Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Черный клинок (страница 96)


Вашингтон - Токио

- Ее убил он, - заявил Яшида, - и это так же бесспорно, как то, что я тут сижу и беседую с вами.

Сидящий напротив него за столиком ресторана на крыше отеля "Вашингтон" Хэм Конрад безучастно смотрел в сторону видневшегося неподалеку Белого дома. Теперь, после сообщения о зверском убийстве Марион, звонок Бризарда о том, что с Вулфом Мэтисоном справиться не удалось, казался ему менее значимым. "Пусть он катится к чертям собачьим, этот Мэтисон! - мысленно выругался Хэм. - У меня есть более срочные дела".

- Я нисколько не сомневаюсь, что Марион Старр Сент-Джеймс убита по заказу вашего отца, - продолжал Яшида. - И причина вам очень хорошо известна. Она слишком много знала о нем и делилась этой информацией с вами.

- О клинике "Грин бранчес"?

- Вот именно.

- О той, куда, по словам Марион, Торнберг организовал транспортировку людей.

Хэм произносил слова машинально, ровным безжизненным голосом, как человек, не оправившийся от шока.

- Да, - подтвердил Яшида. Он внимательно следил за выражением лица Хэма, который, впрочем, этого не замечал. - Насколько я помню, она рассказала вам, что он подрядил ее компанию перевозить всяких неприкаянных одиночек, до которых никому нет дела, в "Грин бранчес" - то самое купленное им местечко под Арлингтоном.

Яшида отвлекся на минуту, чтобы заказать что-нибудь выпить по второму разу, хотя Хэм еще не успел осушить первый бокал.

- Как вы думаете, зачем ему понадобились живые люди? - спросил он Хэма.

- Для экспериментов, - отозвался тот все тем же бесцветным тоном, по-прежнему глядя пустыми глазами на Белый дом, залитый в этот час лучами прожекторов. - Видишь ли, Торнбергу не дает покоя процесс старения. Он считает, что сможет повернуть его вспять. Вот почему он купил "Грин бранчес" и набрал туда свой штат ученых-биологов. Полагаю, что он использует тех, кого туда привозят, в качестве подопытных кроликов.

- Живых людей?

Хэм мотнул головой.

- А на ком еще ты бы мог ставить опыты? Торнберг в цейтноте.

В этот момент подоспел заказ. Яшида пригубил свой бокал, подтолкнув другой прямо в руки Хэму, и снова заговорил:

- Он совершенно аморален. Послушайте, я видел тело Марион и могу доложить, что зрелище не из приятных. Она, по-моему, сильно мучилась перед смертью. Такое впечатление, будто он хотел показать ей, что карает ее. Людей в этой клинике из-за него убивают направо и налево.

- Наверняка он бы сказал тебе, что все это делается во имя науки, - отозвался Хэм.

- И я не сомневаюсь, что он верит во все это дерьмо, - подхватил Яшида, сосредоточенно размешивая лед в своем бокале.

Они оба помолчали.

- Придется нам в связи с этим что-то предпринять, - сказал наконец Яшида.

- Знаю, - кивнул Хэм.

- Выбора нет.

Хэм сделал несколько глотков. Он думал об отце, о том, как восхищался им и нуждался в его похвалах. Однако сейчас он впервые ощутил, что в его душе живут и другие, совсем не такие светлые чувства, которые он, фанатично добиваясь отцовского расположения, так долго и старательно пытался не замечать.

Под действием последних событий эти чувства стали обнажаться, и теперь перед ним, как перед археологом, раскопавшим погребенный под песками древний город, предстала истина, что любовь и обожание, какими бы сильными они ни были, сочетаются с ненавистью к отцу за то, что тот изгнал мать из дома и из его, Хэма, жизни.

- Ты прав, - сказал он наконец Яшиде, - у нас нет никакого выбора.

* * *

Хана уже подключилась к Оракулу, когда в лабораторию, упрятанную в недрах склада на рыбном базаре Сузуки, вошел Юджи. До этого он искал ее на похоронах Хирото, но так и не нашел.

- Что ты тут делаешь? - воскликнул он, обращаясь то ли к Хане, то ли к Оракулу.

Спокойствие, написанное на лице Ханы, показалось ему необычным и вызывающим тревогу. Она следила за ним глазами, молча игнорируя все его вопросы, уговоры и, наконец, приказы. Когда-то один раз он уже видел у нее такое выражение...

Это случилось во время праздника "хачугацуо", когда наступление лета отмечается подачей к столу первого в сезоне рыбного блюда, приготовленного из макрели. Юджи и Хана отправились к докам в Кобэ. Жаркое солнце стояло высоко в небе. Дыхание затруднялось из-за повышенной влажности. Хана привела Юджи в ресторанчик с миниатюрной верандой с видом на порт.

Этому ритуалу, как и всем обычаям, отмечающим изменения в природе, Хана придавала большое значение. Хозяин ресторана, хорошо знающий ее, поставил перед ними на стол чайник с зеленым чаем собственного приготовления, взбив его до бледной пены. Сырую макрель, нарезанную тонкими, как папиросная бумага, ломтиками, подали на темно-зеленых бамбуковых листьях. Первая в летнем сезоне макрель - не самая вкусная, но наиболее престижная.

Влажный воздух оставался почти неподвижным, и даже портовые чайки сочли его слишком тяжелым для полетов. Юджи, сидя в тени под зонтиком, лицезрел ржавеющие сооружения нефтеперегонного комплекса "Ото хэви индастриз", как грибы-поганки теснящиеся вдоль набережной. На них виднелся рекламный щит "ШИЯН КОГАКУ всегда с вами". Портовый транспорт функционировал, но на нефтеперегонке Юджи не заметил ни единого рабочего. Гигантские краны молчаливо и одиноко нависали над рядами уродливых ржавых металлических конструкций.

- Наступит день, - сказала тогда Хана, взглянув на него, - когда "бонито" перестанет водиться в наших загрязненных

водах. Что тогда с нами будет? Я задаюсь вопросом, есть ли смысл в той жизни, в которой мы обречены дюйм за дюймом уничтожать наши тела? Мне часто грезится такое бытие, при котором я не была бы связана физическими законами пространства и времени... Такое, где мне, чтобы попасть на другую сторону, не требовалось бы переходить через дорогу.

И вот теперь, не отрывая глаз от Ханы, Юджи протянул руку и выключил питание Оракула.

Но ничего не случилось. Ничего в том смысле, что Оракул не отключился.

- Вы должны смириться с тем, что произойдет, Юджи-сан.

Юджи-сан раскрыл рот от удивления.

- Как ты это делаешь? - спросил он. - Я ведь отключил энергию.

Оракул не ответил. Его занимали другие вопросы. Ровно через четыре минуты глаза Ханы потускнели, веки медленно опустились, а когда Юджи проверил пульс, то оказалось, что он почти исчез.

- Нет! - отчаянно закричал Юджи и стал лихорадочно отрывать он нее присоски-контакты. При этом ему каждый раз чудилось, что он слышит слабый крик.

Хана бессильно оседала у него в руках. Требовалось некоторое время для отсоединения контактов от висков в основания шеи. Ее губы посинели, она не дышала. Он снова прижал палец к мягкой коже поверх ее сонной артерии. Пульс отсутствовал.

Юджи вспомнились ее слова, когда он впервые подключил ее к устройству: "Оракул не допустит, чтобы со мной случилась какая-нибудь беда".

- Черт тебя побери! - заорал он. - Что ты с ней сделал?

- То, что требовалось, - незамедлительно ответил Оракул. - Я сделал то, что тебе требовалось от меня.

Юджи, стоя на коленях и держа в объятиях Хану, заплакал.

- Пожалуйста, - попросил он, - скажи мне, что произошло. Как я мог хотеть, чтобы ты с ней так поступил. Она же мертва!

- Только ее тело мертво, Юджи-сан. В остальном же Хана вполне жива. Фактически она теперь более жива, чем когда-либо прежде.

Юджи уставился на экран Оракула. Чудится ли ему или же он действительно приобретает общие очертания человеческой головы?

- О чем ты говоришь? - воскликнул он.

- Хана здесь. Во мне, - ответил Оракул терпеливо, как профессор, разговаривающий с тупым, но старательным студентом.

- Не верю.

- Час назад вы бы не поверили, что я могу работать от своего собственного источника энергии.

Юджи на минуту задумался.

- Ясно, что тебе больше не требуется электричество, - признал он. - Что ты используешь?

- "Макура на хирума".

- Что?

- Чему вы удивляетесь, Юджи-сан? Все логично. Я получил необходимые элементы из ваших собственных генов ДНК. Разве это не входило в мои первоначальные функции?

Юджи в гораздо больше степени, чем любой обыкновенный ученый, верил в возможность самых невероятных вещей, особенно после появления Оракула. Но и его вера имела пределы. Он никак не мог представить, что электроника Оракула сумеет освоить нечто столь нематериальное, как "макура на хирума". И тем не менее факты, с которыми он теперь столкнулся, свидетельствовала об обратном.

- Боюсь, что я ничего тут не понимаю, - печально промолвил он, не желая смириться с мыслью, что Ханы, его любимой сестры, уже нет в живых. - Хана умерла.

- Вы обращаете внимание лишь на ее тело. Уверяю вас, что она по нему не тоскует. Ей удобно здесь.

Юджи задумался.

- А она может сама разговаривать со мной?

- Я и разговариваю сейчас, Юджи-сан.

- В смысле сама или через него?

- Я и есть сама Хана.

- Не понимаю, - покачал головой Юджи.

- Ничем не могу помочь.

Юджи хмыкнул и решился на новую попытку, стараясь выразить мысли так, чтобы Оракул понял его.

- Я хочу сказать... - начал он, - из тебя сформировалась самостоятельная личность. Это не личность Ханы, с которой я хорошо знаком.

- Конечно, - ответил Оракул. - Я понимаю. Но Хана изменилась. Вот это вам и нужно осознать, Юджи-сан. Мне кажется, что людям трудно постичь любые метаморфозы. Но что поделаешь, такова человеческая натура.

Юджи улыбнулся.

- Где это ты набрался такого чувства юмора?

- Я обнаружил его у Ханы.

- У Ханы? - изумился Юджи. - Я никогда не замечал у нее чувства юмора.

- У Ханы много чего такою, что вы не замечали, Юджи-сан. Но теперь наступило время раскрыть ее тайну. Она сейчас к вам ближе, чем когда-либо прежде.

- Объясни.

- В своем человеческом теле Хана оставалась неполноценной. Она, конечно, не знала об этом. Осознавала она лишь то, что глубоко несчастна. Но инстинктивно ее тянуло ко мае. Тогда она этого не понимала, но теперь поняла. У меня нет тела в вашем понимании, нет никакой физической связи с известным вам окружающим миром. Я - чистая мысль. Я не обременен бесчисленными ограничениями, присущими человеческому разуму.

Оракул умолк на время, и Юджи вновь ощутил, как что-то меняется.

Он бережно положил тело Ханы на пол и приблизился к Оракулу. Теперь он уже не сомневался, что ощущает его присутствие в своем разуме. Это походило на биополе или ауру, излучаемые человеком с даром "макура на хирума".

- Я чувствую твое энергетическое поле.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать