно легко манипулировать. Стоит только положить руку им на пах - и пожалуйста, делай с ними что хочешь. Разве после этого удивительно, что я отношусь к ним с таким презрением?"

Мне думается, что только его жгучее желание выведать тайну моей внутренней энергии останавливало его от неоднократных поползновений изнасиловать меня. Я его к этому никак не подталкивала. Еще ни один мужчина не смог изнасиловать меня, если я его активно не побуждала в этому, и, думаю, не сможет и впредь.

- Чего я хочу, так только тебя, - промолвил он. - Я знаю, кто ты такая. Ты - эликсир жизни.

Я слегка улыбнулась ему одними губами и почувствовала, как он весь трепещет. Мне доставляет немало удовольствия заставлять сильного мужчину падать передо мной на колени, когда он даже не знает, что из этого выйдет. У мужчин нет верного понимания всего разнообразия психической энергии. Вместо этого их представления обо всех явлениях, происходящих в нашем мире, застывшие, двухмерные и совершенно неправильные.

Поцеловав его, я тем самым вытянула из него по меньшей мере хоть один из ответов. С поцелуя я начала крестовый поход против него. Перво-наперво я прикоснулась к его "макура на хирума", пробудившей в нем интерес к возможности продления жизни, но вместе с тем она же и настроила его разузнать, чем мы тут занимаемся под прикрытием войны между Вьетнамом и Соединенными Штатами. Считаю, что он не имел ни малейшего понятия, что же тут в действительности происходило.

Однако все это было в прошлом, потому что наши эксперименты, к сожалению, ни к чему не привели. Мы и в самом деле применяли радиоактивные изотопы с быстрым периодом распада, для того чтобы искусственно индуцировать некоторые химические реагенты, которые, как считали, активизируют "макура на хирума". Единственным результатом всех этих экспериментов была смерть, и, как Торнберг и его спутник самолично убедились, ужасная смерть. Когда я положила его голову себе на грудь, то еще подумала, что ситуация сложилась довольно забавная: он прибыл сюда разведать наши секреты в тот момент, когда мы убедились в провале своей затеи.

Угрожающими темпами уменьшилась численность ясновидцев. За несколько лет быстро сократился уровень рождаемости детей с признаками дара "макура на хирума". Никто из нас не знал причину этого. Но тем не менее было ясно, что если нам не удастся преодолеть эту тенденцию, то в один печальный день психическая анергия человека исчезнет совсем, а наши далекие потомки будут жить среди других людей как равные, лучше сказать - как слепые, глухие и со свихнувшимися мозгами.

Вот ради предотвращения исчезновения ясновидцев и начались наши эксперименты, а принесли они лишь пожирающее пламя и смерть. Утешало лишь то, что в качестве подопытных "морских свинок" мы использовали только северовьетнамцев: коммунистов, безбожников, варварок с промытыми мозгами, которые отвернулись от своих соплеменников и от буддийской религии. Их страдания и гибель совершенно не трогали нас.

Теперь единственным нерешенным вопросом остался вопрос о том, что делать с этими двумя американцами. Я бы с радостью убила Конрада, но он в один прекрасный день может стать отцом моего ребенка, и у меня поэтому не было права на совершение такого злодеяния.

"Макура на хирума" открыла мне, что за человек он был, на какую подлость способен при определенных обстоятельствах. Я понимала, что совесть моя не успокоится, если я

отпущу его просто так, не преподав ему хороший урок. Если обратиться к прошлому, то такое решение стало следствием того, о чем предостерегала меня бабушка Кабуто, - высшей степени самонадеянности, рожденной в перегретом котле "макура на хирума".

Вот от этого и видятся ложные пути развития будущего, именно от этого с такой самоуверенностью и протаптывается тропа, отклоняющаяся без каких-либо четких сигналов от предопределенного самой судьбой курса.

Меня разбирал смех. Кое в чем далеко не маловажный дар "макура на хирума" схож с католическим понятием греха: темная сторона могущества непрерывно соблазняет его обладателя, и чем человек могущественнее, тем сильнее соблазн. Ложный путь развития будущего сбивает с толку даже тех, кто полностью контролирует свою мыслительную энергию, и зачастую они принимают неверные решения. Так случилось с Кабуто, так происходило и со мной.

К чести Кабуто, следует отметить, что она пыталась предупредить меня, но ведь как часто благие предупреждения зароняются в глухие уши молодых людей, которые не могут учиться на ошибках, совершенных старшими.

У меня имелись свои скрытые причины взяться за проведение экспериментов в Камбодже. Хотя такая работа была далеко не безопасна - северовьетнамцы наверняка убили бы нас, попадись мы им в лапы, да и камбоджийцы тоже не преминули бы это сделать, если бы мы не запугали их до ужаса, - я рассматривала эту работу как неплохую возможность испытать себя.

Многие годы я применяла свой дар экстрасенса как своеобразный маяк в надежде завлечь мужчин, которые оставили бы свое семя в моем чреве, из которого родился бы ребенок, обладающий небывалым доселе даром "макура на хирума". Теперь, проводя эксперименты, я убедилась, что мощь такого сигнального маяка можно увеличить в десять тысяч раз. И как раз здесь-то мое ясновидение указало мне неверный путь развития событий. И все это произошло из-за моего ошибочного возбуждения при появлении Торнберга Конрада III и последовавшего за ним горького разочарования. Я почувствовала себя обманутой, вступив в половую связь с существом, психическое развитие которого было крайне запущено и нуждалось в основательной чистке. Но все же одновременно я не могу отрицать, что ощутила при этом и волнение, которое обычно испытываешь, познав запретное удовольствие.

Прежде я уже говорила, что в своей душе во время полового акта я ничего не ощутила, не было никакого экстаза, который в таких случаях охватывает миллионы людей вот уже на протяжении веков. В течение долгих часов после сношения с Торнбергом я чувствовала внутреннюю опустошенность, или, лучше сказать, ощущала нечто вроде острой боли под ложечкой. Мало-помалу я, к своему ужасу, поняла, что такое переживание возникло в результате моего сношения с этим чужестранцем. Нечто подобное я, по сути дела, ощущала, когда он неистовствовал внутри меня, и вот теперь мне страстно захотелось вновь испытать то же самое. Обуздать свое желание я не сумела. Я опять увлекла его в постель и снова и снова вступала с ним в сношение, пока он не пресытился любовью и не выбился из сил. К своему стыду, я чувствовала, что мне хочется еще и еще. Раньше до этого дня я считала секс лишь необходимым средством для достижения своих целей, одним из видов оружия в моем внушительном арсенале. Теперь все изменилось.

Мне страстно хотелось, как иной раз хочется отведать наркотика, иметь этого человека - чужестранца, врага, наконец, который хотя и потерял разум от полового вожделения, тем не менее не замедлил бы вывернуть меня наизнанку, если бы только твердо знал, что сумеет таким образом познать мою тайну, которую он загорелся выведать.

А теперь я воспылала от желания и чуть было не засмеялась радостно, лежа рядом с уснувшим Торнбергом во влажной темной палатке. В руке я держала его инструмент, которым он только что энергично пронзал меня, заставляя трепетать все мое тело. Ладонь моя стала мокрой от его спермы, и эта слизистая студенистая жидкость, дающая жизнь, заставляла мое сердце биться все быстрее и быстрее.

Сколько в жизни непознанных тайн!

Если бы мне только удалось что-нибудь распутать за те восемьдесят пять лет, что я живу на этом свете! Не раз бывало так, что, когда думаешь, что наконец-то расшифровал какую-нибудь загадку жизни, тут же вклинивается вдруг что-то или кто-то и переворачивает вверх ногами все твои тщательно продуманные построения.

Наконец наступил рассвет, а с ним обострился и характер моей дилеммы. Я понимала, что не могу позволить Торнбергу остаться со мной еще на одну ночь, и почти утвердилась в мысли, что его присутствие представляет для меня угрозу. Так как я не получала сексуального наслаждения в течение длительного времени, его неожиданное запоздалое появление оказывало на меня глубокое и сильное воздействие. Из-за длительного и сильного напряжения духовных и физических сил мысли у меня начали путаться, а пару раз я ловила себя на том, что совершенно не думаю о деле, а мечтаю лишь подольше оставаться с ним. Я даже замотала головой, как бешеная собака, стряхивающая пену с черных губ, и попыталась сделать глубокие вдохи, чтобы вновь обрести спокойствие и ясность мышления.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать